Законодательный междусобойчик и долгосрочные аферы: парламент за неделю

Автор: Verelq News
1557

Почему президент охотно согласился на сокращение своих полномочий? “Скрытые мины” конституционных реформ или в каком вопросе в действительности президент уступил правительству? Какими законодательными пробелами воспользовалась и что не учла правящая сила? Почему правительство исключило социальный элемент в налоге на имущество? И как власти намерены использовать эту реформу в предвыборной гонке?


ИАЦ VERELQ представляет наиболее яркие эпизоды работы парламента за неделю.


Сам танцую - сам пою! Парламент принимает конституционные реформы


Одной из самых знаменательных событий прошедшей парламентской недели, безусловно, стала созванная по инициативе депутатов внеочередная сессия парламента, на которой были обсуждены и приняты поправки к Конституции.


Поправки к Основному закону были приняты в ускоренном 24-часовом режиме, без проведения предварительных общественных обсуждений и в условиях “междусобойчика”. Инициаторами этой внеочередки были депутаты фракции “Мой шаг”, авторами поправок стали 54 из 88 членов фракции “Мой шаг”, содокладчиком от профильной комиссии также была назначена член фракции «Мой шаг» Назели Багдасарян, на обсуждениях поправок в ходе пленарного заседания и в профильной комиссии пристутствали исключительно члены фракции «Мой шаг», в голосовании в первом и во втором чтениях принимали участие только члены фракции «Мой шаг».


Парламентская оппозиция обсуждения поправок бойкотировала. “Светлая Армения” и “Процветающая Армения” однозначно заявили - представленные поправки противоречат Конституции страны.


Глава фракции ПСА Эдмон Марукдян подчеркнул, что в ходе обсуждений решения об объявлении референдума по конституционным реформам, ПСА выразила свою точку зрения и проголосовала против. “Не думаю, что есть необходимость вновь повторять сказанное. Мы не примем участия в этом заседании”, - заявил Марукян.



Позже Марукян обосновал неучастие также и стремлением воспрепятствовать обеспечению кворума. “Мы не приняли участие в голосовании по этим поправкам с надеждой на то, что властям не удастся обеспечить 88 голосов «за». Но им это удалось, этот шаг не сработал, и сейчас мы считаем бессмысленными другие шаги», - заметил депутат.


ППА бойкотировала обсуждение поправок к Основному закону в продолжение уже начатого ранее бойкота в связи с началом уголовного преследование в отношении своего лидера Гагика Царукяна. Говоря о поправках, член фракции Ивета Тоноян подчеркнула, что власти стремятся к обеспечению подконтрольного Конституционного суда. Она отметила, правовые основы этой законодательной инициативы сомнительны или, как минимум, неполноценны. По ее оценкам, поправки противоречат ч.1 и ч.3 Конституции Армении.


Поправками предусмотрено, что полномочия судей, проработавших в КС 12 и более лет, будут прекращены. Поправки приведут к прекращению полномочий трех судей КС, на кворуме отсутствие подобного количества судей не отразится , и Конституционный суд продолжит работу.


Также будут прекращены полномочия действующего главы КС Грайра Товмасяна, который, однако, продолжит свою работу в КС до истечения 12-летнего срока. Новый председатель КС будет избран после того, как будут восполнены все вакантные места судей КС, которые образуются в свете принятия поправок.


Законотворческие “ляпы” бывших и нынешних


Главной интригой обсуждений конституционных поправок был вопрос о том, будет или нет парламент направлять поправки в КС после принятия в первом чтении. Парламент рассматривал поправки в ускоренном 24-часовом режиме, который не предусматривает направление поправок в КС. Тем не менее, изначально на официальном уровне об этом не заявлялось.


Все, начиная со спикера завершая “рядовыми” членами фракции “Мой шаг”, интересовались этим вопросом, однако ни основной докладчик член фракции “Мой шаг” Ваагн Овакимян, ни содокладчик от правительства – министр юстиции Рустам Бадасян, ответа на этот вопрос до принятия в первом чтении не давали.


Ваагн Овакимян указал, что этот вопрос рассматривается не на данном этапе. «Этого вопроса мы должны коснуться перед принятием поправок во втором чтении», - заявил депутат, не вдаваясь в детали.


Министр юстиции Рустам Бадасян также долго разъяснял, но так и не ответил на вопрос, будет ли направлен проект поправок к Конституции в КС после принятия в первом чтении.


По словам же депутата от фракции «Светлая Армения» Тарона Симоняна поправки обязательно должны были быть представлены на рассмотрение КС, поскольку это императивное требование Конституции.


 


И вот настал звездный час - поправки приняты в первом чтении, и согласно п.2 ст. 86 закона “О регламенте НС” парламент должен принять решение направлять ли эти поправки на рассмотрение в КС. До голосования выступил министр юстиции, который заявил, что с учетом содержания поправок – налицо столкновение интересов. Примерно с подобной оценкой выступил и основной докладчик Ваагн Овакимян, призвавший коллег проголосовать против принятия решения об обращении в КС. В результате депутаты проголосовали против направления поправок в КС.


И законодательные “ляпы” предыдущих властей дали о себе знать. Закон “О регламенте НС” хоть и устанавливает сам факт необходимости принятия парламентом решения о направлении поправок в КС, но не регулирует, как поступать, если решение не было принято. И тут парламентское большинство воспользовалось известным принципом “разрешено все, что не запрещено законом”. Существующий пробел в законодательстве позволил депутатам продолжить работу и принять вожделенные поправки во втором и окончательном чтении.


Но представители предыдущих властей также дремать не стали и подловили правящую силу на ошибке. Экс-министр юстиции Арпине Ованнисян отметила, что без внесения поправок в п.5 ст. 88 конституционного закона “О Конституционном суде” полномочия трех судей и действующего председателя КС не могут быть прекращены. Она подчеркнула, что поправками в Конституции от 2015 года пункт о прямом непосредственном действии Конституции был снят, прямое действие распространяется лишь на п.3 ст.3 Конституции, а в остальных случаях Конституция не имеет прямого действия и должна конкретизироваться законами.


П.5 ст. 88 закона “О Конституционном суде” входит в переходные положения, по своему содержанию она повторяет ст.213 Конституции, в которую и были внесены изменения. Статья гласит: “Председатель и члены КС, назначенные до вступления в силу главы 7 Конституции, продолжают работу в КС и после истечения 12-летнего срока вплоть до завершения срока полномочий, предусмотренных действующей на тот момент Конституцией”.


Правящая сила, по всей видимости, решила проигнорировать замечание, поскольку принять поправки в законе “О Конституционном суде” будет затруднительно. Проблема в том, что этот закон является конституционным, а это значит, что он может быть принят 3/5 голосов депутатов. Такое количество голосов правящая сила скорее всего обеспечить уже не сможет - ряд членов фракции заразились коронавирусом и не могут принять участия в голосовании.


Президент умывает руки


Еще одним скандальным эпизодом принятия конституционных реформ стало проведение второго внеочередного заседания  и принятие поправок к закону “О регламенте НС”, которые по сути лишают или освобождают президента от обязанности подписывать конституционные поправки, принятые парламентом.


Поправки к закону “О регламенте НС” в первом чтении в ходе очередной сессии и предоставляли возможность парламенту избирать судей КС в ходе внеочередных заседаний. Однако в период с первого по второе чтение, в день обсуждения конституционных поправок автор законопроекта Ваагн Овакимян пополнил https://verelq.am/ru/node/68208
пакет поправок закону «О регламенте НС» и смежные законы, в том числе и закон “О Конституционном суде”.


Согласно внесенным изменениям, президент не будет подписывать конституционные поправки, которые уполномочен принимать парламент. Парламент принял поправку уже после принятия конституционной реформы. Это, по идее, подразумевало, что вышеуказанный законопроект не вступил в силу, а значит конституционные поправки наравне с этим законопроектом должны быть направлены на подпись президенту Армену Саркисяну. Гипотетически, при желании президент мог направить оба законопроекта в КС для изучения их конституционности, или сперва подписать поправки к Конституции, а затем уже взяться за поправки к Регламенту НС.


Но президент пошел по пути подписания поправок к закону “О регламенте” и все сразу заговорили о том, что президент собственноручно лишил себя полномочий. Однако велика вероятность того, что вышеуказанную поправку инициировал сам президент, о чем в прямо заявил и спикер Арарат Мирзоян. Он подчеркнул, что поправки активно обсуждались с аппаратом президента Армении. Более того, заверил Мирзоян, коллеги из аппарата президента сами указали на этот пробел в законе.



Возникает резонный вопрос зачем президенту лишать себя полномочий, которых у него и без того мало? Тут можно ответить вопросом на вопрос. А зачем президенту подписывать поправки с сомнительными правовыми основами? В реальности до внесения корректировок в законе “О регламенте НС” президент Армен Саркисян был в незавидном положении, с одной стороны он не может направить поправки в КС, поскольку дискредитирует себя в лице действующей власти. С другой – не может подписать сомнительные поправки, беря на себя де-юре ответственность и дискредитируя себя в глазах будущих властей.


Однако освобождение от обязанности подписывать поправки отнюдь не единственное, чего лишился президент в свете этих процессов. Так, согласно предыдущей версии ст. 213 Конституции кандидатов в члены КС выдвигали в следующей последовательности президент, ВСС и правительство. После принятия конституционных реформ произошли перестройки, и сейчас последовательность, следующая - правительство, президент и лишь затем ВСС.


Поправки к НК: Те мы – совсем не мы, и уже давно покончено с нами теми, нами этими


Минувшую парламентскую неделю можно считать рекордсменом по числу скандальных законопроектов. Следующим и третьим по счету нашумевшим законопроектом стали поправки к Налоговому Кодексу. Естественно, эти поправки также были приняты в ускоренном 24-часовом режиме, в условиях ЧП и невзирая на то, что техническое обеспечение реформы стоит под вопросом.


Реформой предусмотрено, что налоговой базой для расчета налога на имущество будет считаться кадастровая стоимость, приближенная к рыночной стоимости недвижимого имущества. В зависимости от стоимости недвижимости базовая сумма и процентная ставка для расчета налога будут расти. В случае квартир, базовая сумма будет колебаться от 0 до 326 тыс. драм к этому будет приплюсовываться процент в размере от 0,05% до 1,5%. В целом налог увеличится в 3-4 раза.


Что показательно реформа полностью лишена социальной составляющей, платить должны будут все. Депутаты правящего блока “успокаивали” оппонентов тем, что налог на имущество будет идти в общинные бюджеты, а общины вправе предоставлять определенные льготы в виде 10% скидки на налог. Если же кто-либо из граждан задолжает по линии налога на имущество, то из дома власти обещают должников не выгонять, однако при продаже или наследовании имущества необходимо будет заплатить.


Глава комиссии по экономическим вопросам, член фракции «Мой шаг» Бабкен Тунян и вовсе заявил: Поправки к Налоговому Кодексу не ухудшают, а напротив улучшают положение граждан страны. Он отметил, что еще в прошлом году система расчета кадастровой стоимости была пересмотрена с целью приближения кадастровой стоимости к рыночной. Новая система расчета кадастровой стоимости должна вступить в силу уже с января следующего года. Если обсуждаемые поправки в НК не будут приняты и сохранится нынешнее законодательное регулирование, граждане будут вынуждены платить «баснословные суммы» в качестве налога на имущество.



Речь идет о принятой в прошлом году поправке к закону “Об определении порядка кадастровой оценки недвижимости, приближенной к рыночной стоимости”. С учетом нынешнего заявления Тунян выходит, мягко говоря, во время обсуждения указанных поправок он бессовестно лгал с трибуны парламента. Потому что при обсуждении этих поправок он опровергал, что они напрямую могут поспособствовать повышению налога на имущество. Тунян заявил: “Значит этот закон, который мы обсуждаем, не касается налога на имущество, он касается стоимости недвижимости. Он позволяет понять, в реальности сколько стоит эта недвижимость, а как измениться налог на имущество, это уже впоследствии министерство финансов рассчитает и скажет”.


Более того, представители правящего блока в ходе обсуждения и принятия поправок к закону “Об определении порядка кадастровой оценки недвижимости, приближенной к рыночной стоимости” в один голос твердили, что на пенсионерах эта реформа не отразится. В том же заявлении от 11 сентября 2019 года Тунян заявляет: “Налога на имущество бабушек реформа не коснется, этой реформой мы просто говорим: Народ, давайте поймем сколько в действительности стоит это имущество”. Содокладчик по этому вопросу, член фракции “Мой шаг” Карен Амбарцумян на обсуждениях законопроекта во втором чтении 19 ноября 2019 заявил: “Я с уверенностью могу сказать, что у пенсионеров не будет проблем. Закон вступит в силу в 2021 году. До этого будут внесены поправки в НК, проведены обсуждения и приняты законы в интересах наших бабушек и дедушек”.


Однако в реальности бабушки и дедушки должны будут уповать на решение общинных администраций, подавать заявления ждать в очередях ради 10% скидки. А потом накапливать долги по линии этого налога с надеждой, что наследники расплатятся.


В ходе обсуждения того же законопроекта, действие которого, по слова Туняна, призваны смягчить принятые поправки в НК, представители Госкомитета кадастра недвижимости – тогда еще глава Комитета Сархат Петросян, а затем замглавы комитета Арам Караханян в один голос уверяли, что необлагаемый налогом порог увеличится до 10 млн. драм. Иными словами недвижимость стоимостью до 10 млн. налогом облагаться не будет. Однако, в результате внесенных в Налоговый Кодекс изменений порог просто снят – платят все.


Долгосрочная афера или предвыборная хитрость?


После принятия поправок к Налоговому Кодексу в первом чтении, фракция правящего блока “Мой шаг” представила 2 предложения по внесению изменений в законопроект, который были приняты правительством и вошли в принятый законопроект.


Наибольший интерес представляют представленные фракцией поправки, касающиеся постепенного вступления в силу нового налога на имущество. Фракция предложила следующий график: в 2021 году граждане будут платить 25% от нового налога, в 2022 – 30%, в 2023 – 35%, в 2024 – 50%, в 2025 – 75% и в 2026 – 100%. Ранее правительство предлагало обеспечить окончательное внедрение этого налога в течение 4 лет. Предполагалось, что в 2021 году граждане будут платить 25% от нового налога, в 2022 – 50%, в 2023 – 75%, в 2024 – 100%.


Но добрый народ из правящего блока под лозунгом “обеспечим более плавное и безболезненное введение налога” в реальности преследовали меркантильные цели. Весь вопрос в том, что в декабре 2023 года истекает срок полномочий парламента действующего созыва. Это означает, что уже через месяц после выборов граждане должны были бы выплачивать 100% налог на имущество, а в год проведения выборов – 75%. Это было бы, мягко говоря, плохой предвыборной кампанией. По новому графику вплоть до выборов доля выплачиваемого налога будет расти на 5%, а сразу после выборов рост будет составлять в разы больше.


Помимо этого, правительство приняло и второе предложение депутатов “Мой шаг”, в соответствии с которым повышается процент расчета налога на имущество в тех случаях, когда стоимость недвижимости превышает 200 млн. драм, в этом случае процентная ставка по налогу будет составлять не 1%, а 1,5%. Таким образом диапазон прогрессивной процентной ставки будет составлять от 0,05% до 1,5%.


Это предложение созвучно с тем, на чем настаивала депутат от оппозиционной фракции “Светлая Армения” Мане Тандилян. Однако Тандилян предлагала наряду с этим установить необлагаемый налогом порог.



Срочно разыскивается оппозиция!


Проблемы нашего общества в настоящее время заключаются в безынициативности оппозиции. Создается впечатление, что сами оппозиционеры считают себя фикцией в парламенте.


К примеру, в ходе обсуждений все тех же поправок в Налоговый Кодекс Мане Тандилян сокрушалась в связи с тем, что подобная поправка принимается в условиях пандемии, что вместо этой поправки, необходимо было выступить с инициативой об отсрочке срока вступления в силу нового порядка расчета кадастровой стоимости, приближенной к рыночной цене.


И тут возникает вопрос, а почему оппозиция не сделала этого? Почему член той же фракции Ани Самсонян в свое время смогла выступить со своими “контрпоправками” к закону “Об ОМС”, и даже обеспечить их принятие в первом чтении. Да, обеспечить принятие поправки во втором и окончательном чтении Самсонян не удалось, но налогоплательщики видели работу, а не просто громкие выступления.


Почему же остальные члены ПСА даже не попытались выступить с инициативой об отсрочке? Ведь о наличии пандемии, о разработке поправок в НК, а также о вступлении в силу поправок к закону “Об определении порядка кадастровой оценки недвижимости, приближенной к рыночной стоимости” стало известно не в день объявления внеочередки?


Более того, та же Мане Тандилян, выступая с трибуны парламента заявила о том, что разработала ряд поправок к законопроекту о внесении изменений в НК, что произвела соответствующие расчеты, но представила все это на своей страничке в социальной сети Facebook. Это такой новый вид законотворчества?


Член фракции “Процветающая Армения” Ивета Тоноян возмущалась поведением судьи КС Ваге Григоряна, подчеркнув, что тот год не выполнял своих полномочий, но получал зарплату в общем объеме 15 млн драм. Но при этом ППА не участвует ни в обсуждениях конституционных реформ, ни в обсуждении поправок в НК. По всей видимости политический бойкот – единственная действенная для ППА форма борьбы, вот только вряд ли эта форма окажется действенной для самих граждан…


Нана Ваграмян


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...