О выборах, войне и будущем Арцаха: интервью с Леной Назарян

Автор: Verelq News

О возможностях преодоления политического кризиса в Армении, внеочередных выборах, предстоящей предвыборной гонке, деле «1 марта», армяно-турецких отношениях и карабахском конфликте ИАЦ VERELQ в рамках проекта «Горячая линия» побеседовал с вице-спикером парламента Армении Леной Назарян.


Госпожа Назарян, Никол Пашинян подал в отставку с поста премьер-министра, отметив, что партия «Гражданский договор» примет участие во внеочередных парламентских выборах. Есть ли определенность относительно того, в каком формате партия будет участвовать в выборах – как отдельная сила или в союзе с другими силами? Как вы оцениваете ваши шансы на этих выборах, учитывая поражение во Второй Карабахской войне и ее гуманитарные, социальные и политические последствия?


По всей вероятности, партия «Гражданский договор» примет участие в выборах отдельно. Что касается второго вопроса: а как оценивают свои шансы другие силы, которые в течение долгих лет - в период Первой Карабахской войны, апрельской войны, переговорного процесса находились у власти, либо были коалиционными партнерами правящей силы, либо парламентской оппозицией, либо внепарламентской оппозицией? Учитывают эти силы свою долю ответственности в вопросе карабахского конфликта, когда оценивают свои шансы на выборах? Или легче назначить в качестве виновного только одну политическую силу, или, проще говоря, только одного человека.


В первую очередь, конечно, признавая долю вины и ответственности действующего правительства, тем не менее, во имя правды, должна сказать, что война, во-первых, является следствием агрессии Азербайджана и нарушения им международной договоренности мирного решения вопроса, во-вторых, что более важно для нас, является следствием отсутствия политического, военного институтов в нашей стране, а также общественного, образовательного, научного и медиа сообществ. Надеюсь, что указанные круги глубоко проанализируют ситуацию и переоценят свою роль в этом вопросе. И, в конце концов, во время выборов решительное слово принадлежит избирателям.


«Мы представимся обществу так, как всегда представлялись, будем ходить по общинам и домам».


Какие выборы нас ожидают? В каком имидже команда власти предстанет перед обществом? Какие предвыборные тезисы будут продвигаться во время кампании? Будет ли и на этот раз власть руководствоваться разделением общества на «черных» и «белых»?


Я полна надежд на то, что нас ждут свободные и демократические выборы, и гарантом этого являются граждане Армении, правоохранительная система страны и все те политические силы, цель которых после катастрофы войны удержать государство «на ногах», проявляя максимальную ответственность.


Патриотизм – это в том числе означает быть ответственным гражданином. И нам есть что сказать, и что услышать. Мы представимся обществу так, как всегда представлялись, будем ходить по общинам и домам. Естественно, что людей, преимущественно в первую очередь, интересуют вопросы, касающиеся причин войны, безопасного будущего, экономической и внешней политики. Значит, именно на эти вопросы мы должны ответить искренне и реалистично. Кстати, премьер-министр в парламенте и общинах уже затронул эти вопросы.


Что касается разделения на «черных» и «белых», то мы квалифицировали «черным» коррупцию, фальсификацию выборов, все то, что имело место в прошлом.



«В связи с этим у меня нет опасений, так как выборы не будут сфальсифицированы и, следовательно, не будет никаких оснований для призывов о проведении митингов и внеочередных выборов».


Оппозиция и власти хоть и готовятся к выборам, но идут к выборам в условиях серьезного противостояния. Выборы решат политический кризис в Армении? У вас нет опасений относительно того, что на следующий день после выборов возобновятся демонстрации, политическое противостояние и призывы к проведению новых внеочередных выборов?


В связи с этим у меня нет опасений, так как выборы не будут сфальсифицированы и, следовательно, не будет никаких оснований для призывов о проведении митингов и внеочередных выборов. Вообще, выборы являются как разделяющим общество явлением в свете отличающихся политических симпатий избирателей, так и антикризисным мероприятием, в свете того, что принимается окончательное решение на ближайшие пять лет, что способно внести стабильность в общественную жизнь в стране до следующих выборов. Во всяком случае, нет другого варианта разрешения ситуации.


Никола Пашиняна и его команду резко критикует ваш некогда союзник, первый президент Левон Тер-Петросян. Более того, он проводит встречи с вашими нынешними политическими оппонентами - экс-президентами Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном. Как власть относится к резкой критике первого президента? Обсуждаете ли вы его заявления?


«Гражданский договор» никогда не был союзником Левона Тер-Петросяна или возглавляемой им партии «Армянский национальный конгресс». Это подтвердят и они. Мы не обсуждаем ни заявления, ни встречи первого президента. Вообще, мы относимся к разумной критике со всей серьезностью, а к политической амнезии с состраданием.


«Сколько бы Алиев ни говорил, что вопрос закрыт, это не так, поскольку в Арцахе проживает более 100.000 армян - мирное население, жизнь которых не может считаться безопасной».


В одном из своих интервью Вы заявили, что потерянные территории Арцаха нужно вернуть политическим путем, а не стремиться к реваншу. И разговоры о реванше Вы посчитали «реакционными и опасными». Вы действительно думаете, что потерянные войной территории можно вернуть политическим путем, поскольку история арцахского конфликта за последние 26 лет доказывает обратное? И как воспринимается Ваше заявление в Армении и считающем Зангезур своей «исторической территорией» Азербайджане?


Если какая-либо политическая сила или деятель, особенно участвующий в выборах, считает, что карабахский конфликт не имеет политического решения и нужно решить вопрос военным путем, то, пожалуйста, пусть прямо сейчас заявит об этом обществу, и лично возьмет на себя ответственность за реализацию этого решения, конечно, после избрания.


Да, я действительно думаю, что карабахский вопрос не имеет военного решения, и он должен быть урегулирован исключительно политическим путем. Когда говорится, что война не является решением конфликта, не подразумевается только то, что война – это бедствие, и ее нужно избежать, а в прямом смысле – война не решает этот вопрос. Свидетельством тому являются первая и вторая карабахские войны. Третья и четвертая войны тоже не решат этот вопрос.


Сколько бы Алиев ни говорил, что вопрос закрыт, это не так, поскольку в Арцахе проживает более 100.000 армян - мирное население, жизнь которых не может считаться безопасной. Этот вопрос также находится в политической повестке разных стран. Значит, нужно политическое решение.


Фото: Спутник


«Неоднократно было заявлено, что гарантом безопасности Арцаха является Армения, и на данный момент также российские миротворцы».


Армения продолжает оставаться гарантом безопасности Арцаха? Какие основные задачи поставил перед собой официальный Ереван в этом вопросе?


Да, неоднократно было заявлено, что гарантом безопасности Арцаха является Армения и на данный момент также российские миротворцы. Окончательное урегулирование карабахской проблемы мы видим посредством задействования международного принципа «отделение во имя спасения». Он является современным проявлением принципа самоопределения народов, дает право народам как отделиться от какого-либо государства, когда существует риск дискриминации, широкомасштабных нарушений прав человека или геноцида, так и исключает присоединение к государству, если объединение приведет к тем же последствиям.


Вы считаете Азербайджан и Турцию партнером по построению мира для Армении?


Заявления Азербайджана и Турции после войны слишком противоречивы для рассуждения на эту тему.


В настоящее время куда направлен вектор внешней политики Армении? Ваше правительство обвиняют в проведении непонятной и непредсказуемой внешней политики.


В послевоенный период, естественно, что вопросов относительно внешней политики стало больше и острее. Поскольку мы находимся на пороге выборов, ответы на эти вопросы станут важной темой дискуссий в предвыборный период.


Премьер-министр Никол Пашинян на встрече с Владимиром Путиным 7 апреля в Москве заявил, что обсудит некоторые аспекты, связанные с функционированием объединенной армяно-российской группировки войск и объединенной системы противовоздушной обороны. Скажите пожалуйста, о чем идет речь?


Думаю, будет уместно, если на эти вопросы ответят представители оборонной сферы.


«Я не знаю, какие требования выдвигает или не выдвигает Турция, поскольку нет прямого разговора с ней».


Особенно после заявлений МИД и других ваших коллег об установлении диалога и отношений с Турцией звучат мнения о том, что официальный Ереван может снять с своей внешнеполитической повестки вопрос международного признания Геноцида армян. Турция выдвигает такое требование и готова ли Армения его принять?


Ну, наверное, некоторые представляют оппозиционную деятельность именно так. Во-первых, озвучиваются мнения, что официальный Ереван может снять со своей внешнеполитической повестки вопрос международного признания Геноцида армян и, не уходя слишком далеко, прямо на месте, сразу же критикуют это необоснованное предположение. Я не знаю, какие требования выдвигает Турция или не выдвигает, поскольку нет прямого разговора с ней. Из отрывочных заочных публичных посланий МИДов и опосредованных заявлений глав других стран понять многое невозможно.


Истина в том, что независимо от требований Турции и тех критиков, которые больше всего думают о требованиях Турции, нет и не может быть мысли о снятии с повестки вопроса международного признания и осуждения Геноцида армян.


«И было бы хорошо, чтобы оппоненты занимались не комментариями моих мыслей, а представляли бы свои мысли обществу».


Вы, недавно затронув тему отношений с Турцией, сказали: «Может, сейчас есть хороший шанс, чтобы не было вражды». Проясните, пожалуйста, почему вы говорите о «хорошем шансе» после открытой поддержки Турции Азербайджану в войне в Карабахе, убийства 4 тысяч военнослужащих и оккупации 3/4 территории Арцаха? Почему вы не говорили об этом раньше?


Если вы послушали мои слова полностью, то заметили бы, что я говорю в послевоенных реалиях о пункте трехстороннего заявления от 9 ноября, касающегося разблокирования коммуникаций, как о возможности в какой-то мере сделать управляемыми проявления вражды по отношению к нам - от блокады до нападения. Почему я говорю об этом? А когда мы думаем о будущем, что хотим, чтобы произошло, о чем хотим говорить? Почему раньше я не говорила? Потому что перед войной даже мысли о разблокировании, не говоря уже о шансе, не было, чтобы говорить об этом. И если внимательно следить за содержанием и подтекстом различных посланий противника, станет ясно, что у Азербайджана есть стратегия блокады Армении. Об этом нужно думать. И было бы хорошо, чтобы оппоненты занимались не комментариями моих мыслей, а представляли бы свое видение обществу. В противном случае, я вынуждена вновь и вновь подтвердить и представить исключительно свои мысли, против чего я не возражаю, честно говоря.


Президент США Байден официально признал Геноцид армян. Считаете ли вы, что это заявление станет выверенной политикой по отношению к Турции, правительство Армении будет работать в этом направлении с лоббистскими структурами диаспоры?


До заявления Байдена работа и сотрудничество в этом направлении велись. Структуры, организации и отдельные лица диаспоры - передовики международного признания Геноцида армян, осуждения и предотвращения геноцидов. Благодаря их усилиям и преданности, один из вопросов повестки дня внешней политики Армении зафиксировал большой прогресс, в связи с чем выражаю благодарность всем.



«А судебная община, суды не имеют каких-либо объяснений относительно озвучиваемых ими сомнений относительно правосудия».


Глава правительства и другие члены вашей политической команды неоднократно отмечали, что дело «1 марта 2008 года», по сути, раскрыто. Недавно по решению суда уголовное дело по статье «Свержение конституционного строя», выдвинутого в отношении главного фигуранта по данному делу, второго президента Роберта Кочаряна, было прекращено. Как получается, что на фоне заявлений о раскрытии дела, уголовное преследование в отношении главных фигурантов прекращается?


Суд не зависит от Национального собрания, чтобы принял решения по желанию парламента. И у меня тоже будут объяснения по различным делам. Если у вас тоже есть ощущение, что правосудия не свершилось, спросите судей. Их место вам известно, имена - тоже. Я как-то уже говорила, что политик не может быть судьей, прокурором, Католикосом, генералом и так далее. Государственные национальные институты сами должны позаботиться о своем авторитете и ответить на вопросы общества, если есть вопросы, связанные с их деятельностью. Эти институты тоже не содержатся за счет общественных средств. Правительство, действующее под нашей ответственностью, в частности, Министерство юстиции еще 1.5 года назад начало реформирование судебной системы. По моей оценке, это самые системообразующие реформы нашего правительства. Национальное Собрание Армении привело состав Конституционного суда в соответствие с требованиями Конституции.


И самое главное, мы сказали, что прокуратура ничем не скована для раскрытия дела, а суд должен действовать независимо и исключить какое-либо влияние с нашей стороны. А судебной общине, судам нечего сказать о сомнениях в обществе по поводу их вердиктов и решений.


Роберт Кочарян и его команда примут участие во внеочередных выборах. Сейчас звучат не мало обвинений о том, что ваша власть привела Роберта Кочаряна в политику, фактически оправдала его по делу «1 марта» и превратила в политический фактор. Что вы ответите на эти обвинения?


В моем предыдущем ответе содержится ответ и на этот вопрос.


Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...