Эксперт: Азербайджан и Иран совершено не заинтересованы в военном столкновении

Автор: Verelq News

Чем вызвано нынешнее обострение отношений между Ираном и Азербайджаном и как далеко оно может зайти? Как в Иране относятся к резкому усилению влияния в регионе Азербайджана и Турции по итогам прошлогодней войны? Считают ли в Тегеране Баку союзником своих врагов?


На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), корреспондент агентства ТАСС в Иране Никита Смагин.


Чем вызвана столь жёсткая реакция Ирана на действия и заявления Азербайджана? Ведь во время прошлогодней войны и сразу после неё Тегеран был довольно сдержан и даже поздравлял Баку с победой.


На протяжении большей части противостояния в Карабахе Иран пытался занимать равноудалённую позицию между Азербайджаном и Арменией, не поддерживать открыто ни одну из сторон и  продолжать сотрудничество с обеими сторонами. В ходе последней войны в Карабахе Тегеран занимал примерно такую же позицию - такого стороннего наблюдателя, который пытается при этом обеспечить свои интересы в плане безопасности.


В дальнейшем, когда Азербайджан победил в войне, Иран с одной стороны был этим не совсем доволен, его скорее устраивал статус-кво, который был до этого. Теперь же ситуация поменялась, и это очевидно могло привести к определённым результатам, которые могли Иран не устроить. Но при этом иранская сторона надеялась, что если занять нейтральную позицию и по итогам поддержать Азербайджан, просто риторически, поздравить его и никуда не продвигаться, то Азербайджан за такую позицию, за то, что Тегеран ничего против не противопоставил, и, в итоге, поддержал, пойдёт на те уступки, которых требует Иран.Это касается в первую очередь террористов из Сирии, как называют в Иране этих боевиков, а также сил Израиля на территории Азербайджана.


Сегодня ситуация показывает, что Азербайджан на уступки по этим направлениям, прежде всего по сотрудничеству с Израилем не идёт. Более того, Иран продолжает беспокоить ситуация вокруг Карабаха и возможное обострение там в дальнейшем.


И если говорить конкретно о последнем обострении риторики, нужно понимать, что оно произошло не просто с иранской стороны. Все-таки, здесь речь идёт о взаимных претензиях, и заявления азербайджанской стороны  не менее резкие. Можно вспомнить интервью Ильхама Алиева агентству Anadolu, которое во-многом эскалировало ситуацию, сделало её ещё более острой.


Так что, речь скорее идёт о том, что Иран пытается просить, требовать у Азербайджана пойти на те уступки, которые в интересах Ирана, а Азербайджан, с учётом того, что ситуация изменилась и он чувствует себя гораздо более уверенным и гораздо более сильным в этой истории, пока на эти уступки категорически не идёт, и вот это привело к тому результату,  который мы видим.


Насколько далеко может зайти нынешнее обострение? Или Тегеран просто ограничится жесткими заявлениями и демонстрацией мускулов?


Очевидно, что стороны, как Азербайджан, так и Иран, совершено не заинтересованы в военном столкновении. И наиболее вероятный сценарий,  что ничего такого серьёзного не произойдёт, так как все понимают, что это достаточно рискованный сценарий. И Азербайджан, и Иран, в общем-то, заинтересованы в налаживании отношений. Есть совместные проекты, вроде "Север-Юг", есть взаимодействие по экономическому направлению, есть достаточно много других сфер для сотрудничества, которые уже работают в интересах обеих сторон. И понятно, что любое военное столкновение перечёркивает все это взаимодействие, которое придётся сворачивать и идти в сторону конфронтации. А конфронтация непонятно когда закончится, даже если конфликт будет незначительным. Поэтому, это не приведёт к вооружённому столкновению. Хотя, когда войска перебрасываются к границе, то возможны эксцессы, которые придётся заглаживать, как-то урегулировать.


Почему официальные лица Ирана все время в своей критике действий Баку вспоминают о влиянии Израиля в Азербайджане? С учётом враждебных отношений Ирана с Израилем, это говорит о том, что в Тегеране рассматривают власти Азербайджана как союзников Израиля и своих врагов?


Пожалуй, в нынешнем обострении ситуации между Ираном и Азербайджаном израильский фактор является самым важным для Тегерана. То есть иранцы заявляют, чти Израиль не просто поставляет технику, включая беспилотники Азербайджану, но и использует азербайджанскую территорию, чтобы шпионить, наблюдать за территорией Ирана. Иран, разумеется, такое никогда не приемлет, для него это красная черта, и вот именно эта история сейчас является главным раздражителем для Тегерана, и именно это они в первую очередь выносят в публичную плоскость.


То есть сказать, что это автоматически делает Азербайджан врагом Ирана нельзя, так как есть огромное количество сфер для сотрудничества и Иран не готов просто так отказаться от этого сотрудничества. Но при этом главное условие для деэскалации, которое будет выдвигать Тегеран, это уменьшение влияние Израиля в Азербайджане. И, если Азербайджан пойдёт на уступки и прекратит позволять Израилю наблюдать за иранской территорией, то тогда, наверное, деэскалация возможна достаточно быстро.
Но если Баку на это не пойдёт, то вероятно нас ждёт продолжение ситуации.


Как в Иране относятся к резкому усилению влияния в регионе Азербайджана и Турции по итогам прошлогодней войны? В частности к возможному взятию ими коммуникаций через армянский Сюник и к угрозам Ильхама Алиева силой добиться открытия так называемого «Зангезурского коридора»?


Возросшее влияние Турции, конечно, беспокоит Иран. При этом Турция тоже является иранским партнёром, поэтому Тегеран старается не выносить эту историю в публичную плоскость. То есть, в претензиях, которые мы слышим в адрес Баку и вообще в связи со  сложившейся ситуацией, Иран никогда не говорит, что его беспокоит возросшее влияние Турции. Разумеется, это не проговаривается, чтобы не обострять ситуацию на турецком направлении. Но, в целом, конечно, это вопрос важный, хотя немного менее важный, чем история с Израилем и его участием.


При этом Иран серьёзно беспокоят заявления со стороны Баку, что азербайджанские власти готовы силой проложить коридор из Азербайджана в Нахичевань. Это будет означать отсечение основной части Армении от Ирана. А Армения, все же, для Ирана является важным партнёром на Кавказе. Более того, учитывая,  что Иран установил зону свободной торговли с Евразийским союзом, и Армения является единственной страной ЕАЭС, граничащей с Ираном, это направление является достаточно важным для Тегерана. Кроме того, если Азербайджан полностью получает контроль над границей, то это уменьшает возможности Ирана для влияния на ситуацию. Все это является дополнительным фактором для обострения, и даже если это не так открыто поднимается в публичной плоскости и Иран ограничивается заявлениями в адрес Израиля и его влияния, надо понимать, что этот фактор остаётся безусловно очень важным.


Как это обострение повлияет на политику Ирана в регионе?


Очень важно и то, что последние военные действия вокруг Карабаха не просто оказались локальной историей, но и достаточно серьёзно изменили расклад сил на Кавказе. И для Ирана эта история является предельно важной, так как прежний подход Тегерана - равноудалённость от Азербайджана и Армении и какое-то равное взаимодействие, уже не работает. То есть сегодня Азербайджан так сильно усилился, причём усилился не только Баку, но и видно усиление Турции и Израиля, и все это на фоне недавних военных действий, что дальше практиковать те же самые методы в отношении кавказской политики уже не получается.


Мы видим, что Иран сначала пытался продолжить уравновешенный подход, но это приводит к обострению, пока что обострению риторическому, и в общем, в этом смысле история конечно долгоиграющая. То есть, скорее всего, сегодня вопрос каким-то образом удастся урегулировать, снизить градус обострения, но почти наверняка похожие вопросы будут возникать и дальше. Потому что ситуация уже иная: и Баку и Турция чувствуют себя совершенно иначе А Израиль, судя по всему, себя чувствует несколько иначе. И  поэтому вся эта история будет иметь долгосрочные последствия, и мы будем о ней, судя по всему, говорить и в дальнейшем.


Айк Халатян

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...