Ильхама Алиева полностью устроит переизбрание партии Пашиняна - интервью с экспертом

Автор: Verelq News

Возможны ли столкновения после выборов в Армении? Почему политические силы Армении не являются суверенными сами по себе? Почему борьба политических сил будет идти не на жизнь, а на смерть?


На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил управляющий партнер Eurasia Daily, эксперт по проблемам постсоветского пространства Виген Акопян.


Выборы ещё не состоялись, однако уже сегодня многих интересует вопрос, что ожидает Армению 21 июня.  Звучат и прогнозы. Например, большая часть кандидатов в премьер-министры утверждает, что столкновений не удастся избежать. Насколько реальным представляется такой сценарий? Возможно ли его избежать?


Приходится с сожалением констатировать, что столкновения после выборов в Армении – это скорее закономерность, чем нечто из ряда вон выходящее.


Вспомните выборы в мае 2003 года, когда Запад хотел свалить Роберта Кочаряна путем первой на постсоветском пространстве «цветной революции» (в ноябре того же года произошла «революция роз» в Грузии). Властям тогда пришлось применить силу для разгона демонстраций. Были и массовые задержания оппозиционных активистов, что позволило Западу нарастить свое влияние на внутренние процессы в Армении.


Потом были выборы 2008 года, завершившиеся введением режима ЧП и кровопролитием в первые дни марта.


Исключением в этом плане стали выборы президента в 2013 году, когда основной кандидат от оппозиции Раффи Ованнисян сначала стал угрожать массовыми акциями протеста, а после «очной ставки» с Сержем Саргсяном как-то неожиданно сдулся, а затем и вовсе испарился с политической арены.


Судя по всему, Запад тогда не стал раскачивать ситуацию и позволил Саргсяну переизбраться без крови. Не исключено, что взамен на какие-то уступки с его стороны, например, по части дальнейшего переформатирования государственного устройства с президентской республики на парламентскую. Москва тогда предостерегала Ереван о пагубности данного начинания. Не одобрял затею правящей Республиканской партии Армении и ее лидера Сержа Саргсяна и Роберт Кочарян, понимая, что тем самым Армения встает на скользкий путь.


«В государственном организме Армении функционируют инородные органы»


От чего зависит характер поствыборных процессов в Армении?


Характер поствыборных процессов в Армении напрямую зависит от приоритетных задач участников предвыборной гонки.


Но проблема здесь в том, что эти задачи формируются не внутри страны - политические силы Армении не являются суверенными сами по себе, а это означает, что они не в состоянии выстроить суверенное внутриполитическое поле, суверенный государственный организм, лишенный решающего внешнего влияния. Грубо говоря, в государственном организме Армении функционируют инородные органы, и потому мы периодически становимся свидетелями различных сбоев, ставящих под вопрос саму ее жизнеспособность.


Еще проще, если суверенные, ориентирующиеся на национальные интересы Армении политические силы в определенной судьбоносной ситуации могли бы достичь компромисса между собой во благо своей страны и народа, пойти на определенные уступки и так далее, то те же силы, имеющие за спиной взаимоисключающие интересы внешних центров силы, договориться не смогут никак.


«Мы получаем столкновение внешних «слонов» в маленькой армянской «посудной лавке»


То есть компромисс невозможен?


Компромисс в такой сложной системе взаимоисключающих интересов регионального и международного характера просто исключается. Поэтому мы и получаем на выборах не столкновение внутренних конструктивно настроенных сил, ориентированных прежде всего на решение национальных и государственных задач, а опосредованное (гибридное) столкновение внешних «слонов» в маленькой армянской «посудной лавке» со всеми вытекающими последствиями.


Если судить о предстоящих 20 июня внеочередных парламентских выборах с этой точки зрения, то столкновения, конечно же, не исключены. Это понимают и говорят об этом открыто участвующие в процессе политические силы. Они знают, что их позиции разделены не только подходами к решению сугубо армянских проблем, но и интересами внешних сил, находящихся в жестокой схватке друг с другом. Их победа или реванш станет поражением или реваншем внешней силы и вызовет контрдействия другой внешней силы. Именно от этой схватки внешних игроков, а не от тех или иных нюансов внутреннего армянского электорального процесса, зависели и будут зависеть оценки так называемых наблюдателей, следующие из этих оценок действия проигравшей или победившей стороны внутри Армении.


Короче говоря, пока армянский народ не выкорчует механизмы внешнего воздействия на общественные институты и национальные выборы, его постоянно будут втягивать в противоборство, не имеющее никакого отношения к самим выборам и интересам Армении.


«Кризисная ситуация станет приглашением для внешних сил – стать арбитром»


Какими могут быть последствия?


Последствия столкновений, а некоторые говорят даже о возможности гражданской войны, будут плачевными. Будут новые жертвы, огромные материальные и имиджевые потери. Учитывая тот тяжелый фон, в котором находится республика, озлобленность людей поражением в войне, потерей своих детей и отцов, эпидемию и социально-экономический кризис, гражданские столкновения, спровоцированные и поощряемые политиками, могут обрести крайнюю форму ожесточенности. И опять же, подобная ситуация станет приглашением для внешних сил – стать арбитром, подготовить некие предложения и условия, которые будут навязаны местным политикам, а значит и всей стране.


Посмотрите, каким образом решаются такие конфликты в Грузии. Вне зависимости от итогов выборов, прозападная оппозиция выдвигает ультиматумы, громит все на своем пути, после чего приходит «большой дядя» из Конгресса США или Европарламента с готовым рецептом нового обустройства якобы суверенного грузинского политического поля. То же самое на Украине. Выборы и майданы здесь сменяют друг друга, в результате крепнет не Украина, а хватка Запада на ее горле, которая уже давно стала мертвой.


«Поствыборные процессы в Армении прямо зависят от дальнейшего характера взаимоотношений России с США и Евросоюзом»


В случае наихудшего сценария, то есть если страна погрузится во внутриполитические разборки, какими могут быть действия, например, России?


Россия никогда не была заинтересована в дестабилизации внутриполитической ситуации в соседних странах. Поэтому она будет работать с любой силой, которая сможет по итогам выборов и поствыборных процессов закрепиться у власти, вне зависимости от ее природы и установок до тех пор, пока она не предпримет откровенно враждебные действия против Москвы.


Вспомните, как президент России Владимир Путин, во время одной из своих конференций призывал страны Запада осторожнее относиться к суверенитету находящихся на стадии формирования политических систем постсоветских стран.


Именно из-за деструктивного влияния финансируемых внешними силами неправительственных организаций и фондов российским властям пришлось ужесточить законодательство и фактически вывести их из суверенного общественно-политического процесса – формирования власти в России. У политической верхушки Армении не хватило веса и иммунитета для принятия подобного решения. И хотя экс-президент Роберт Кочарян, например, утверждает, что влияние фондов Сороса в период его правления (1998-2008 гг.) было незначительным, практически незаметным, это, мягко говоря, не соответствует действительности. Ведь дело не только в Соросе. Помимо него в Армении активно работали и работают десятки других ориентированных на общественно-политический процесс НКО, в том числе финансируемых прямо из американской казны, например USAID и NDA. Последняя готовила инфраструктуру внутриполитического влияния в Армении с начала 2000-ых годов, проводя семинары и организовывая лагеря для молодежи, обеспечивая связь этих организаций с другими аналогичными структурами в Грузии, на Украине, в Сербии и так далее.


Кочарян не может об этом не знать. Он знал об этом и тогда, но поделать ничего не мог. Потому что жесткие меры против подобных организаций, привели бы к весьма болезненной реакции Запада, санкциям и к ущербу для Армении. Кочарян ясно осознавал, что давление Запада на следующего лидера Армении, коим стал Серж Саргсян, будет усиливаться, влияние внешних сил на армянское политическое и медиа поле будет расти. Другое дело, и тут Роберт Кочарян прав, в тот период кризис в отношениях России и Запада не носил такого ожесточенного характера, поэтому, как он выразился в одном из последних своих интервью, представлялось возможным балансировать между силовыми полюсами. В дальнейшем и сейчас такое балансирование стало невозможным.


С этой точки зрения, я думаю, поствыборные процессы в Армении прямо зависят от дальнейшего характера взаимоотношений России с США и Евросоюзом. Если кризис углубится, то ожесточенность противоборствующих лагерей в Армении также получит новую сильную инерцию. Россия будет стараться стабилизировать ситуацию, чтобы исключить проблемы для себя самой, а Запад, наоборот, раскачивать лодку, чтобы, как недавно очень откровенно выразился первый президент Армении Левон Тер-Петросян, нанести ущерб России, даже если в результате этого пострадает и сама Армения.


«Азербайджан заинтересован в том, чтобы политическое поле Армении находилось в постоянном кризисе»


А какими будут действия Азербайджана?


Что касается Азербайджана, то он заинтересован в том, чтобы политическое поле Армении находилось в постоянном кризисе. Это дает Ильхаму Алиеву пространство и время для осуществления шагов, исходящих из национальных интересов его страны, а именно: закрепление на новых позициях в Карабахе, вокруг него и на границах собственно Армении. Алиев будет рваться через Сюник в Нахичевань, и слабая власть в Армении не сможет этому противодействовать. А сильная – сможет.


По большому счету, Ильхама Алиева полностью устраивает переизбрание партии Пашиняна, который сейчас больше занят подавлением оппозиции внутри Армении, чем защитой интересов своей страны на внешней арене.


Про Карабах и говорить нечего, его проблемы действующая армянская власть успешно возложила на плечи России и забыла.


«Дееспособным новый парламент не будет в любом случае»


Каким представляется следующий парламент? Будет ли новоизбранный законодательный орган жизнеспособным?


Если ориентироваться на текущие социологические выкладки, которые также носят в большинстве своем манипулятивный характер, то, не исключено, что выборы могут войти во второй тур. В парламент гарантированно проходят только две силы – «Гражданский договор» Пашиняна и блок «Армения» Кочаряна. Остальные участники балансируют в районе избирательного барьера, и кто именно преодолеет его зависит от многих обстоятельств. Например, от того, кто и как будет контролировать работу ЦИК.


Если ни одной силе не удастся сформировать «стабильное парламентское большинство», то мы станем свидетелями пролонгации кризиса. А перманентный кризис, как уже было отмечено выше, выгоден внешним силам. Пойдет процесс группирования сил в коалиции и выход на второй тур, который должен пройти через месяц – в июле. К тому времени страсти будут бурлить нешуточные.


Судя по настрою Никола Пашиняна, уступать власть он не собирается. Власть в Армении сегодня ведет себя более радикально, чем оппозиция, прямо угрожая расправами и вендеттой.


С другой стороны, и в блоке «Армения», возглавляемом Робертом Кочаряном, понимают, что поражение на этих выборах станет фатальным, и другой такой возможности взять власть может в будущем не представиться.


Поэтому борьба будет идти не на жизнь, а на смерть. Не только за голоса избирателя, но, прежде всего, за поддержку других участников электорального процесса – так называемых спойлеров, которых развелось в демократическом террариуме несметное количество. И здесь рано или поздно кристаллизируются два противоборствующих лагеря – прозападного (Пашинян, Ширинян-Бабаджанян, Арам Саргсян, Сасна Црер, «Бевер» и так далее) и национально ориентированного, который будет всячески стремиться к сближению с Россией по объективным, исходящим из интересов Армении причинам. И, к сожалению, приходится констатировать, что удельный вес и влияние этих национально-ориентированных сил год от года падает, тогда как компрадорские силы, щедро финансируемые глобалистами, растут и крепнут, как грибы после дождя. Это объективный процесс. От последних требуется только поддерживать нужный градус русофобии, тогда как проблемы Армении и ее населения отходят на задний план.


Дееспособным новый парламент не будет в любом случае по той простой причине, что Армения, как показали события минувших лет, не доросла до способности построения работающей парламентской демократии. Мы видим лишь фасад, за которым нет классической партийной борьбы, мотивированной разностью идеологических установок, а есть кланово-олигархические группировки, тянущие одеяло на себя, и лидеры, находящиеся под сильнейшим внешним давлением.


Беседовала Анна Бегларян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...