Неопределенность в отношениях между Пашиняном и Москвой развязала руки Баку - Эскин

Автор: Verelq News
2245

Армянская дипломатия упустила инициативу в важнейшем вопросе. В карабахском конфликте все разговоры ведутся о территориальном компромиссе, но надо начинать с гуманитарной проблемы. Об этом в интервью VERELQ заявил  израильский политолог Авигдор Эскин.


- Господин Эскин, ситуация с COVID-19 поставила весь мир на паузу, кроме Азербайджана: здесь проводятся широкомасштабные военные учения, на этом фоне ВС Азербайджана предприняли очередную попытку диверсионного проникновения, но были с потерями отброшены. Насколько реальна угроза войны сейчас?

Столкновения на границе не новость уже четверть века. Угрозы широкомасштабной войны не наблюдается. А расширение локальных столкновений возможно. Атмосфера неопределенности в отношениях между администрацией Пашиняна и Москвой способствовала тому, что Азербайджан настроен более решительно в направлении изменений в статусе кво. Здесь есть о чем задуматься.

-То есть Вы считаете, что политика Никола Пашиняна несет в себе угрозу для Арцаха?

Я не даю оценок политическим лидерам Армении. Я только указал на вектор развития. Нынешняя атмосфера не способствует укреплению Армении. И это начинается не с Москвы и даже не с Арцаха, а с внутренних тенденций армянского мира в целом.

- Глава МИД России Сергей Лавров недавно заявил, что сейчас на столе переговоров документ, предполагающий поэтапное урегулирование карабахского конфликта. Это заявление наделало немало шуму и пока Ереван пытался перевести стрелки, страны-сопредседатели Минской группы - ни США, ни Франция по сути не опровергли слова Лаврова.

Сам факт ее существования (Минской группы – ред.) действует как успокоительное. Но это слабое успокоительное

- Чего хочет Баку известно, то, что Армения не пойдет на эти уступки - тоже не тайна. Так как будет урегулирован конфликт?

- Позицию Армении на переговорах формулировали президенты Тер-Петросян, Кочарян, Саргсян и глава правительства Пашинян. Все они готовы были на уступки, но не в той мере, которая устраивала Баку.

Мне представляется, что армянская дипломатия упустила инициативу в важнейшем вопросе. Все обсуждения касаются вопроса территорий. И почти ни слова о беженцах. В ходе конфликта сотни тысяч армян и азербайджанцев превратились в беженцев. Причем, армян было несколько больше. Эти люди лишились домов и имущества. Их место обитания заняли другие. Вот где мы наблюдаем подлинную картину конфликта. Все разговоры ведутся о территориальном компромиссе. Я же говорю, что надо начинать с гуманитарной проблемы. И это дало бы процессу оживление.

Еще раз хочу подчеркнуть: армянская дипломатия активно занимается признанием геноцида 1915-го года различными парламентами мира, но почти никак не действует в направлении восстановления прав армян, изгнанных незаконно из их домов. Есть и пострадавшие азербайджанцы, безусловно. И если мы подойдет к конфликту через судьбу пострадавших людей, то можно будет внести поправки в нынешний дискурс.

Если население Армении продолжает сокращаться, тема беженцев предана забвению и отношения с Москвой охлаждаются при отсутствии в политике американского вектора, то это не способствует укреплению армянских позиций.

- Начало года в регионе Ближнего Востока было довольно напряженным, эксперты даже пророчили войну, но пришел коронавирус. Но всех ли игроков устраивает такое затишье? Тот же Азербайджан кажется хочет показать, что не будет мириться с таким положением дел. Здесь можно упомянуть, думаю, и Турцию. Каких сюрпризов еще ожидать?

На Ближнем Востоке идет не первый год война в Сирии, в Йемене. В Ираке кровопролитие продолжается по инерции, в Ливане система рухнула. Определенная эскалация между Израилем и Ираном наблюдается. Однако речь идет на данном этапе о неготовности Израиля мириться с иранским укреплением в Сирии, но это не касается территории суверенного Ирана. Что же касается военных действий, то зарубежная пресса сообщает о более, чем тысячи успешных рейдов Израиля, на которые Иран ответил два раза. На данном этапе Тегеран отступает.

Мне кажется более реалистичным установление полных дипломатических отношений между Тегераном и Иерусалимом через 3-4 года, нежели активная война.

Турция пытается играть дестабилизирующую роль. Особенно это касается сектора Газа. Но внутренние проблемы не позволяют Эрдогану помышлять всерьез о конфликте с Израилем. Он сейчас больше озадачен продолжением бойни в Сирии и в Ливии, где Турция играет весьма неприглядную роль.

- В целом, как Вы оцените ситуацию в регионе Ближнего Востока?

За последние годы арабский мир и Иран понесли сокрушительный урон в их влиянии на мир. Ближневосточная нефть перестала быть черным золотом. Непрекращающиеся кровавые конфликты и ослабление режимов приводят к продолжающемуся системному падению.

Израиль же очень укрепился за последний десяток лет. Достаточно сказать, что за последний год мы обогнали Англию, Францию и Японию по ВВП на душу населения.

- Вы неоднократно заявляли о том, что Армения может быть посредником в переговорном процессе между Ираном и Израилем, и это принесло бы большую пользу и самому Еревану. Вы и сейчас так считаете и почему это важно для Армении?

- Я много говорил об этом 3-5 лет назад. Сейчас это неактуально. Тенденция резкого ослабления Ирана приводит там к дополнительной радикализации. Внутри Ирана неизбежны изменения. И тогда мы вернемся к теме.
Зачем это Армении? Потому для вас важны и нужны конструктивные отношения с Тегераном. А если вы поможете вашим соседям выйти из конфликта, в котором они терпят поражения и несут убытки, то вы окажете им немалую услугу. Кроме того, это поднимет международный престиж Армении.


- Кстати, Вы говорили, что Иран отдает предпочтение в карабахском конфликте Армении, а не шиитскому Азербайджану. Сегодня также считаете?


Если меня неточно цитировали, то не несу за это ответственности. Иран оказал Армении важную помощь на определенном этапе. Отношения с Ираном важны Армении и сегодня.

Иран на самом деле не занимает активной позиции по вопросу Карабаха. Я говорил о том, что шиитский Иран оказывает поддержку своим врагам, суннитским радикалам «Братьям мусульманам» в Газе, а в случае конфликта в Карабахе руководствуется иными принципами. Политика Тегерана местами прагматична.

Тем не менее, аятоллы никогда не смирятся теологически с тем, что армяне установили власть на территории, которая дотоле принадлежала мусульманам. Это вопрос теологии. Для них это «вакф». При этом Тегеран может вести себя прагматично еще не один год.


Лия Ходжоян


 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...