Эксперт: в кризисных ситуациях лучше инфляция, чем голод и безработица

Автор: Verelq News

Как на армянскую экономику повлияет пандемия коронавируса? Насколько сократится ВВП? Удастся ли избежать значительного сокращения рабочих мест или нет? Надо ли сейчас резко увеличивать внешний долг? Деньги надо просто прямо раздать населению или лучше их потратить на целевые программы помощи? На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил бизнес-консультант Арен Апикян.


Как вы оцениваете ситуацию в экономике Армении? Каким будет этот год для армянской экономики?


У меня нет большого оптимизма насчет этого года, по крайней мере, потому что, учитывая, что Армения, в целом, очень сильно экспортозависима.  В условиях пандемии и закрытых границ  и вообще очень низкого потребительского спроса везде в мире не может быть какого-то серьезного развития. Пока речь идет только об экономическом спаде. Армения более чем на 50% зависит от торговли и услуг. И торговля, и услуги во время карантина встали полностью. Закрыты магазины, люди сидят дома, нет потребления. А если нет потребления, соответственно не может быть никакого экономического роста. Потому что вся экономика основана на потреблении.  А потребление по всему миру - и в развитых странах, и  тем более в странах маленьких, бедных, очень сильно пострадало. Поэтому прогноз у меня отрицательный. Скорее всего, экономика в этом году у нас будет в минусе.   


Премьер-министр Никол Пашинян заявил на днях, что «в Армении наблюдается некоторая социальная напряженность из-за пандемии коронавируса, однако социального кризиса избежать пока удается». Удастся ли избежать значительного сокращения рабочих мест или нет?


Достаточно пройтись по улицам города, чтобы понять, что существенное сокращение рабочих мест уже есть.  Потому что если все закрыто, все стоит, не может быть такого, чтобы люди не потеряли работу. Там, где малый бизнес, а в Армении малый бизнес - это основная часть, можно сказать, экономики,  и если у тебя все закрывается, ты вынужден сокращать людей, отправлять их домой, не платить им зарплату, потому что  у малого бизнеса нет такого ресурса, чтобы люди не работая получали ту зарплату, которую  они получали. И, я думаю, что если официальная статистика  по первому кварталу  может быть  как-то показывала какой-то  рост рабочих мест, то во втором квартале у нас будет кардинально другая картина.


Какие последствия принесет Армении наращивание внешнего долга?


У нас, к сожалению, нет альтернативы наращиванию внешнего долга, потому что собственных ресурсов на поддержание экономики не хватит. Поэтому государство будет вынуждено брать новые займы для того, чтобы каким-то образом оживить экономику.  В такие периоды очень важно поддержать бизнес, поддержать людей, чтобы потребительский спрос оставался на достаточном уровне для того, чтобы бизнес не закрывался. Потому что если  будет закрываться бизнес, соответственно не будет налогов, и государство не сможет выполнять свои обязанности перед гражданами, поэтому здесь никаких вариантов нет. Либо надо брать долг, либо у нас будет длительная стагнация со всеми вытекающими из этого негативными последствиями - ростом безработицы, падением доходов бюджета, соответственно, сокращением уже в дальнейшем государственных программ, сокращением государственного аппарата и т.д. То есть эта цепочка будет бить по всему сектору. От экономики это перейдет на государственный сектор обязательно. Поэтому у государства, в принципе, нет никакой другой альтернативы. Надо брать деньги у организаций-доноров, которые дают сегодня деньги, и вливать эти деньги в экономику, чтобы она не встала.  


Как оцениваете программы помощи правительства? При их обсуждении в парламенте озвучивались два пути: просто прямо раздать деньги населению или целевые программы помощи, в первую очередь бизнесу. Какой путь предпочтительнее?


Надо и тот, и другой вариант делать.  Раздать людям деньги нужно для того, чтобы не остановилось потребление. То есть если у человека нет денег, он ничего не покупает, дальше страдает продавец, производитель и т.д. по цепочке.


Поэтому надо в тяжелые времена делать то, что сделано в Америке. В Америке  раздали и людям деньги, и бизнесу дали долгосрочные кредиты. То есть людям они просто  раздали по 1200 долларов,  а бизнесу они, соответственно оценивая масштабы бизнеса, выделяют малому бизнесу до миллиона, до двух миллионов долларов долгосрочных кредитов под очень низкий процент, вплоть до 30 лет, для того, чтобы бизнес мог перезапуститься.


Потому что самые большие проблемы у бизнеса начнутся, на самом деле, сейчас, когда все откроется. Когда все откроется, бизнес будет вынужден повысить свои расходы,  а доходы еще не будут те же самые. Потому что потребительский спрос все равно будет низкий. Когда ты закрыт, ты уже со всеми расплатился, сидишь, просто деньги не зарабатываешь.  А когда ты открылся после такого кризиса, то ты начинаешь тратить, потому что тебе надо платить зарплаты, тебе надо платить аренду, тебе надо платить налоги, коммунальные расходы и т.д - тебе всем надо платить, а обороты у тебя еще не те. То есть люди еще не готовы тратить деньги, не готовы вернуться. Поэтому и проблемы, поэтому поддержка нужна будет бизнесу как раз вот в этот момент. Вот открылся бизнес, вот тогда ему нужно будет дать денег.


Но ведь у Армении нет печатающего доллары станка, как у США...


Печатающие станки есть у всех. Доллары мы не можем печатать, но драмы можем. С точки зрения экономической теории, это неправильно и недопустимо, та как это приводит к инфляции, но в кризисных ситуациях лучше инфляция, чем голод и безработица. Поэтому если у тебя альтернатива инфляции повальная безработица и голод, то в таких ситуациях лучше высокая инфляция. Это первое.


Во-вторых, до этого можно еще и занять. Да, у нас уже большой госдолг, но в таких ситуациях, если надо взять еще дополнительно 500 млн и 1 млрд, думать не надо. В первую очередь, надо ставить на чашу весов, какая у тебя альтернатива. Не взял деньги - люди остались без работы. А инфляция – временное явление, и она постепенно может снизиться, потому что государство потом изымает эти деньги из оборота разными способами, через налоги, к примеру. Ведь почему инфляция случается? Потому что  у тебя товаров меньше, чем денег.  В такой ситуации бывает инфляция, товары начинают дорожать. Но, в принципе, если дать людям не очень много денег, то инфляция, в принипе, высокой не будет, она будет на допустимом уровне. Инфляция в США тоже есть, но люди ее там, по большому счету, глобально не  чувствуют, потому  что американцы умеют потом эти деньги изымать из оборота. То есть они вовремя потом их просто сгребают обратно. У нас можно то же самое делать.


Как вы оцениваете тот факт, что правительство выделяет гранты IT-компаниям и кредиты компаниям из других сфер?


В принципе, выделение грантов, как и кредитов, это два разных инструмента, и оба их нужно использовать. То есть в каких-то секторах, где нужна наибольшая поддержка,  на мой взгляд, это, в первую очередь, малый бизнес и сельское хозяйство, там обязательно нужно максимально снижать кредитные ставки вплоть до нуля, либо давать на очень длительный срок. Потому что эти сектора сами без помощи выжить не смогут.


Сельское хозяйство у нас занимает около 20% ВВП, но в него вовлечена почти половина населения Армении. То есть у нас есть дисбаланс. Если мы говорим, что в торговле и услугах, которые составляют более 50% ВВП, вовлечено 30% населения. То есть сельское хозяйство это низкоэффективный  сегодня сектор, в котором люди зарабатывают мало, но в которое вовлечена, опять же повторю, половина населения страны, и они без поддержки просто не смогут выжить. Это просто приведет к обнищанию и, соответственно, к эмиграции, оттоку населения, ко всем негативным последствиям. Поэтому для поддержки этой сферы надо применять весь инструментарий – и гранты, и кредиты.


IT-сектор - очень важная отрасль, она должна, безусловно, развиваться, но пока  она занимает очень маленький процент от ВВП Армении, и очень мало людей вовлечено в этот сектор. И поэтому поддержка там тоже нужна, но нужно смотреть, где она нужна больше.


Разные прогнозы есть о сокращении армянской экономики по итогам года. Ваш прогноз каков?


Я думаю, что минимум на 5 % у нас будет падение ВВП. Это мой самый оптимистичный прогноз.  Но если вспомнить, что было в 2008-2009 гг., у нас было 15-типроцентное падение ВВП.  И это в кризис всего 10 лет назад. А этот кризис более долгосрочный, мне кажется, он также более непредсказуемый.  Потому что тогда, в принципе, была понятна природа кризиса - это был кризис финансового рынка.  А сейчас – стихийное бедствие, и пока оно не пройдет, невозможно оценить масштаб ущерба, который оно нанесет.


Но многие эксперты считают, что наша экономика сейчас более диверсифицирована, чем в 2008-м...


Не намного более диверсифицирована, потому что основные отрасли экономики те же самые. Это - товары и услуги, то есть торговля, это – сельское хозяйство, это - горнодобывающая отрасль. Немного диверсифицировалась экономика за счет небольшого роста IT-сектора, но он занимает не более 2%, если я не ошибаюсь.


Айк Халатян
 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...