В лаборатории РАУ провели опрос среди российских экспертов относительно войны в Арцахе

Автор: Verelq News

Лаборатория стратегических исследований в области национальной безопасности при Российско-армянском университете (РАУ) решила провести опрос среди представителей российского академического сообщества с целью уточнения позиций Российской Федерации в вопросе разрешения текущего конфликта.


“С началом военной агрессии Азербайджана против Республики Арцах позиция России стала наиболее обсуждаемой темой наравне со сводками с фронтов. Необходимое отношение политических кругов к конфликту армянская общественность связывала с союзническими обязательствами и непосредственными интересами РФ в регионе Южного Кавказа, в то время как реальная мотивация влияния России в зоне конфликта мыслилась в категориях «посредничества» и избегания «большой региональной войны». Вместе с тем дефицит информации о реальных подходах к конфликту (даже при наличии заявлений президента РФ В. В. Путина по этой теме) восполнялся оценками «звезд» политических ток-шоу, несмотря на непостоянство их позиций”,- отмечает команда Лаборатории стратегических исследований в области национальной безопасности.


“Было получено 135 ответов на вопросы, касающиеся различных аспектов войны в Нагорном Карабахе. Респондентами опроса стали сотрудники ведущих научно-исследовательских центров Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Краснодара и Нижнего Новгорода.


Опрос проводился с 20 по 27 октября. Анкета состояла из общих вопросов о причинах возобновления военных действий, условиях формирования подходов российской стороны и мотивации поведения российской элиты в текущей ситуации.


Факторы возобновления военных действий в Нагорном Карабахе


В этом контексте, представленные экспертами причины можно выделить в четыре группы факторов: 1. внешние(поддержка Турцией Азербайджана, отвлечение России и ЕС на проблемы в Беларуси, выборы в США и т.д.), 2. подготовка Азербайджана к войне, 3. внутриполитические изменения в Армении после 2018 г. и ошибки правительства Н. Пашиняна, 4. пандемия Covid-19. Перечисленные факторы встречались почти во всех ответах респондентов.


Многие эксперты указывали на упущенную возможность разрешения конфликта. К примеру, эксперт Fотмечает, что главным фактором стала «неспособность за 25 лет армянской стороны конвертировать успехи в войне за Карабах и очень сильную переговорную позицию в сколь-нибудь устойчивое политическое урегулирование при гарантиях России или сразу нескольких держав (и при этом неготовность пойти на определенные территориальные уступки)».


На внутриполитические противоречия и пандемию в качестве мотивации действий Азербайджана и Турции указал лишь один эксперт.


Влияние армянского внутриполитического контекста на позицию РФ


В этом вопросе мнения разделились. Одна половина экспертов считает, что внутриполитический контекст учитывается, но не влияет на стратегическое восприятие российских интересов, вторая – видит ослабление российско-армянских связейпосле политических изменений в Армении 2018 г., восприятия Москвой позиции армянского руководства как «прозападной». С другой стороны, по мнению эксперта D, в текущем положении армянский внутриполитический контекст «важен только в той степени, в какой действующее руководство Армении в состоянии эффективно защищаться».


Масштабы, контекст и урегулирование


Почти все эксперты назвали конфликт региональным с возможными глобальными последствиями, но, несмотря на это, фактор Турции не был признан в качестве однозначной причины изменения контекста урегулирования карабахского конфликта. Многие респонденты обращали внимание на два фактора:


1. «Турция не привнесла нечто новое именно в процесс урегулирования. Скорее, в силовой формат»;
2. контекст поменялся вследствие начала военных действий, но формат урегулирования остался прежним. Иными словами, «новая повестка будет базироваться исключительно на положении дел в самом Карабахе и напрямую зависима от успехов или неуспехов сторон».


Таким образом, Турция воспринимается как дестабилизирующий фактор, цели которого, по большому счету, не касаются прежних форматов мирного урегулирования карабахского конфликта, но связываются с укреплением позиций на постсоветском пространстве. Турецкое руководство сознательно ломает логику взаимоотношений государств в регионе Южного Кавказа.


Однако вписать новую карабахскую войну в контекст «российско-турецкого противостояния» эксперты не спешат. Во-первых, наличие такого «латентного» конфликта им не кажется очевидным фактом; во-вторых, «Россия хотела бы избежать прямого военного столкновения с Турцией и в Закавказье, и где бы то ни было», хотя РФ против повышения роли Турции на постсоветском пространстве; в-третьих – одновременное сотрудничество и противостояние с Турцией воспринимается как «часть «большой геополитики, в рамках которой самостоятельность Турции и ее отход от стран Запада – важный элемент общей картины».


Позиция России


По большей части, позиция России в сложившейся ситуации оценивается как адекватная, хотя эксперты допускают, что многие из предпринимаемых РФ шагов могут оставаться в тени. Одновременно с этим отмечается необходимость в большей определенности в рамках дипломатического реагирования на процесс, хотя, с другой стороны, отмечается опасность утраты Россией «авторитета на постсоветском пространстве» при отсутствии более активной позиции.


Для определения позиции России мы решили поставить вопрос более конкретно: противоречит ли российским интересам установление Азербайджаном контроля над всей территорией Нагорно-Карабахской республики? За исключением двух специалистов, которые допустили подобный вариант при условии мирного урегулирования, большинство экспертов заявило о несоответствии такого сценария российским интересам в регионе (если речь идет о бывшей территории НКАО).


Основные аргументы:


«Это означает поражение всей политики в Закавказье и утрату влияния России на местные процессы, создает ненужные соблазны для Грузии и Украины, Молдавии» (Эксперт B).


«Это будет означать, что Россия не справилась со своей ролью гаранта безопасности в Закавказье. Это будет также означать, что гарантии, предоставленные Россией своему союзнику, Армении, не работают. (Да, формально НКР отдельно, Армения отдельно, но все понимают, что гарантии, предоставленные Россией Армении, это часть карабахского баланса). Это сильнейший удар по престижу России. Если же Россия будет добиваться от Армении передачи всей территории НКР Азербайджану, то не получит ничего, кроме смертельно обиженной Армении (и армян всего мира) и до крайности обнаглевших Азербайджана и Турции (и виноватой в этнической чистке будет тоже она)» (Эксперт D).


«В целом противоречит. Ситуация с НКР (в пределах советских границ автономии) на нынешнем этапе должна быть «заморожена», должен быть обеспечен надежный коридор для сообщения между Арменией и НКР, для жизнеобеспечения населения НКР» (Эксперт N).


Признание независимости НКР/Арцаха(и, в частности, принцип «отделение во имя спасения»), по мнению многих экспертов, также не противоречит интересам РФ, но основная проблема заключается в целесообразности подобного действия на фоне продолжающихся боевых действий. Эксперт Kсчитает, что «при определенных условиях, в частности, в случае этнических чисток в Нагорном Карабахе со стороны Азербайджана или активизации международных террористических группировок на Южном Кавказе установление такого статуса не будет противоречить российским интересам. Однако…это может рассматриваться только как крайняя, исключительная и вынужденная мера». С другой стороны, отмечается, что «Москва на это не пойдет в нынешних условиях. Хотя разведение территории НКАО и районов было бы важно»(Эксперт J). Таким образом, последствия признания НКР для российских ученых остаются неясными, если не сказать «опасными».


«Прекращение огня» и «возвращение сторон конфликта за стол переговоров» воспринимаются как необходимый «минимум» в действиях российской стороны, но важным фактором остаются «действенные механизмы невозобновления»военных действий. Такими механизмами эксперты считают миссии наблюдателей или миротворцев при российском участии, хотя наиболее достижимой целью российской дипломатии остается прекращение огня.


Здесь представлен лишь предварительный обзор позиций российских экспертов, но и он позволяет более объективно взглянуть на текущие процессы вокруг масштабной военной агрессии против Арцаха. Более подробная статья выйдет в журнале «Вестник РАУ», где мы попытаемся рассмотреть не только академический, но и медийный подходы к анализу ситуации в Нагорном Карабахе”, - сообщила Лаборатория стратегических исследований в области национальной безопасности, подведя итоги опроса российских экспертов.


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...