Пашинян: Общество согласно, что на момент подписания соглашения не было альтернативы

Автор: Verelq News

Премьер-министр Армении в интервью ТАСС поделился своим видением процесса мирного урегулирования в Нагорном Карабахе, рассказал о предпринимаемых в Ереване мерах по возвращению в регион беженцев и дал оценку внутриполитической ситуации в стране после подписания совместного заявления лидеров Азербайджана, Армении и России.


— В первую очередь, господин премьер-министр, хотел бы вас поблагодарить за то, что нашли время для интервью российскому агентству ТАСС в этот довольно непростой период.


В соответствии с трехсторонним заявлением от 9 ноября вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора развертывается миротворческий контингент Российской Федерации, срок пребывания которого определен в пять лет с возможностью автоматического продления на очередные пятилетние периоды. Исходя из чего определен этот пятилетний период и что должно быть сделано за это время?


— Это вопрос политического соглашения, которое было достигнуто. За пятилетний срок, конечно, нужно успеть создать гарантии безопасности и стабильности в регионе.


Но поскольку карабахский конфликт затяжной, я не думаю, что срок пребывания российских миротворцев ограничится пятилетним сроком. То есть пятилетний срок — это начало процесса, как вы уже сказали, предусмотрена возможность автоматического продления. Я думаю, на данный момент главный вопрос — обеспечить стабильность в Нагорном Карабахе и в регионе и обеспечить безопасность граждан Нагорного Карабаха, и я думаю и надеюсь, что российские миротворцы будут действовать успешно и сумеют реально воплотить в жизнь эту миссию.


— В трехстороннем заявлении ничего не сказано о статусе Нагорного Карабаха. При этом вы ранее сами поясняли, что документ не предполагает содержательного решения карабахского вопроса. Таким образом, статус остается неопределенным. Каковы ваши подходы к вопросу о статусе Карабаха в нынешних изменившихся условиях?


— Вы знаете, фактически есть консенсус, по крайней мере среди сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и Армения согласна с этой точкой зрения, что переговорный процесс должен продолжиться в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ, и те вопросы, которые не разрешены в совместном заявлении, должны стать предметом [обсуждения] в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ. Вы знаете позицию Армении по статусу Нагорного Карабаха, и наша позиция, конечно же, не изменилась.


— Касательно Минской группы ОБСЕ. В представленной вами дорожной карте в первом пункте указано, что возобновление нагорно-карабахского мирного урегулирования должно продолжаться именно в рамках сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Как теперь, на ваш взгляд, должен развиваться процесс урегулирования в этом формате?


— Я фактически уже ответил на этот вопрос. Должен полностью восстановиться переговорный процесс. Но на данный момент есть более оперативные вопросы, которые должны решаться. Я имею в виду полный обмен пленными, удерживаемыми лицами. Есть вопрос о пропавших без вести, есть вопрос обмена телами погибших. Я думаю, на данный момент мы должны сконцентрироваться именно на этих вопросах.


Конечно, параллельно идет некоторое общение, мы общаемся с сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Я в постоянном контакте с президентом России. Недавно у нас состоялся телефонный разговор с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. В Соединенных Штатах, вы знаете, что выборный процесс, и я надеюсь, что полная работоспособность сопредседательства Минской группы ОБСЕ восстановится очень скоро.


— Подписанное вами трехстороннее заявление вызвало в Армении бурные протесты и даже призывы к вашей отставке. Сообщалось, что вы даже временно покинули страну. Так ли это? Как вы оцениваете нынешнюю внутриполитическую ситуацию в республике и не грозит ли она срывом достигнутых договоренностей?


— Вы знаете, у нас есть внутриполитическая напряженность, но правда в том, что те призывы, которые звучат со стороны оппозиции, не получили широкую огласку в армянском обществе. И я думаю, что вопрос власти, которая была сформирована со стороны народа, может решаться только волеизъявлением народа. Факт в том, что те призывы, которые звучат со стороны оппозиции, не получают поддержку со стороны армянского общества. Это нужно констатировать.


— Касательно волеизъявления народа, самая демократичная форма — это выборы. Звучат также призывы к досрочным парламентским выборам. Как вы на это смотрите, как оцениваете такую возможность?


— Сейчас первоочередной задачей правительства и всех политических сил Республики Армения должно стать восстановление полной стабильности и безопасности Республики Армения. Я имею в виду не только внутреннюю безопасность, но и внешнюю.


Я опубликовал дорожную карту на шестимесячный период, и в течение ближайших шести месяцев мы должны работать над стабилизацией ситуации. Я имею в виду политическую ситуацию, ситуацию в сфере безопасности, экономическую стабильность. После этого мы посоветуемся с нашим обществом, с народом, политическими силами и примем решение по поводу дальнейших событий и дальнейших шагов, того, что мы должны делать дальше.


— Как вы сказали, протестные настроения не поддерживает значительная часть общества…


— Это не значит, что все довольны той ситуацией, которая сейчас сложилась и в контексте нагорно-карабахского конфликта, ситуацией в Нагорном Карабахе и так далее. Но, честно говоря, я тоже не очень доволен, все мы недовольны той ситуацией, которая у нас сложилась. Но нужно понять, какие у нас альтернативы. Мы должны поработать, чтобы не сделать ситуацию хуже, а стабилизировать ситуацию, улучшить ее. И, как я сказал, имею в виду не только внутреннюю, но и внешнюю стабильность и безопасность, также экономическую безопасность и стабильность, и мы должны сконцентрироваться именно на этих вопросах. Это не значит, что правительство считает, что все отлично и все в порядке. Наоборот, мы считаем, что нужно сперва не усугубить ситуацию, не сделать ее хуже.


Сейчас перед нами стоит много вопросов о возвращении граждан Архаца — Нагорного Карабаха в свои дома. Нужно обеспечить некоторые социальные гарантии для граждан Нагорного Карабаха и тех людей, которые потеряли кров. Нужно стабилизировать социально-экономическую ситуацию в Армении.


К сожалению, как и во всем мире, в Армении продолжается пандемия коронавируса. То есть нашей общей целью должна стать стабилизация ситуации, и после этого мы должны принять решение, как дальше быть.


— Хотел у вас спросить как раз об экономических и гуманитарных проблемах. Есть ли оценки того, какой экономический урон нанесен республике. И по поводу погибших, пропавших без вести, по поводу беженцев, пострадавших. Есть ли оценки в количественном выражении, сколько человек, соответственно, погибло, пострадало, осталось без крова?


— Число погибших мы периодически публикуем. К сожалению или к счастью, у нас были случаи, когда было официально заявлено, что конкретный человек погиб, но оказалось, что он жив. И сейчас очень важно быть аккуратными в этом вопросе. Мы, конечно, не собираемся ничего скрывать, и у наших граждан будет полная информация. Что касается пропавших без вести. У нас были случаи, когда люди считались пропавшими без вести, но потом их местонахождение было установлено. Они вернулись, и оказалось, что по причине некоторых обстоятельств они просто не смогли связаться с родными, или друзьями, или официальными структурами. То есть сейчас идет процесс уточнения всех этих вопросов.


Конечно, очень много работы ведется, чтобы обнаружить возможные места нахождения пропавших без вести. Сейчас очень важен, как я уже сказал, обмен пленными и удерживаемыми лицами. По этим вопросам мы тесно сотрудничаем с правительством России. Я в тесном контакте с президентом России, и миротворцы, которые находятся в Нагорном Карабахе, тоже очень активно участвуют в этом процессе. Я хочу сказать, что на данный момент неправильно опубликовывать цифры, потому что они не будут точными на сто процентов.


То есть наша политика такова, что мы будем публиковать цифры, но сначала мы должны быть уверены, что те, кто числятся пропавшими без вести, в последующие часы не вернутся и не дадут о себе знать. Чтобы избежать таких казусов, нужно, чтобы информация была проверена, перепроверена и так далее, потому что тут мы имеем дело с человеческими судьбами, эмоциями, и нужно быть очень осторожными.


— А какой экономический урон был нанесен республике, есть ли оценки какие-то?


— Понятно, что экономическая ситуация у нас, как и во всем мире, сложная, и она сложилась еще до войны. И это было связано с пандемией коронавируса. Сейчас мы должны оценить, какое влияние имела война на экономику. Сейчас мы должны не только подсчитывать ущерб, но и делать конкретные шаги, чтобы восстановить экономическую стабильность. Мы работаем над этим, и в дорожной карте, которую я опубликовал, есть конкретные шаги, которые направлены на восстановление экономической стабильности. Мы над этим работаем и будем работать, и я уверен, что конкретные шаги приведут к конкретным результатам.


— Возвращение беженцев является одной из приоритетных задач согласно вашей дорожной карте. Можете сказать, какие конкретно шаги намерено предпринять правительство для того, чтобы в зимний период обеспечить какие-то условия жизни людям, которые остались без жилья и работы?


— Мы уже приняли конкретные решения, и эти решения касаются финансовой поддержки тех людей, которые в этом нуждаются. Уже две программы приняты, и в течение ближайших дней будут приняты еще пять социальных программ. Мы ежедневно работаем над этой темой, и я уверен, что нам удастся стабилизировать ситуацию.


Я очень рад, что намечается довольно хороший поток возвращения жителей Нагорного Карабаха. 


Президент Нагорного Карабаха еще два дня назад сообщил, что 25 тыс. жителей Нагорного Карабаха уже вернулись, и мы уверены, что до конца года большинство жителей Нагорного Карабаха вернутся. И, конечно, мы собираемся создать все необходимые условия для этого.


Очень важно отметить, что Российская Федерация тоже намерена предпринять шаги, чтобы обеспечить возврат жителей Нагорного Карабаха в свои дома. Конечно, есть очень многие дома, которые были разрушены, и нужно начать восстановительные работы, но наша идея в том, что сперва нужно обеспечить оперативную финансовую помощь этим людям, чтобы с помощью этих финансов они смогли удовлетворить свои первоочередные нужды для возвращения в Нагорный Карабах. Я могу сейчас сказать, что видно, как этот процесс реально происходит, и это действительно хорошая новость.


— Также вы ожидаете возвращения беженцев в дома, которые находятся в тех селах, которые перешли под контроль азербайджанской стороны?


— Да, это касается районов Нагорного Карабаха, и в нашем совместном заявлении предусмотрено возвращение этих людей в свои дома. Как раз по этому пункту нужно создать конкретные механизмы, конкретные гарантии безопасности и нужно обеспечить и организовать весь этот процесс. Этот процесс должен стать первоочередным для переговорного процесса.


— С вашего позволения, я бы хотел вернуться к внутриполитическим вопросам. Эти протестные настроения, которые мы с вами упомянули, не грозят ли они срывом договоренностей, которые были достигнуты 10 ноября?


— Я не думаю, потому что армянское общество согласно с тем, что в той ситуации, когда был подписан этот документ, не было никакой реальной альтернативы, которая была бы лучшей для нас. То есть, по моему мнению, убеждению, в армянском обществе именно такое понимание подписанного документа.


Другой вопрос, что мы должны еще проанализировать, понять и ответить на вопросы, почему все произошло и почему мы пришли к такой ситуации. Но то, что на момент 9 ноября просто не было альтернативы, я думаю, такое восприятие ситуации в армянском обществе присутствует.


— В совместном заявлении поставлена задача разблокировать все экономические и транспортные связи в регионе. Можно ли это рассматривать как отправную точку для постепенной нормализации межгосударственных отношений с Азербайджаном?


— Вы знаете, это очень важный момент, и я думаю, что в ближайшем будущем мы должны сконцентрироваться на этом. Потому что, когда мы говорим об экономической стабилизации не только в Армении, но и во всем регионе, мы должны предпринять конкретные шаги. Мы говорим об экономической ситуации, которая создалась в Армении, но нужно констатировать, что экономическая ситуация во всех странах региона и во всем мире не очень хорошая, и это связано с пандемией коронавируса. То есть это глобальная проблема, это региональная проблема, и, конечно же, та политическая договоренность, которая есть, о разблокировании транспортных коммуникаций, это может стать отправной точкой для изменения не только экономической ситуации в регионе, но и всей логики экономического развития в нашем регионе. И я надеюсь, что те политические договоренности, которые зафиксированы в совместном заявлении, нам удастся воплотить в жизнь. В частности, я имею в виду разблокирование экономической инфраструктуры, железных дорог и так далее.


 


 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...