Масис Маилян снова предпочел власть оппозиционной деятельности - Белла Лалаян

Автор: Verelq News
1620

Новоизбранный президент Арцаха Араик Арутюнян продолжает формирование кабмина. Но некоторые назначения вызвали недовольство в обществе. Для многих неприемлемо назначение Самвела Бабаяна на должность секретаря Совбеза и переназначение Масиса Маиляна на пост министра иностранных дел, арцахцы считают спорным также назначение Камо Агаджаняна на должность начальника СНБ. Параллельно с этим Азербайджан продолжает вносить напряженность в процесс урегулирования карабахского конфликта и открыто угрожать армянской стороне.

На эти и другие вопросы VERELQ побеседовал с кандидатом в президенты НКР Беллой Лалаян.

- Госпожа Лалаян, как вы оцениваете внутриполитическую ситуацию в Арцахе?

- Предвыборный этап в Арцахе, в отличие от всех предыдущих выборов, был насыщен во всех отношениях - и количеством кандидатов, и содержанием политической борьбы, и различными политическими акциями. В связи с этим предполагалось, что после выборов политическая атмосфера еще более накалится, особенно на фоне фиаско кандидатов от оппозиции.
Однако действия оппозиции ограничились лишь небольшим митингом в день инаугурации новоизбранного президента Араика Арутюняна. То есть, однозначно можем сказать, что в Арцахе внутриполитическая ситуация спокойная.

- Кадровые назначения Арутюняна были восприняты неоднозначно. Переназначение Масиса Маиляна вызвало много вопросов. Вы считаете это решение было принято по наущению Еревана? Можно ли предположить, что при принятии некоторых кадровых решений новоизбранный президент консультируется или согласовывает свои действия с руководством Армении?

-Думаю, исходя из позиции Арутюняна к властям и политике Армении, изначально было ясно, что он во многих вопросах будет учитывать мнение Пашиняна, особенно при назначении кадров в тех сферах, которые тесно корелируют с РА. Что касается назначений в целом, то любой президент столкивается с проблемой неоднозначного восприятия своих решений. Вопрос в том, насколько то или иное решение оправдает себя, а это вопрос времени.


Обнадеживает то, что в вопросах назначения Арутюнян руководствовался критерием профессионализма кадров. То есть до сих пор все назначенные кадры по своим профессиональным и иным навыкам соответствовали тем должностям, которые они будут занимать. Переназначение Маиляна можно рассматривать именно в этом ракурсе.

С другой стороны, Арутюнян еще во время предвыборной кампании заявил, что в случае победы будет сотрудничать со всеми политическими силами и деятелями.

- Кстати, некоторые круги считают назначение Маиляна временным. По их мнению, пребыванию Маиляна на должности министра ИД может помешать вето РФ на его въезд в Россию. Считаете ли Вы эту информацию достоверной?

- Сведения о вето в отношении Маиляна на въезд в Россию распространились во время предвыборной кампании. Думаю, Араик Арутюнян владеет соответствующей информацией.

- Вы на днях заявили, что было бы логично, если бы Маилян вместе со своей командой пополнил бы ряды оппозиции и держал бы под контролем каждый шаг властей. Поскольку он сохранил свой пост, а Самвел Бабаян получил новую должность, кто возьмет на себя роль оппозиции, Виталий Баласанян?

- Маилян не в первый раз, так сказать, предает поддерживающую его команду. По-моему, его команда была уверена в том, что в случае поражения они вместе с Маиляном станут весомой оппозиционной силой и продолжат борьбу с целью последовательной реализации озвученных ими заявлений. Но и на этот раз Маилян предпочел власть оппозиционной деятельности.

Следует также учесть то обстоятельство, что поддерживающая Маиляна партия не преодолела минимальный порог для прохождения в НС. То есть это было фиаско и для Маиляна, и для поддерживающей его команды.

А вот в назначении Самвела Бабаяна ничего удивительного нет. Это обусловлено раскладом политических сил в парламенте. Вся тяжесть бремени оппозиционной деятельности в сложившейся ситуации ляжет на плечи фракции Виталия Баласаняна, которая состоит из трех депутатов. Но, исходя из того обстоятельства, что мы уже видели парламентскую оппозицию в лице Баласаняна, об эффективности его деятельности стоит забыть.

Этот парламент, по большому счету, будет инертным и, к сожалению, не будет отличаться профессионализмом.


- Неоднозначно было воспринято и назначение Камо Агаджаняна главой Службы национальной безопасности.

- Если честно, реакция общественности по поводу этого назначения для меня непонятна. Камо Агаджанян имеет достойную похвалы боевую биографию, во время войны, он прошел путь от командира взвода до командира дивизии, от рядового до генерал-лейтенанта, затем был командиром армейского корпуса Вооруженных сил РА. С 2013 года он больше 5 лет руководил Полицией. Теперь возникает вопрос: что удивительного в том, что Камо Агаджанян возглавил Службу национальной безопасности?

С другой стороны, мы живем в век информационных технологий, так что неудивительно, что даже те, кто едва отличает "а" от "б", спешат высказать свое мнение по любому вопросу, а те, кто распространяет сплетни и выдумки, называют себя журналистами. Результатом является эта грязная информационная вода, которая постоянно "затопляет" нашу повседневную жизнь.


- Г-жа Лалаян, в последние дни Азербайджан проявляет активность не только в зоне карабахского конфликта, но и в своих заявлениях. Министерство обороны страны-противника открыто угрожает Армении. В чем причина этих событий? Это обычные милитаристские заявления или они свидетельствуют о чем-то большем?

- Воинственные заявления Азербайджана стали обычным явлением с тех пор, как Ильхам Алиев стал президентом. Его отец был более благоразумным и дальновидным. В последние два года Алиев-младший практически не выступал с заявлениями о возобновлении войны и решении вопроса военным путем. Видимо, смену власти в Армении внушила ему какие-то надежды. И он зашел так далеко в своих мечтах, что уже открыто посягает на Ереван в своих заявлениях. Он даже нагло заявляет, что если Армения хочет иметь свое государство, пусть она строит его где-то еще, а не на "их" территории.

Думаю, что воинственные заявления в последние дни, скорее всего, объясняются неоправданными ожиданиями. В любом случае, независимо от его политики и заявлений, мы всегда должны быть готовы к войне, потому что нашим соседом являются турки. Даже если будет прочный мир, наше оружие всегда должно быть готово выстрелить.


- В последнем интервью вы заявили, что Пашинян сравнял азербайджанскую общину с Республикой Арцах. Что Вы имели в виду?

- Азербайджанская община Нагорного Карабаха была создана еще в годы войны. Конечно, сначала для того, чтобы принять участие в конференции 1992 года в Минске, как другие представители Нагорного Карабаха, то есть не армяне. Если учесть, что с главой общины встретился посол США в Азербайджане, а недавно и Ильхам Алиев. Впоследствии, азербайджанская сторона всегда предпринимала попытки представить проблему Арцаха международному сообществу как столкновение между двумя общинами. Однако, в последнее время армянская сторона, введя в оборот тему совместного проживания азербайджанцев на освобожденных территориях, оживила вопрос существования этой общины.

Эта община стала фактором, если учесть, что с главой общины встретился посол США в Азербайджане, а недавно и Ильхам Алиев. Ясно, какие вопросы должны обсуждаться с главой этой общины.

В совокупности всего этого, если от Еревана, в частности, от первого лица страны звучат заявления, в которых ставится под сомнение факт существования арцахской государственности, естественно, таким образом ставится знак равенства между этой общиной и Арцахом. Иными словами, подобной стратегией мы содействуем реализации цели Азербайджана представить арцахскую проблему как столкновение между двумя общинами.


- В конце концов, что ожидает Арцах в ближайшее время, какие события Вы прогнозируете в переговорном процессе?

- Я недавно встречался с президентом Арцаха и хочу ответить на этот вопрос словами Араика Арутюняна: "Мы не будем сдавать земли, мы будем укреплять армию".


Беседовала Лия Ходжоян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...