Эксперт: Необходимо чётко зафиксировать правила игры в ЕАЭС

Автор: Verelq News
994

Каковы итоги ереванского саммита лидеров Евразийского экономического союза (ЕАЭС)? Больше плюсов или минусов от членства Армении в ЕАЭС? Что мешает Армении полноценно использовать потенциал сотрудничества с Ираном? Что даст ЕАЭС в целом и Армении в частности вступление в Союз Узбекистана? На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил главный редактор издания «Армянский экономический журнал», доктор экономических наук Ашот Тавадян.


Как Вы оцениваете итоги прошедшего в Ереване заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС)?


Заседание было весьма плодотворным. Одновременно хочу отметить, что были начертаны основные направления развития ЕАЭС, были сверены часы, что весьма важно для развития не только торговых, но и, в целом, экономических отношений между нашими странами. Мы еще пока отстаем, в создании совместных предприятий, развитии общих направлений в цифровизации, нанотехнологиях… Были начертаны перспективы развития ЕАЭС, итоги весьма обнадеживающие.


Что касается документов, которые были приняты, это Соглашение о свободной торговле с Сингапуром. Конечно, рынок Сингапура в мировых масштабах не очень большой, примерно 5 миллионов человек, но с точки зрения прецедента, это важный момент - мы заключили соглашение с развитой страной, причем из региона юго-западной Азии. Это, я думаю может также послужить примером для других стран, с точки зрения развития наших экономических отношений.


Второе. Была принята концепция о формировании общего финансового рынка, это очень важно. Но я здесь должен отметить то, что, к сожалению, несмотря на то, что статья 64 Договора о ЕАЭС требует, чтобы проводилась согласованная валютная политика, но эта статья написана все-таки достаточно в общих словах. Она требует конкретизации, поскольку без согласованной валютной политики очень трудно будет формировать общий финансовый рынок. Я думаю, что конкретизация в этом плане очень важна, поскольку наши центробанки ведут достаточно разную денежно-кредитную политику, причем даже не всегда в интересах наших стран.


Отдельно отметим большой рынок Ирана, с которым мы уже через месяц будет действовать соглашение, правда с некоторыми ограничениями, о свободной торговле. Здесь, я думаю, решающую роль может сыграть зона свободной торговли в Мегри, которой может воспользоваться не только Армения, но и Казахстан, Беларусь, Россия. И как раз тут большую роль может сыграть создание совместных предприятий, кооперация нашей деятельности, поскольку рассматривать Союз только как свободное передвижение товаров, услуг, капитала, рабочей силы – это не совсем верно. Тем более, что в статье 4 Договора о ЕАЭС четко указано, что основной целью ЕАЭС является также кооперация, модернизация, повышение конкурентоспособности наших стран. Вот в этом плане, я думаю, должна быть проведена работа также в Евразийской экономической комиссии и поставлены четкие пути решения этой проблемы.


Вы упомянули Иран. В разных источниках много говорится о том, что Армения недостаточно использует тот потенциал, который дает соглашение о ЗСТ с Ираном. Что этому мешает и что нужно сделать?


Во-первых, мы должны сказать, что договор вступает в силу только через месяц. Во-вторых, конечно, проявлять инициативу. Я должен сказать о следующем: экономическое регулирование это искусство возможного. Так что тут очень важно, чтобы не только были четко зафиксированы каноны игры в экономике, конкретно Армении, но также были приняты соответствующие эффективные решения.


Я думаю, что в вопросах стимуляции принятия решений, в прямом смысле, мы еще отстаем. У нас в Армении, и не только в Армении, существует разрыв между ответственностью, качеством работы, публичностью и оплатой за это. Я, кстати, сторонник, чтобы серьезные, конкретные результаты, которые транспарентны, а также подотчетны, были бы существенно премированы. Подотчетность у нас слабая, в парламенте вопросы и ответы иногда перерастают в конкурс на остроумие. Именно вопросы подотчетности должны быть четко решены. Пока у нас этого нет, чтобы каждый министр периодично четко отвечал на вопросы за свою деятельность. Если действительно имеются позитивные результаты, то за это следует очень серьезно премировать. В тоже время необходимо, чтобы было представлено за какие конкретные результаты министр получил соответствующую премию. Естественно, у нас свободный рынок, и решения могут быть в интервале. Но диапазон нужно отметить, вот минимум, а вот могут быть такие наилучшие результаты. Это очень важно для повышения эффективности работы нашего аппарата.


Да, уровень коррупции в нашей стране снизился, я думаю, что скоро, в конце этого года, такая организация как Transparency International отметит этот факт. Но также есть другие вопросы, которые требуют решения. Тут тоже делаются шаги, с точки зрения не только борьбы с коррупцией, а вообще противодействия коррупции. Вообще все лазейки должны быть закрыты. Есть такой принцип: «Не искушай!» - вот эта проблема должна быть у нас также решена. Нужен системный подход к решению вопросов. К сожалению, у нас очень многие проблемы решаются кусочным методом.


Заседание ВЕЭС активизировало обсуждение вопроса - все-таки больше плюсов или минусов от членства Армении в ЕАЭС?


Конечно, плюсов намного больше, чем минусов. Так не бывает, чтобы страна вступила в союз, и у нее не были бы некоторые противоречия с общими интересами. Но вообще для чего существует Союз? В свое время говорили, вот у нас нет общих границ, а я тогда еще заявил, что нужно смотреть не на границы, а на вектор развития экономики. Страна с малой экономикой может развиваться только за счет своего экспорта, причем экспорта готовой продукции. А куда идет экспорт готовой продукции? На север и восток. На запад идет у нас только сырье. Но именно готовая продукция обеспечивает занятость. Вот интеграция в этом плане показала, что мы можем резко увеличить именно поставки готовой продукции, кооперацию в этом плане мы можем усилить. То есть основной наш вектор- это экспорт готовой продукции. И вот это направление показало себя. Мы эксперты просто, образно говоря, расширили эту дорогу и посоветовали получше ее заасфальтировать.


Конечно, проблемы возникают. Например, с таможенными пошлинами на машины. Мы в общий фонд посылаем 90 млн. долларов таможенных пошлин Союза, а получаем примерно 150 млн. С одной стороны получается, что весьма выгодно быть в Союзе и беспошлинно вывозить эту продукцию, а с другой платить меньше пошлин, чем другие члены Союза. Этот вопрос требует решения. Задевает это какие-то интересы? Да, задевает. С точки зрения эволюционного решения вопроса позитивно этот вопрос решать поэтапно. Возможно ли это? Думаю да. Тут вопрос опыта и искусства тех людей, которые защищают наши интересы, а также анализируют, как наши интересы совпадают с интересами всего Союза.


Есть информация о том, что Узбекистан начал проработку вопроса о вступлении в ЕАЭС. Что даст Союзу вступление Узбекистана? Как отразится это на Армении, учитывая, что у нас очень многие статьи экспорта схожи?


С одной стороны, конечно, это создает определенную конкуренцию, но с другой стороны, рынок Узбекистана тоже довольно большой и емкий, население больше 30 млн. Так что есть и плюсы и минусы. У них тоже оплата труда довольно низкая, как у нас, надо будет работать над качеством. Конкуренция будет идти на пользу нашим потребителям. В целом будем иметь большой дополнительный рынок.


Тут конечно нам потребуется и помощь Казахстана, с точки зрения создания совместных предприятий для выхода на рынок Узбекистана. Почему же нет? Поскольку с Казахстаном у нас достаточно прочные связи, и в этом плане уже проработано много вопросов.


ЕАЭС такое укрупнение даст рост рынка, а также, в стратегическом плане, расширение того или иного союза имеет определенные плюсы. Я должен сказать, что, конечно же, тут определенные ограничения будут, потому что если в ряде сфер разные уровни развития в той или иной стране, то будет определенный переходной период, будут поставлены определенные условия, которые уже есть в ЕАЭС.

Айк Халатян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...