Эксперт: программа нового правительства - программа видения, ожиданий и желаний

Автор: Verelq News
9352

Политолог, сотрудник Института Кавказа Грант Микаелян в интервью ИАЦ VERELQ прокомментировал программу правительства Никола Пашиняна, влияние на экономику страны действий правительства по выводу крупного бизнеса из «тени» и возвращению в правовое поле, реакцию на это предпринимателей, а также возможные шаги депутатов-бизнесменов после выхода из Республиканской партии Армении.


7 июня в парламенте пройдет обсуждение программы нового правительства. Критики отмечают отсутствие в ней каких-либо цифр. Как вы ее оцениваете?


У нее отчетливо временный характер. То есть, в ней никаких долгосрочных проектов нет, в ней есть стратегическое видение. В общем, это программа видения, программа ожиданий, желаний. Там есть цели, но нет плана действий. Это в том смысле логично, что это программа временного правительства. И, видимо, так было сделано специально, то есть не была подготовлена серьезная программа.


Плюс к этому, она очень сильно привязана к словам самого Пашиняна, там нет никаких новостей. То есть, это довольно близко к тому, что он говорил до того на митингах.

Республиканская партия критикует программу из-за того, что там нет цифр. Это нормально, что критикуют, но я считаю, хорошо, что цифр нет. Потому что сейчас нереально ставить какие-то конкретные цели. И то, что их не ставят, означает, что новые власти осознают сейчас невозможность каких-то расчетов наперед.


В чем отличается новая программа от программ предыдущего правительства?


Дело в том, что набор существующих в Армении проблем хорошо известен и он известен как республиканцам, так и бывшей оппозиции. В целом любая программа должна, так или иначе, обращаться к этим проблемам. Но есть разный фокус. Надо посмотреть, есть ли тут что-то про горнорудную промышленность, уверен, что есть, про экологию. Фокусируется внимание на теневой экономике, коррупции. Об этом тоже писалось, особенно в последней программе Карена Карапетяна, но фокус тут отчетливо в эту сторону. В ней много говорится о вооруженных силах, но довольно много внимания уделяется гуманитарному аспекту.


В целом социальная направленность этой программы более сильная и по сравнению с прошлыми программами сделан очень большой акцент на всех негативных аспектах, на необходимости реформ. Лозунгом и лейтмотивом прошлых программ было: у нас есть достижения, мы сделали много, сделаем еще больше, вот эти проблемы и эти направления.


Здесь больше проблематичная постановка вопроса. Да, действительно, довольно неконкретная программа, но мне кажется, что не ставилось такой цели - составить конкретную программу.


К чему приведут шаги правительства по возврату сетей супермаркетов в правовое поле, экологических проверок предприятий горнорудной промышленности? Как это скажется на экономике республики?


Что касается возвращения торговых сетей в правовое поле, то проблема не в том, что есть какое-то поле, куда должны вернуться. Проблема в создании такого поля, четком понимании того, что нужны законодательные и институциональные реформы, в рамках которых нужно возвращать в законодательное поле.


То есть, существовал такой подход, что нужно регистрировать индивидуальное предприятие, платить минимальный налог и пропускать через это какую-то часть оборота сельхозпродукции. Потом предприятие закрывалось, открывалось новое и таких индивидуальных предприятий было 470 только у «Ереван Сити».


Это такой неформальный институт. Для того, чтобы действовал новый институт нужна новая регуляция. Просто так взимать НДС сложно, поскольку ты не знаешь исходную цену продукта, соответственно ты не знаешь, какая стоимость добавленная. Это с одной стороны, с другой – нужны контролирующие органы. Потому что, если какая-то задача существует, то ее кто-то должен выполнять, следить за всем этим на постоянной основе. Поэтому я и говорю, что нужны институциональные реформы, в рамках которых будет не возвращение в законное поле, а именно создание этого законного поля.


С другой стороны, я хочу сказать, что не стоит и преувеличивать размер теневой экономики и коррупции, потому что, все, что мы видим на данный момент в сумме далеко не те величины, которые можно было бы ожидать исходя из тех слухов, которые постоянно в Армении циркулируют. То есть, теневая экономика не настолько велика, чтобы из нее можно было бы выжать большие суммы.


Над этим предыдущие правительства работали довольно много, естественно у них были политические ограничения, но с другой стороны они работали системно и долго. То есть, результаты у них были. На данный момент мы можем говорить, что теневая экономика составляет примерно 30% ВВП Армении, в США -15% Мы не можем ориентироваться на 15%. Максимум, на что можно ориентироваться – 20%-25%.


То есть, бюджет можно увеличить не в 2-3 раза, а на, соответственно – 10%-15%. Это предельный размер, на который можно рассчитывать и то в случае очень успешных институциональных реформ.


Но правительство Пашиняна обещает многие проблемы решить именно за счет резкого увеличения поступлений в бюджет, за счет сокращения теневой экономики. Из ваших слов выходит, что у правительства не будет средств для выполнения данных обещаний. К чему это приведет?

Может быть несколько результатов. Первый риск, если правительство реформируя и борясь с «тенью», в том числе полицейскими методами, увидит пределы эффективности этой политики и пределы возможности выжать деньги из «тени». Увидит, что их не так уж и много и окажется, что ожидания общества не исполнятся. Это может привести в среднесрочной перспективе (2-5 лет) к росту оппозиционных настроений уже в отношении новой власти.


Другой риск, то что власти не найдя достаточных средств в теневой экономике, и возможности включить в бюджет «коррупционные деньги», будут продолжать бороться с крупным бизнесом или пытаться найти этот коррупционный «пузырь». И в попытке найти его могут чересчур надавить на крупный бизнес.


Поэтому я считаю, что важно исследовать задачу, понять, насколько большие перспективы, и максимально доступным языком это объяснить обществу, чтобы не было завышенных ожиданий ни у власти, ни у общества.


А как поведет себя крупный бизнес? Будет ли он пытаться как-то сопротивляться потере свeрхприбыли?


Они как-то сопротивляются, но я думаю, что новая власть демонстрирует достаточно сильную волю к удержанию этой самой власти . На данный момент, по крайней мере это так выглядит, они хорошо контролирует силовые структуры. А значит, со стороны бизнеса было бы нецелесообразно с ними бороться и мне кажется, что такое понимание у бизнеса есть.


Если не будет попыток перераспределения собственности, по крайне мере были заявления о том, что перераспределение собственности не является целью, то, я думаю, что крупный бизнес не будет выходить на политическую плоскость, поскольку он не может бороться с властью, он скорее зависит от власти, чем является самостоятельным политическим фактором.


У них с прошлой властью была взаимосвязь, но тогда политической основой всегда была РПА, а крупный бизнес был как бы к ней экономическим придатком. А сейчас они уже не власть и этот бизнес скоро отвалится от РПА и скорее всего они будет голосовать в парламенте так, как нужно Пашиняну. Если не дойдет дело до попыток перераспределения собственности, бизнесмены не будут очень сильно сопротивляться, и если будет возможно найти какой-то компромисс, то, в конечном счете, они его найдут. Я думаю, они будут придерживаться такого подхода, и, соответственно, стараться быть более или менее конструктивными в отношении новой власти.


Уйдя из РПА депутаты-бизнесмены примкнут именно к команде Пашиняна ? Или к более близкому им ментально Гагику Царукяну?


Я думаю, что у них нет возможности примкнуть ни туда, ни туда. Если Царукян соберет в своей партии весь крупный бизнес, в том числе тот, который от него отвалился три года назад и тот, который отвалится от РПА, он таким образом нарисует на своей партии мишень и подвергнет ее очень серьезным рискам. Потому что это будет такой неполитический субъект в политике, который будет однозначной целью для власти.


С другой стороны, Пашинян тоже не может на это пойти, потому что он всем демонстрирует, что идет смена парадигмы, идет отказ от олигархата, а тут наоборот получается, что вся партия будет поддерживаться олигархами.


Поэтому, я думаю, что речь будет идти о том, что олигархи просто отвалятся от РПА и какое-то время они либо будут иметь собственную фракцию, либо будут просто без фракции в каком-то количестве и после новых выборов большая их часть, скорее всего, не войдет в парламент ни под одним из брендов.


Программа правительства будет принята или возможны какие-то сюрпризы?


Скорее всего, да, примут, потому что, меньше всего выборы нужны Республиканской партии, даже при нынешнем избирательном законодательстве. Рейтинг Пашиняна сейчас очень высок, то есть, он выше, чем у всех остальных в разы. Если он сейчас проведет выборы, то у него будут все возможности как по недопущению взяток и применения административного ресурса, тем более, что административный ресурс сейчас в большей степени в его руках, так и по контролю за выборами.


Соответственно, лично я бы на его месте уже сейчас пошел бы на выборы, то есть сделал бы так, чтобы эта программа была сорвана. Выгоднее всего провести выборы именно ему. Но Пашинян считает, что нужно подготовиться, принять ряд законов, нужно, чтобы временное правительство поработало в течение какого-то периода, он считает до года, и, скорее всего, до конца этого года провести выборы.


Я думаю, что РПА правильно понимает свое положение и чем дольше продержится нынешний парламент, тем лучше для них. Если они будут срывать эту программу, то тогда будут новые выборы, на которых они гарантированно проиграют, и нет никакой гарантии, что попадут в парламент. Шансы есть, но гарантий нет.


Поэтому я думаю, что программу они проведут, по крайней мере в интересах РПА ее провести. И есть такое мнение, что наоборот, «Процветающая Армения» будет срывать эту программу, как раз для того, чтобы провести новые выборы. Потому что «Процветающая Армения» отчего-то уверена в своих силах (я считаю, что для этого нет оснований), считает, что у нее есть хорошие шансы на успех в ходе досрочных выборов.


Айк Халатян


 

Печать

Другие новости по теме