Стали известны интересные нюансы по вопросу продления ареста Давида Тонояна - пресса дня

Автор: Verelq News

VERELQ  представляет обзор прессы дня.


Газета «Жоговурд» пишет: «Примечательная ситуация сложилась во время судебного процесса о продлении срока содержания под стражей Давида Тонояна еще на два месяца. «Жоговурд» стало известно, что срок ареста Давида Тонояна истекал 29 ноября, и в этот день суд должен был рассмотреть это дело и решить, продлить еще на два месяца арест при ходатайстве СНБ или отпустить экс-министра на свободу. Однако суд подозрительным образом рассмотрел вопрос ареста Тонояна 24 ноября, затем – 25 ноября, продолжил 26-го числа, после чего удалился для принятия решения. По дошедшим до нас сведениям, родные Тонояна ждали решения 26-го ноября, однако оно так и не было принято. Из судебной системы родным сообщили, что вопрос о продлении срока содержания под стражей Тонояна прояснится после завершения визита премьер-министра в Сочи. В итоге 27 ноября – сразу после возвращения премьер-министра в Армению, суд по удивительному совпадению постановил оставить Давида Тонояна под стражей еще на два месяца. Напомним, Давид Тоноян и Давид Галстян обвиняются в хищении крупной суммы в рзмере 2 277 323 840 драмов, в совершении общественно опасных деяний. Они не признают предъявленные обвинения».


Газета «Жоговурд» пишет: «Хотя в 2020 году в сравнении с 2019 годом урожай картофеля увеличился на 33,1 тыс. тонны, но такими темпами в ближайшие годы объемы выращиваемого картофеля в Армении сократятся. В прошлом году посевные площади картофеля в Армении составили 20 тыс. 50 га, а в 2018 году – 22 тыс. 100 га. В прошлом году посевные площади картофеля сократились на 1600 га. В Армении стали меньше выращивать картофеля с 2016 года, когда посевные площади составляли 28 тыс. 900 га. Именно с этого периода урожай картофеля начал сокращаться. Если в прошлом году урожай картофеля в нашей стране составлял 437,2 тыс. тонн, то в 2016 году было собрано 606,3 тыс. тонн картофеля».


Газета «Голос Армении» пишет: "Если кому-нибудь кажется, что сохранение Сюника в составе Армении не может быть поставлено под сомнение Турцией и Азербайджаном в силу международного принципа территориальной целостности, то он глубоко заблуждается. Если кто-то думает, что у Азербайджана нет возможности без прямого применения силы аннексировать весь Сюник, а на применение силы Баку якобы не решится, то он ничего не смыслит в геополитических процессах современного мира. Разве для достижения вожделенной тюркской мечты в виде "Зангезурского коридора" могут сгодиться одни лишь «байрактары» с танками? И разве не сможет Турция предложить своему младшему брату альтернативные методы агрессии в отношении Армении и конкретно Сюника, если открытое вторжение будет отбито или по каким-либо причинам отменено? Естественно, такие методы есть, и они не только неоднократно применены Анкарой на практике, но и основательно проработаны, став весомым вкладом турок в арсенал гибридных войн.


Речь, конечно же, идет о применении фактора беженцев и мигрантов из третьих стран для давления на сопредельные, и не только, государства. Исполнилось уже ровно десять лет, как Турция умело использует в своих целях лихорадящую исламский мир так называемую Арабскую весну. Транзит миллионов сирийских, иранских, североафриканских, а теперь уже и афганских беженцев через территорию Турции в Грецию, Болгарию и дальше в центральную и западную Европу принес Анкаре значительные политические дивиденды, равно как и крупные финансовые вливания в экономику. С одной стороны, Турция направляла мигрантские массы вместе с растворившимися в них террористическими и криминальными элементами в глубь Евросоюза, способствую усилению динамики демографического роста мусульманского населения в христианских странах, накалу криминогенной обстановки, формированию лоббистских структур и рычагов воздействия на правительства, распространению страхов и чувства тревоги среди коренных жителей. С другой же стороны она открыто "выбивала" у Запада в качестве откупа финансовую помощь и, получая требуемые многомиллиардные транши, регулировала потоки и частично их перекрывала, снимая давление до следующего витка дипломатической напряженности и шантажа в отношении европейских партнеров. Кроме того, миграционный транзит приносил и приносит колоссальные доходы крышуемой властными структурами теневой экономике Турции, плодя новые контрабандистские группировки под прикрытием турагенств, стимулируя динамичный рост наркотических и оружейных трафиков и работорговли.


Столь внушительная совокупность дивидендов от подобных акций натолкнула Анкару на мысль о систематизации действий и превращении своей миграционной политики в суперэффективный инструмент воздействия на геополитические процессы. Характерно, что турки при этом вовсе не собираются монополизировать эту технологию политического воздействия и финансового шантажа. Своим богатым опытом они, как уже очевидно, готовы поделиться с особо дорогими им партнерами, подобно достижениям собственного ВПК. К примеру, есть все основания предполагать, что белорусские власти наводнили ближневосточными мигрантами польскую границу, используя именно турецкий опыт, и сделали это с целью наказать Варшаву за недружественную политику в отношении Минска. Вполне возможно, что людей Лукашенко заведомо проконсультировали турецкие друзья, а точнее, спецслужбы под руководством Хакана Фидана, кто, собственно, и курирует весь процесс миграционной агрессии против Европы. Однако если в применении к белорусской реальности это предположение достаточно дерзкое, то в случае с Азербайджаном и вовсе не приходится сомневаться, что турки приложат все усилия, дабы в надлежащий момент посредством Баку применить против Армении технологию миграционного террора.


Как она будет претворяться в жизнь? Дело в том, что все шаги Азербайджана в плоскости разработки модели будущих взаимоотношений с Арменией производятся в логике этой самой методики миграционного террора. Если предположить, что Сюник все же будет недосягаем для военной аннексии и останется под контролем Еревана, то первейшей задачей, которую должен будет решить не умеривший аппетит азербайджано-турецкий тандем, станет изменение демографического состава этого региона. В условиях закрытых границ и их охраны насыщенным присутствием армянских воинских подразделений и миротворческих контингентов, подобный сценарий маловероятен. Но если, согласно программе разблокировки всех коммуникаций, граница будет уже не на замке, то коренное армянское население этого марза в условиях постоянной напряженности и тревоги без сомнений массово снимется с обжитой малой родины, да и из Армении вообще. А достигнуть такой атмосферы азербайджано-турецкие союзники смогут с помощью формирования специальных миграционных маршрутов из Сирии, Ирака, Афганистана и Пакистана в Азербайджан и дальше в Армению через демилитаризованную границу в районе Сюника. Причем потоки мигрантов будет штурмовать армянскую границу и со стороны Нахиджевана. 


Сможет ли Армения, связанная по рукам договорами о мирном сотрудничестве с Азербайджаном и целыми пакетами обязательств перед международным сообществом в области гуманитарной политики и прав человека, что-либо противопоставить наплыву мигрантов на свои суверенные территории? Как поступит она, будь у ее границ такой же хаос, как на белорусско-польской границе? Что случится, если тысячи агрессивно настроенных молодых людей исламского вероисповедания регулярно будут просачиваться на армянскую территорию, повышая в десятки раз уровень криминогенной обстановки в республике и провоцирую этническую и межрелигиозную напряженность? И, наконец, что станется с нами, если предположить, что азербайджано-турецкие спецслужбы будут заведомо управлять этими массами, консультировать и внедрять в них террористические элементы? Ведь всего перечисленного будет достаточно, дабы превратить Сюник, а вместе с ним и всю Армению, в перевалочный пункт для миграционных потоков с вплетенными в них наркотическими и оружейными трафиками. И неважно, является ли на самом деле наша страна удобной площадкой для транзита этих масс в третьи страны. Организатором миграционного террора достаточно будет просто имитировать для Армении подобный статус. К примеру, организовать искусственный маршрут для афганцев и пакистанцев из Азербайджана в Турцию через армянскую территорию с учетом того, что Анкара фильтровала бы потоки на своих границах, намеренно оставляя в Армении наиболее опасные элементы из этих масс.


Одним словом, подобная перспектива вполне реальна и ни в коем случае нельзя исключать вероятность разработки в Анкаре и Баку планов по превращению Армении в "контейнер для утиля" наиболее опасных миграционных элементов с последующим использованием их в политике демографической реструктуризации республики. А это, в свою очередь, предполагает хаос в стране, ее естественную фрагментацию, распад и вожделенную аннексию со стороны врага под предлогом наведения порядка. Учитывают ли в Армении вероятность таких развитий и если да, то что собираются противопоставить подобным действиям? Ведь даже в Европе до сих пор не выработан эффективный механизм для сдерживания миграционного террора. Однако весь вопрос в том, что если Евросоюз может хотя бы откупиться от миграционного террора деньгами, то Армении придется сделать это за счет суверенитета".

Печать

Загрузка...