Третья Карабахская: причины и последствия - интервью с экспертом

Автор: Verelq News

Кто и почему развязал Третью карабахскую войну? Когда наступила та точка невозврата, за которой война стала неизбежной? Почему Армения официально не обратилась за помощью (не только военной) к России и в ОДКБ? Какие сценарии развития событий возможны в регионе в целом? Какое оно, будущее Арцаха?


На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ отвечает управляющий партнер информационного агентства Eurasia Daily (Россия) Виген Акопян.


«Армения после Первой карабахской войны перестала верить в реальность войны, даже видя подготовку к ней противника»


Версий по поводу того, почему, во-первых, была развязана Вторая карабахская война, во-вторых, почему Армения проиграла в этой войне, много. Вместе с тем не до конца ясно, что произошло на самом деле. Что Вы думаете по данному поводу?


Мы условились с коллегами-редакторами называть войну сентября-ноября 2020 года – Третьей карабахской, поскольку второй в очереди войн следует Апрельская (четырехдневная) война 2016 года.


После вот этой Второй карабахской в апреле 2016 года, когда Азербайджану удалось отбить ряд важных со стратегической точки зрения позиций в зоне безопасности вокруг Нагорного Карабаха, для меня стало очевидно, что новая война не за горами. Неоднократно озвучивал свои соответствующие намерения и президент Азербайджана Ильхам Алиев. Он публично угрожал добиться силового разрешения карабахской проблемы, ему из Еревана вторили готовностью отразить любые посягательства на безопасность Арцаха и еще больше расширить зону безопасности.


Переговоры в рамках МГБ ОБСЕ зашли в тупик. То есть, «большая война» назревала. Азербайджан закупал оружие на десятки миллиардов долларов, привлекал турецкий генералитет к командованию своими войсками и разработке стратегии нападения, готовил свое политическое поле и органы спецслужб к войне заблаговременно. И это все видели.


В Армении же за минувшие после Первой карабахской войны почти три десятилетия перестали верить в реальность новой войны, даже видя подготовку к ней противника. Такой длительный период спокойствия возымел в какой-то степени усыпляющий эффект на армянское общество.


Итак, война была развязана Азербайджаном, это была очередная успешная для Баку попытка военного реванша, что и ранее – во Вторую карабахскую, только растянутая по срокам, расширенная в масштабах, усложненная в целеполагании, дополненная в ресурсах и прочем инструментарии военная акция против Армии обороны Нагорного Карабаха.


«Здесь главное понять, когда наступила та точка невозврата, за которой война стала неизбежной»


То есть получается, что война была неизбежной, а Армения не имела никаких шансов на победу?


Начну со второй части вопроса. Шансов на победу не было у Армии обороны Арцаха. Тем более в условиях, когда Армения отказалась выполнять свои гарантии безопасности армянского населения НКР.


Вообще, победа достигается благодаря своевременным, слаженным и эффективным действиям, чего мы в случае с карабахским руководством и действующим армянским правительством в упор не видели и не видим. Причем не только в карабахской эпопее.


Второе. Важно не столько то, была война неизбежна или нет, а то, как подготовились Арцах и Армения к весьма возможному нападению Азербайджана. Как мы знаем сегодня, за месяц до начала войны секретарю Совета безопасности Армении был представлен документ от ОДКБ, в котором был досконально описан сценарий возможного азербайджанского нападения и содержалась рекомендация обратиться за помощью к партнерам. Подготовилась ли Армения должным образом к войне и почему своевременно не обратилась к партнерам за помощью, вот два главных вопроса.


То, что реально произошло, по тем причинам и в тех условиях, в которых это произошло, естественно, было неизбежным.


Однако я не говорил, что война в целом была неизбежна. Я лишь сказал, что Алиев демонстративно готовился к ней и публично предупреждал о готовности к нападению. Война была не исключена. Весьма вероятна!


Здесь главное понять, когда наступила та точка невозврата, за которой война стала неизбежной. Можно ли было избежать Третьей карабахской войны в момент, когда делалась известная запись диалога президентов Белоруссии и Армении Александра Лукашенко и Сержа Саргсяна относительно возможности уступить Азербайджану 5+2 районов и получить от Алиева в качестве компенсации $5 млрд? Наверное, да. А можно ли было избежать войны после истеричного выступления Пашиняна в Карабахе со знаменитой формулой «Карабах — это Армения и точка!». Очевидно, что нет. Вели ли действия Никола Пашиняна к тому, чтобы избежать неизбежного? Очевидно, что нет.


После апрельской войны 2016 года, которая была репетицией, обкаткой технологий, отработкой слаженности, связи и прочих параметров ведения войны Азербайджаном, остановить новое насилие могло только одно – достижение компромисса за столом переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ. Однако тут, как мы знаем, доминировали шапкозакидательские настроения со стороны Армении («мы дадим Алиеву $6 млрд») при жесткой и неуступчивой позиции Баку.


Вспомните с каким свистом и улюлюканием встречали эксперты и политики в Ереване так называемый «план Лаврова», который, судя по всему, был последней возможностью избежать войны, пролонгировать еще на десятилетие, а может и больше указанный выше период мира и спокойствия для Армении.


Чтобы избежать войны властям Армении необходимо было крайне аккуратно, буквально скрупулезно поддерживать и развивать ту систему, которая обеспечивала мир в регионе на протяжении всего постсоветского периода. Очевидно, что Алиев был готов к войне с Карабахом уже давно, и только гарантии России в рамках российско-армянского стратегического диалога сдерживали Баку все это время. И Турция вела себя все эти годы корректно на Кавказе не потому, что боялась армянской армии, а лишь потому, что сдерживалась Россией и в какой-то степени Ираном. Вот эту российско-иранскую ось и необходимо было активно крепить Армении, а не расшатывать ее евроинтеграцией с заигрываниями с НАТО и открытием посольства в Израиле.


Определить точно, когда была пройдена точка невозврата крайне сложно, поскольку необходимо учитывать огромный комплекс факторов.


Я могу предположить, что точкой невозврата стала «бархатная революция» 2018 года.


«Есть подозрение, что правительство Никола Пашиняна решило сбросить (или лучше продать?) Карабах как балласт»


Соглашусь с вами. Но случилось то, что случилось. Однако самое ведь интересное то, что несмотря на вышеизложенное Россия и во время Третьей карабахской войны пыталась помочь Армении. Так почему Армения не обратилась в ОДКБ? Или не согласилась на многочисленные (судя по всему) предложения российской стороны о прекращении войны?


Это самый важный вопрос. Россия по всем возможным каналам пыталась остановить войну на раннем этапе, поскольку главный российский интерес состоял и состоит в обеспечении мира и спокойствия в своем ближнем зарубежье. Россия связана со странами СНГ своим населением по принципу сообщающихся сосудов, и любая дестабилизация на этой арене чревата для Москвы серьезными внутренними рисками.


Почему Армения официально не обратилась за помощью (не только военной) к России и в ОДКБ... В первые недели войны, когда мы питались, по сути, дезинформацией Минобороны Армении и еще не знали, что Генштаб ВС Армении уже давно информировал Никола Пашиняна о негативных тенденциях на фронте и призвал его скорейшим образом остановить военные действия, я был уверен, что Ереван рассчитывает на собственные силы, и что ситуация не настолько безнадежна, чтобы обращаться за военно-политической помощью к партнерам.


Однако под занавес войны стало очевидно, что власти Армении приняли решение вообще не вступать в войну с Азербайджаном напрямую, а ограничиться отправкой в зону конфликта добровольческих отрядов. Как справедливо заметил по этому поводу один российский эксперт, Армения воевала за Карабах гибридно, а Азербайджан – по-настоящему.


Мы поняли, что Карабах по сути дела воюет один, и что враг уже оказывается под Шуши, а просьбы о помощи из Степанакерта не находят должного отклика в Ереване, равно как и увещевания из Москвы. В этой ситуации, а также учитывая информацию об активной телефонной дипломатии Пашиняна на западном направлении, у меня сложилось мнение, что задача Пашиняна состояла не в том, чтобы сохранить Карабах любой ценой, а в том, чтобы зафиксировать новую диспозицию, новое статус-кво, в котором Армения остается без Карабаха, но при этом получает экономию средств и определенную свободу маневра на внешнеполитической арене, а Азербайджан получает комплекс проблем, связанный с преступлениями против человечности.


Я убедился в том, что такая постановка имеет право на существование, когда в сети Facebook начали появляться призывы некоторых прозападных деятелей, ранее работавших в Совбезе НКР, полностью эвакуировать население из Нагорного Карабаха. У меня есть подозрение, что технократическое по своей сути правительство Никола Пашиняна решило сбросить (или лучше продать?) Карабах как балласт. В карабахском бюджете зияла дыра, оборона требовала огромных инвестиций. Сам карабахский конфликт в таком неурегулированном виде тормозил внешнюю политику Пашиняна. Я писал в свое время, что Никол Пашинян уповает на победу демократов в США. Это открывает для его команды новые перспективы. Может быть именно по этим причинам, а может быть и просто в результате координации своих решений с западными центрами, Пашинян и не стал самостоятельно приглашать Россию в регион в качестве миротворца. Но Россия туда все равно пришла, потому что к тому времени для этого хватило бы и решения Ильхама Алиева.


«Армения получает свободу рук от карабахской проблемы, но теряет богатства Карабаха»


Допустим. Как после этого будут выстраивать нынешние власти Армении отношения с Россией? Возможно ли это?


Взаимоотношения с Россией выстраивать придется и нынешним, и следующим властям Армении. Вопрос только в том, каким будет характер этих взаимоотношений.


Никол Пашинян незадолго до войны неоднократно настойчиво убеждал, что «Россия не допустит новой войны в Карабахе», зная при этом на все 100%, что война практически неизбежна. Считаю это заведомой смысловой ловушкой для России, придуманной кураторами Пашиняна, поскольку, если по факту война произошла, значит Россия ее допустила и несет за это ответственность. Об ответственности России за войну, которую сделали неизбежной армянские руководители, сегодня в Ереване говорят многие. В зависимости от того, какие установки пойдут от новой администрации США, данная тематика будет широко муссироваться. Напомню, что Байден в своем заявлении во время войны в Карабахе подчеркнул, что результаты силового решения проблемы будут для США неприемлемы.


Так или иначе, Армения получает определенную свободу рук от карабахской проблемы, в частности, через разблокирование коммуникаций, возможно в ближайшем будущем и армяно-турецкой границы. Не случайно, депутаты из правящей партии «Мой шаг», в условиях, когда еще не подведены итоги потерь, уже активно подсчитывают бонусы от торговли с Азербайджаном и Турцией. Возвращаясь к вопросу, выстраивать отношения с Россией, конечно, можно. Что, собственно, и делается.


«Любой внешний раздражитель может вновь зажечь пламя войны»


Кто-то подсчитывает бонусы, а вот какие сценарии развития событий возможны в регионе в целом? Выживет ли Армения?


Сценарии могут быть самые разнообразные. Общая проблема Армении и уже снова для Грузии – это на какой центр силы ориентироваться?


В условиях глобальной фактически конфронтации, комплементарная внешняя политика, проводимая Робертом Кочаряном в начале двухтысячных, себя изжила сразу же с его уходом. Запад тогда поставил перед странами постсоветского пространства ультиматум – или Россия, или Европа (НАТО). В этот капкан и угодила Украина. Серж Саргсян проводил более проевропейскую линию. А правительство Пашиняна вообще оказалось в межвременье, когда предугадать исход острого политического конфликта глобального уровня просто невозможно. И будучи по своей сути прозападным правительством и, быть может, даже имея конкретные цели и программы выхода из сферы влияния РФ, правительство Пашиняна в период, когда США и Европа проходят через острый политический кризис, вынуждено было поддерживать активный диалог с Россией, который Москва также не отвергла.


Что касается Грузии, то она в период правления Саакашивли полностью отдалась западному вектору, однако, не найдя должной поддержки и существенных гарантий безопасности, грузинский политический спектр, как мне кажется, пытается сегодня нащупать региональный баланс с опорой на Турцию, но и с опасениями в ее адрес. Азербайджан свою путеводную звезду выбрал – это Турция.


В этой ситуации хрупкого и сложно регулируемого регионального баланса любой внешний раздражитель может вновь зажечь пламя войны. Многое будет зависеть от дальнейшего развития процессов по ряду направлений. Для Армении важно, каким образом будут складываться российско-турецкие и американо-турецкие отношения, а также какое развитие получит крайне напряженная ситуация вокруг Ирана. Крайне важно, с какой карты выступит в регионе новая администрация США. Очевидно, что политика Трампа по невмешательству в дела стран на постсоветском пространстве может быть пересмотрена, и команда Виктории Нуланд снова ринется в бой. В этом случае мы увидим усиление прозападного курса Украины и Грузии, к которому американцы будут пытаться так или иначе пристегнуть и Армению.


Как Россия пройдет 2023-24 гг. тоже очень важно.


Выживет или нет Армения зависит от армянских руководителей, от их способности грамотно строить работу государственных институтов, уметь просчитывать будущее и ставить исходя из этого адекватные задачи перед страной.


«Армения должна настаивать на выводе азербайджанской армии со всей территории бывшего НКАО»


Будущее Арцаха, какое оно?


Если Армения не будет поддерживать армянское население, то оно будет оттуда со временем вытеснено. Посмотрите на Нахичевань, через пару десятков лет к тому же может прийти и Арцах.


Армения должна настаивать на выводе азербайджанской армии со всей территории бывшего НКАО. Но этого не делается.


«Россия дала Армении время - 30 лет, которое было потрачено впустую»


Почему?


Видимо потому, что Карабах для нынешней Армении избыточен. Потенциала маловато для того, чтобы его удержать. Я уже говорил, что Алиев давно уже был готов к войне. Как минимум половину из прошедшего с первой войны срока Карабах был с Арменией благодаря гарантиям безопасности России. А так, Россия дала Армении время - 30 лет, которое было потрачено впустую.


«Армения в результате капитуляции потеряла все рычаги влияния на ситуацию в Карабахе»


Гарантом безопасности армянского населения в Арцахе является российский миротворческий контингент. Срок их прибывания пять лет. Что будет после?


Что будет после пятилетнего срока? Это будет определяться в переговорах между Россией и Азербайджаном, и в консультациях с Турцией. Армения в результате капитуляции потеряла практически все рычаги влияния на ситуацию в Карабахе.


Если Россия, как гарант безопасности местного населения, почувствует, что вывод контингента преждевременен, то, по всей видимости, будет запрос на пролонгацию миссии. Какое решение тогда примет Азербайджан будет зависеть от текущей региональной конъюнктуры.


«Глубина социально-экономических потерь для Армении огромна, глубина стратегических потерь – колоссальна»


Кстати, Армения осознала всю глубину последствий Третьей карабахской войны?


Я думаю, те, кто потерял своих детей, родителей, своих родных, свои дома, они еще не успели осознать и в ближайшие годы не осознают всю глубину последствий. Те, кто наблюдал за войной через смартфон, в большинстве своем и не пытаются как-то сильно углубляться в причины и последствия. Так же, как и некоторые политики, которые, как я уже отмечал выше, не только не анализируют понесенные потери, но и предвкушают будущий гешефт от разблокирования.


Если же брать не персонально, а Армению, как некий совокупный организм, то надо понимать, что она лишилась второй составляющей армянской конфедерации – Арцаха. Теперь двух армянских государств, объединенных фактически на конфедеративных началах, нет. Есть одно государство – Армения и один армянонаселенный анклав внутри Азербайджана, мир в котором поддерживает Россия.


Теперь Армения освобождена от обязанности защищать и развивать Карабах, но и при этом потеряла возможность пользоваться богатствами Карабаха – горнорудной сферой, сельским хозяйством, деревозаготовкой и прочее.


Армения освобождена от обязанности строить укрепления на линии фронта за Агдамом, но вынуждена будет обустраивать свою новую-старую границу с Азербайджаном.


Интересно отметить, что статья в расходной части бюджета Армении на 2021 год, предусматривающая отчисления в виде государственного займа в Арцах, до сих пор в силе. Но каким образом в дальнейшем будет финансироваться то, что осталось от государственного аппарата Арцаха, для меня лично непонятно. Глубина социально-экономических потерь для Армении огромна, глубина стратегических потерь – колоссальна. Кто и насколько глубоко это осознает, я думаю, вторично, поскольку зависит от характера и целей «осознающего» субъекта. Лично я думаю, что последствия этой войны не будут преодолены никогда, оставят глубокий след в армянском обществе, в армянской истории и могут подорвать основы армянской государственности.


«Была надежда на прорыв в вопросе освобождения пленных, однако он не произошел»


Как Вы оцениваете итоги последних переговоров Путин-Алиев-Пашинян для армянской стороны?


Положительно оцениваю, поскольку, если идут переговоры на высоком уровне вокруг вопросов разблокирования коммуникаций и социально-экономического развития региона, значит риск возобновления военных действий отходит на задний план.


Но это выгодно для всех стран региона, пожалуй, кроме Грузии, а вот конкретно для армянской стороны каких-то особых итогов я не заметил. Была надежда на прорыв в вопросе освобождения пленных, однако он не произошел.


«Оппозиция показала зубы, но сожрать Пашиняна не смогла»


Внутриполитическая ситуация в Армении со временем стабилизируется, или, наоборот, следует ожидать обострения?


Я думаю, обострения не будет вплоть до внеочередных парламентских выборов, которые, как полагают некоторые эксперты, состоятся в апреле-мае 2021 года. Вот в поствыборный период могут быть эксцессы в зависимости от исхода кампании.


Николу Пашиняну удалось удержаться у власти в критический для него период, а это означает, что до выборов он может либо усилить свои потери, либо полностью провалиться.


Сейчас оппозиция поняла, что лучше оставить его, чтобы он испил эту чашу позора до дна. Ибо любой политик, который сейчас займет место Пашиняна, вынужден будет перенять и эту чашу из его рук и допить содержимое вместо него.


Оппозиция показала зубы, но сожрать Пашиняна не смогла в силу внутренней разобщенности и непонимания того, каким образом выключать его фигуру из политической игры и каким образом управлять процессами в случае, если это удастся сделать.


Судя по всему, в оппозиции тоже поняли, что другого пути, кроме как путем досрочных выборов, партию «Мой шаг» от власти не отодвинуть. А сама по себе фигура Пашиняна в настоящее время уже не важна. «Мой шаг» вполне может заменить его на другого «шагающего» кандидата. Для того и создавался этот конструктор «коллективной безответственности» в виде парламентской республики, чтобы удерживать власть даже в условиях поствоенной катастрофы.


Беседовала Анна Бегларян 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...