«Газпром» может пересмотреть цены на газ для Армении и Белоруссии: интервью

Автор: Verelq News
3154

На днях Армения официально обратилась к руководству «Газпрома» с просьбой пересмотра действующей цены, поставляемого в страну природного газа. Причиной такого предложения российскому газовому гиганту, занимающему монопольные позиции в Армении, стали прогнозы и текущая ситуация с ценами на энергоресурсы на мировых рынках, в том числе на нефть и газ.


В свиязи с чем Армения посчитала целесообразным начать новые переговоры об изменении цены на поставляемый в республику газ. Данный вопрос лидер Армении Никол Пашинян обсудил с президентом Белоруссии Александром Лукашенко, констатировав «завышенный уровень» цены на российский газ.


Затем поступила информация о том, что армянская «дочка» «Газпрома» - компания «Газпром Армения» - выступила с заявлением о повышении тарифов на газ для армянских потребителей, что вызвало много вопросов в Армении, особенно сейчас на фоне кризиса, вызванного распространением эпидемии коронавируса. По мнению экспертов, повышение тарифов на газ приведет к массовому росту цен в закавказской республике, а также к проблемам для социально-необеспеченного сегмента населения.


Смогут ли Армения и Россия прийти к общему знаменателю по тарифам на газ, выступят ли Ереван и Минск «единым газовым фронтом» против России в рамках ЕАЭС, что будет с планами по формированию единого евразийского газового рынка, и почему возникла такая путаница в связи с ценами на газ в ЕАЭС особенно в период острого экономического кризиса?


На эти и другие вопросы корреспондента ИАЦ VERELQ ответил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков.


— Какая ситуация сейчас складывается в сфере энергоносителей в России. С чем сейчас сталкивается страна?


— В газовой сфере намечается идеальный шторм. Теплая зима в Европе. В прошлом году все готовились к тому, что не будет транзитного договора с Украиной и закачивали газ в подземные хранилища на этот случай. А транзитный договор все же был подписан. Получается европейцы выходят из отопительного сезона с полными подземными хранилищами. Естественно, сейчас спрос занижается, поскольку закупать газ для следующей зимы не нужно, ведь в хранилищах полно газа. Плюс в 2019 году были введены исторически большие мощности по сжижению газа. Конкуренция в газовой сфере растет. Часть СПГ уходит на европейский рынок, усиливая конкуренцию, поэтому на оптовых рынках еще до коронавируса цены были довольно низкими. Все это усугубляет переизбыток и падение цен. Аналогичная ситуация складывается с нефтью. Нынешнее превышение предложения над спросом составляет около 15-20 млн баррелей в сутки. Для сравнения, только Россия производит в день около 10 млн баррелей. И падение цен на нефть приводит к падению цен на газ по контрактам с нефтяной привязкой. В связи с этим, весь 2020 год будет годом потребителя. Для потребителя это хорошо – низкие цены на газ и нефть.


Для производителя это очень сложный период. По части газа на европейском рынке для России сложным будет весь 2020 год. Что касается нефти, ситуация несколько иная. Думаю, вторая половина 2020 года будет периодом восстановления. Это будет происходить с постепенной отменой карантинных мер, которые были введены из-за коронавируса. Потребление будет расти с параллельным снижением перепроизводства. Баланс спроса и предложения будет восстанавливаться. Но это будет, наверное, не раньше июня. Апрель особенно для российских нефтяников будет самым сложным периодом, поскольку у нас экспортная пошлина рассчитывается от 15 февраля по 15 марта. Средняя цена тогда была 47 долларов за баррель. Получается, что на апрель у нас экспортная пошлина составляет около 7 долларов за баррель. Это в условиях, когда на рынке нефть стоит 12-15 долларов. То есть, компания получает около 7 долларов. Складывается ситуация, когда экспортировать нефть становится не выгодным. В мае экспортная пошлина по действующей формуле будет ближе к нулю и компаниям будет чуть легче экспортировать.


— Давайте поговорим об энергетических проблемах в рамках ЕАЭС. Армения уже обратилась в «Газпром» с просьбой начать переговоры по цене на газ в сторону ее снижения. Недовольна тарифами и Белоруссия. У обеих стран цена на газ фиксирована на границе, она не плавающая и не привязана к мировым ценам. Скажите, пожалуйста, настроены ли сейчас российские власти к тому, чтобы удовлетворить просьбу по переходу к плавающей цене на «голубое топливо»?


— Как ни странно, в сложившейся ситуации Армения и Белоруссия для «Газпрома» становятся премиальными рынками. Там цены держатся достаточно высоко. С Арменией на границе цена на газ составляет 165 долларов за тыс. куб м., а для Белоруссии – 127 долларов. Вскоре российский газ на европейских рынках будет ниже, чем в Армении и Белоруссии. Специфика контрактов «Газпрома» на европейских рынках с привязкой на нефть следующая: нынешняя цена на нефть определяет цену на газ через полгода. То есть уже в сентябре будут низкие цены на газ на европейских рынках. На оптовых рынках уже ниже цена на российский газ, чем для Армении. В этом плане логично для Армении и Белоруссии просить пересмотра цены на газ сейчас. Думаю «Газпром» будет готов пересмотреть цену, если будет полностью изменена вся формула ценообразования. То есть, уход от фиксированной цены, которая устанавливается в рамках политических переговоров между лидерами стран, к плавающей, которая будет привязана к газовым рынкам. На это «Газпром» может пойти. Однако «Газпром» не согласится зафиксировать, например на 2020 год, нынешние котировки на европейских рынках в качестве новой фиксированной цены. Нужно учитывать, что при переходе к плавающей цене есть риски. Если цена на газ на европейских рынках вырастет, нужно быть готовым к тому, что газ подорожает для Армении и Белоруссии тоже.


Между тем здесь встает вопрос о формировании единого рынка энергоресурсов ЕАЭС, которое запланировано запустить в 2025 году. То есть, все эти планы будут претворены в жизнь или перейдут на общеевропейские цены. «Газпрому», конечно, гораздо удобнее было бы работать по стандартному европейскому контракту. Да, сейчас это низкие цены, но в дальнейшем ожидается ее повышение. 


 — Можно ли ожидать, что стороны придут к какому-то выгодному для всех временному соглашению по цене на газ исходя из сложившейся форс-мажорной ситуации? После этого, конечно, стороны могут пересмотреть его.


— Это уже дискуссионный вопрос с политическим контекстом. Он скорее нужно обсуждать не с «Газпромом», а с российским руководством. Нынешняя фиксированная цена на газ тоже была согласована в политической плоскости в рамках договоренностей между руководствами стран. Если речь идет о низкой фиксированной цене на газ, то вопрос можно решить только на политическом уровне. С «Газпромом» здесь говорить бесполезно.


— А как объяснить на этом фоне заявление компании «Газпром Армения» о скором повышении цены на газ, в частности для социально уязвимых слоев населения на более 30%?


— «Газпром» просто пытается найти какие-то дополнительные источники прибыли, оптимизируя расходы там, где это получаете. Это делается для того, чтобы по итогам года не так сильно просесть. Здесь компания желает добиться роста цен для потребителей и будет указывать на то, что долгое время не было повышения и они компенсируют то, что раньше не было проиндексировано. «Газпром» желает смягчить те экономические показатели, которые будут по итогам года. А они будут явно плохими. Год в этом плане будет провальным для «Газпрома», поскольку компания по транзиту газа гораздо больше тратит из-за контрактов с Украиной и низких цен в Европе. В этих условиях любая копеечка будет нужна, и компания будет пытаться ее получить.


— С учетом того, что Армения и Белоруссия недовольны ценами на газ, и фактически выступают единым фронтом в ЕАЭС по этому вопросу, удастся ли им сформировать «энергетический тандем» против «Газпрома» и добиться успеха в переговорах с российским руководством?


— С учетом наличия общих интересов в этом плане имеет смысл для Армении и Белоруссии выступить «единым фонтом», чтобы не было у российского руководства предлога сказать, что наши другие соседи по ЕАЭС сидят и ничего не просят, поэтому нечего выступать. Если страны выступят единой позицией, таким образом лишат Россию одного из аргументов в переговорах. Я думаю, что здесь «Газпром» будет перекладывать все эти вопросы на политическое руководство, а политическое руководство будет говорить о том, что сейчас коронавирус, не до вас и давайте отложим обсуждение на потом, оттягивая таким образом решение этого вопроса как можно дальше. За это время может быть и цены чуть подрастут. Думаю, здесь и сам момент не самый удачный для активных переговоров. У российского руководства сейчас совершенно другие проблемы. Спешить с решением вопроса с ценами никто не будет.


— Вы говорите о возможности решения вопросов с ценами на газ с российским руководством. Вы имеете в виду президента Владимира Путина или премьер-министра Михаила Мишустина? Вопрос интересен также в том плане, что в последнее время лидер Армении Никол Пашинян большее общается с Мишустиным, а не с Путиным.


— Подобные вопросы только Путин может решать. Мишустин в этом плане более техническая персона, исполнитель. Это должно быть политическое решение, и его принимает только Путин.


Беседовал Аршалуйс Мгдесян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...