Константин Тер-Накалян: Власти Армении изначально не планировали выигрывать войну в Арцахе

Автор: Verelq News

Почему орден «Адеквад» не поддерживает оппозицию? Чьим проектом на самом деле является орден? Кого поддержит «Адеквад» на внеочередных выборах, и примет ли в них участие? Почему члены ордена «Адеквад» являются персонами нон грата в Арцахе?


В рамках проекта «Горячая линия» на эти и другие вопросы читателей ИАЦ VERELQ ответил соучредитель ордена «Адеквад» Константин Тер-Накалян.


«Наша активность не уличная, а институциональная»


Проведение многочисленных акций протеста против президента Армении и премьера, в результате чего Вы «заработали» приводы в полицию по подозрению в незаконном ношении оружия, а также ножевые удары (в прямом смысле слова), нанесённые сторонниками действующей власти и т.д.


Активная борьба адеквадов в прошлом году, и пассивность в текущем. Премьер и президент на месте, а куда исчез «Адеквад»?


Я в корне не согласен с данными вами оценками. «Адеквад» никогда не был так активен, как в этом году. Просто наша активность не уличная, а институциональная. Мы сейчас занимаемся расширением и институционализацией нашей структуры. Потому что борьба прошлых лет показала, если хочешь получить хороший результат, то у тебя должно быть много пассионарных сторонников. А пассионарные сторонники с неба не падают, и за один день не рождаются. Нужна структура, которая будет формировать, воспитывать, в том числе и идеологически. Мы сейчас работаем в этом направлении.


«Оппозиция просто «говорит и марширует». Это не наш путь»


«Адеквад» призывал к консолидации оппозиции вокруг борьбы с действующей властью. Но почему вы не поддержали оппозицию, когда это произошло? Почему не захотели помочь убить «Погоса»?


Опять-таки не согласен. Кто сказал, что мы не поддержали оппозицию? Мы в первые дни после капитуляции ходили на площадь… Но, увидев, что вместо повестки там просто «говорят и маршируют», и нет желания немедленного отстранения Никола (премьер-министра Армении. – Ред.) от власти, мы решили не участвовать в этом.


Но мы остались верны своему посылу, который до войны озвучил Артур Даниелян (соучредитель ордена «Адеквад». - Ред.) А именно: все, кто поднимет «флаг» борьбы против Никола, могут, по крайней мере рассчитывать на то, что мы не будем им мешать. Мы им не мешали. Насколько они преуспели за эти шесть месяцев упорных маршей, палаточных городков и речей?


Мы были на подступах в пантеон «Ераблур», когда пытались не впускать Никола туда, когда большая часть консолидированной оппозиции почему-то в тот же день собиралась на площади Свободы. Это их путь. Желаем им удачи. Но для нас этот путь закрыт. Мы не видим никакой перспективы такой борьбы.


«Не нужно вешать разные и глупые ярлыки на нас»


«Проект Микаэла Минасяна, который будет вставлять палки в колёса Роберту Кочаряну». Какая часть из сказанного правда, а какая – ложь?


(Смеется). Всё сказанное – бред сивой кобылы. Начиная с того, что мы проект Микаэла Минасяна (бывший посол Армении в Ватикане, зять второго президента Армении Сержа Саргсяна. – Ред.), заканчивая тем, что мы вставляли палки в колёса Роберту Кочаряну.


Да, Микаэл Минасян наш друг. Мы хорошо относимся к нему, он хорошо относится к нам. Но, если «Адеквад» и чей-то проект, то это проект Артура Даниеляна и его друзей.


Что касается Роберта Кочаряна, хочу напомнить, когда начался судебный правовой произвол по отношению к нему, мы были одним из первых, кто протестовал против этого. Причем мы сделали это раньше, чем многие из тех людей, которые являются сейчас частью команды Роберта Кочаряна. Так что не нужно вешать разные и глупые ярлыки на нас. Если наш политический и идеологический курс не совпадает с тем, что исповедует команда Кочаряна – это не наша проблема. Это проблема команды Роберта Кочаряна. Мы ничего из своей идеологи не скрывали, и тем более ничего не меняли за эти три года. Если два года назад мы были рукопожатными, то и сейчас ничего не изменилось.


«Я не вижу особых отличий между предложениями Роберта Кочаряна и другими»


Еще в далеком 2019 году вы сказали, что «Роберт Кочарян будет оправдан», и произойдет это отнюдь не благодаря решению независимой судебной системы, которой в Армении нет, а «по воле конкретного человека, который живет в России». Как вы относитесь к фигуре Роберта Кочаряна? Поддержите его на выборах?


Я с большим уважением отношусь к фигуре Роберта Кочаряна. Это человек, который многое сделал для страны и государственности в прошлом.


Значит ли это, что он для меня непогрешимая святыня? Нет, не значит.


Значит ли это, что я обязательно буду голосовать за него и ратовать за победу Роберта Кочаряна. Нет, не значит.


Во-первых, я не уверен, что выборы состоятся. А если не будет выборов, то вопрос вообще закрыт. Во-вторых, я до сих пор не понимаю, что предлагает Роберт Кочарян в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Я не вижу особых отличий между предложениями Роберта Кочаряна и другими. Почему я должен акцентировать на Кочаряне, если повестка одинаковая.


«Выборы – это цирк»


Являются ли выборы механизмом для решения внутриполитического кризиса? Вы будете в них участвовать?


Орден «Адеквад» априори скептически относится к так называемой демократии и к демократическим инструментам, в том числе, к выборам. Это в целом.


Что касается выборов сейчас. Я отметил выше, мы ещё не уверены, что выборы состоятся. Никол доказал: он предсказуем в одном – в своей непредсказуемости. Он может отменить выборы.


По поводу внутриполитического кризиса. Нет, я не считаю, что это является инструментом для решения внутриполитического кризиса, потому что главным кризисным фактором является сам Никол Пашинян. Он не отстранен, его партия не отстранена от власти. Мало того, что они будут участвовать в выборах, но ещё будут их и организовывать.


Как может главный фактор, вызвавший системный коллапс в Армении участвовать в выборах, и как могут быть эти выборы позитивным решением? Конечно же выборы ничего не решат, а скорее всего усугубят политический кризис в Армении.


Что касается участия «Адеквад»-а в выборах. На данный момент, повторюсь в третий раз, мы не знаем будут ли выборы, как они будут проходить и прочее. То есть окончательно что-то говорить, не имея вводных, не имея всех переменных, глупо. Но, скорее всего, нет.


Участие в выборах имеет смысл только в том случае, если мы будем рассматривать это в следующем ключе: выборы – это цирк. Если ты влезаешь в этот цирк, то только для того, чтобы взорвать этот цирк, попросить зрителей выйти оттуда. Если мы сможем учувствовать в этом ключе, то можно, по крайней мере, обсудить такую вероятность.


«Власти Армении изначально не планировали выигрывать войну. Была имитация войны для того, чтобы вернуть земли Азербайджану»


С самых первых дней войны осенью прошлого года «Адеквад» находился на передовой. Вы выпускали обращения, в которых говорили, что «армия истощена и у Армении наблюдаются болезненные отступления практически по всем направлениям». Почему Армения понесла столь колоссальные потери? Вы можете раскрыть кавычки?


Главный посыл адеквадов был не о колоссальных отступлениях и потерях. Главный посыл был в том, чтобы не в коем случае не останавливали войну и не подписывали капитуляцию.


Главное предательство Никола Пашиняна - подписание капитуляции. Потому что, да, у нас были большие потери и отступления, но Азербайджан подписал трёхстороннее заявление на пороге полного истощения, как в живой, так и технической силе. Если бы война продолжилась ещё несколько дней, недель месяцев, то это могло бы привести к полному и тотальному разгрому азербайджанской армии по причине затяжной войны и понесённых потерь.


Могу дать свой прогноз. Если бы мы ещё 10 дней продержались, то азербайджанцы сами бы отступили от Шуши, поскольку у них просто не было физических возможностей доставлять больше войск.


Я бы не согласился с оценкой о колоссальных потерях. Армения потеряла по разным оценкам от 5 до 8 тысяч человек. Это является от 5 до 10 процентов от действующей армии, и еще меньший процент от мобилизационного резерва. Были большие потери в технике. Но это восполняемые потери, если было бы желание.


Такой итог войны в целом был обусловлен имевшим место большим предательством. Власти Армении изначально не планировали выигрывать войну. Была имитация войны для того, чтобы вернуть земли Азербайджану.


Есть предательская власть, есть генералы, фактически у которых, например, не возникало вопросов по поводу того, что с третьего или четвертого дня войска не пополнялись. Люди, даже те, которые шли добровольно в военкоматы, их отправляли по домам. Но почему-то, эти самые генералы вдруг пропитались духом патриотизма, когда что-то было сказано насчёт ракетных комплексов «Искандер».


Суть в том, что изначально наше государство и большая часть общественно-политической элиты хотела не победы, а поражения.


«Мы являемся персонами нон грата в Арцахе»


Что случилось с Вашим проектом в Арцахе? Там вы начали стройку, планировали запустить производство…


Дом мы построили и закончили строительство. И когда собрались уже запустить экономическую инфраструктуру начался коронавирус, локдауны и трудности, в том числе, ухудшилось финансовое положение тех людей, которые собирались свои бизнесы открыть в Рев. Потом случилась война, и мы стали лицами не столь желанными для руководства Арцаха. Дом и ныне там. Деревня осталась под нашим контролем. Но, фактически можно сказать, что мы являемся персонами нон грата в Арцахе. Это положение вещей сохранится при действующей власти.


Условно говоря, нет никаких гарантий, если мы захотим поехать туда, случайно об этом не узнают азербайджанцы и не устроят засаду там, где будут проходить наши машины. Это утрируя.


А в целом, если коротко, смысл этого проекта был Арцах, который мы сегодня сдали. Без смысловой составляющей продолжать этот проект не представляется целесообразным.


Сейчас проект на консервации, дом мы не продали. Если мы преуспеем в нашей политической борьбе, и добьёмся тех результатов, за которые ратовали и ратуем, мы, конечно, вернемся к этому проекту.


«Существование Армении в эти тридцать лет во многом обусловлено тем, что были союзнические отношения с Российской Федерацией»


Как вы относитесь к идее более глубокой военно-политической интеграции Армении с Россией? Некоторые даже выдвигают идею создания Союзного объединения…


Относимся хорошо. Более того, считаем, что на самом деле нет другой альтернативы, при которой Армения будет существовать через 20, 30 и 100 лет. И это не обусловлено войной, и теми процессами, которые проходили в Армении в течение последних трёх лет. Это просто объективный геополитический фактор. Армения объективно не считается по многим направлениям самодостаточной. Существование Армении в эти тридцать лет во многом обусловлено тем, что были союзнические отношения с Российской Федерацией.


Другой вопрос, каким мы видим это Союзное государство или объединение. Какова будет роль и степень участия Армении в этом объединении. Что должны предполагать союзнические обязательства, не только со стороны Армении, но и союзников. Потому что можно иметь, условно говоря статус Приднестровья, или Сирии и каких-то английских колоний в Африке, а можно иметь такой статус, который был у Армянской Советской Социалистической Республики, которая может и была ограничена в своей внешней политике и не имела собственной армии, но имела почти полную внутриполитическую свободу. Одним словом, это процесс, который должен обсуждаться. А сегодня просто стоит шум от этих разговоров, но нет никакой конкретики, особенно со стороны России. Она собирается вообще вспомнить о том, что она империя, или это будет продолжаться только на словах, а на деле оставаться конгломератом олигополий, где главный вопрос – это бабки.


Вокруг крупных геополитических бабок конструкции не строят.


«Арцахский вопрос это квинтэссенция - идеологическая основа существования самой Армении»


Каким Вы видите будущее Армении и Арцаха? Есть ли оно?


Арцах никогда не должен быть в составе Азербайджана, а в своей среднесрочной перспективе должен воссоединиться со своей остальной родиной - с Арменией.


Мы сейчас активно работаем в этом направлении, и кстати, одна из причин, по которой мы «охладели» к так называемой консолидированной оппозиции состоит в том, что у них не было на повестке главных вопросов касательно Арцаха. А именно: статуса Арцаха, границ Арцаха, и будущего Арцаха.


Мы сейчас запустили проект политических консультаций с оппозиционными партиями, повестками которых являются именно эти вопросы. Скажем так, работаем над изложением законопроекта, но более подробно об этом мы покажем в очередной серии «Убить Погоса-2».


Считаем, что арцахский вопрос это квинтэссенция - идеологическая основа существования самой Армении. И забыть этот вопрос, или оставить его в сторонке, нельзя. Более того, это является единственным пунктом повестки, все остальные проистекают и являются производными от этого вопроса.


«Наша цель создать армянскую агентурную сеть в самой Армении»


Какие планы у «Адеквада», и есть ли они?


Мы сейчас занимаемся институциональными вопросами. Сейчас решаются ряд вопросов – идеологических, кадровых, финансовых, а также вопросы повышения самостоятельности.


Например, на этой неделе мы уже откроем свой тренажерный зал, который будет работать не только для адеквадов, но и для тех людей, которые хотят вести здоровый образ жизни. Мы рассчитываем на то, что там будет не «вербовочный пункт», а будет более здоровая идеологическая атмосфера для граждан, которые не политизированы, или относительно пассивны в общественно-политических процессах. Второе приоритетное направление – создание парникового хозяйства, где, например, мы будем взращивать клубнику. Это решает для нас вопрос финансовой самодостаточности.


Наша цель создать армянскую агентурную сеть в самой Армении, потому что, как показали события последних лет, в Армении много стран, которые имеют свои агентурные сети и агентов влияния, но среди этих стран не было Армении…


Как-то ненормально. При таком раскладе невозможно построить сильное государство, не имея свою агентурную сеть. Я уже не говорю о том, что также необходимо противодействовать агентурным сетям и агентам влияния по крайней мере недружественных к нам стран, чего особо не делается.


Более того, агенты влияния самых недружественных стран занимают ключевые посты в Республике Армения.


То есть «Адеквад» готовился и продолжает готовиться к долгому процессу. Мы считаем, что нету никаких быстрых, приятных и окончательных решений. Если мы хотим жить в той Армении, вернее, если мы хотим, чтобы наши внуки жили в той Армении, в которой не стыдно ходить с поднятой головой, это требует долголетнего и упорного труда. Вот этим и сейчас занимается «Адеквад».


Беседовала Анна Бегларян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...