Эксперт: острота экономического кризиса в Армении еще довольно высока

Автор: Verelq News
3773

Какая сейчас ситуация в экономике Армении? С чем связано падение курса драма и рост цен и насколько это серьезно? Есть ли у властей достаточно ресурсов для сдерживания роста цен и антикризисных мероприятий?


На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил политолог и экономист Грант Микаелян.


Какая сейчас ситуация в экономике Армении? Какие тенденции?


Я вижу две основные тенденции, из которых одна положительная, и одна отрицательная. Положительная тенденция заключается в том, что ситуация на рынке труда пока еще стабильная, нет зарегистрированного резкого роста безработицы. В макроэкономике ситуация скорее плохая. В июле спад увеличился и это плохой сигнал, хотя еще не совсем понятно, чем это вызвано и насколько это долгосрочно. В июле большинство экономик уже начали медленно выходить из кризиса. Но в Армении пока что мы этого не видим.


Судя по данным роста ВВП за второй квартал, если исключить влияние внешней торговли и правительственных расходов, остальная её часть, это инвестиции и потребление населением, упала на 25%, а весь ВВП упал на чуть меньше, чем 14%. Это означает, что есть риск увеличения темпов падения ВВП, экономики, потому что экономический спад сдерживается уменьшением потребления зарубежных товаров и расходами правительства. Но оба этих фактора конъюнктурные. Соответственно, есть серьезные риски, что спад ВВП будет высоким. Так что, скажем так, острота кризиса еще довольно высока, резерв, так сказать, его продолжения и развития еще есть, поэтому следует очень внимательно относиться к существующим тенденциям.


А каких экономических результатов ждать по итогам года?


Судить, в любом случае, рано, потому что в этом году не будет стабильных трендов. Но -7% по итогам года выглядит реалистичной оценкой роста валового внутреннего продукта.


Вы прогнозируете минус 7% экономического спада, но прогнозы и правительства, и ЦБ, намного оптимистичнее. С чем это связано?


Публикуя «позитивные» прогнозы, правительство занимается вербальными интервенциями, пытается создать положительный фон, чтобы снизить ожидания негатива. Они так понимают свою задачу. По этой причине, заявления правительства в качестве прогнозов малоинформативны и смотреть надо не на них.


Глава ЦБ на днях говорил про проблемные кредиты. Насколько серьёзна эта проблема и как может сказаться на экономике страны?


Этот кризис негативно сказался на очень многих отраслях экономики. И, собственно, почему банковский сектор должен быть исключением? Так что тут все ожидаемо. Но насколько банковский сектор будет тяжело переносить кризис, пока нельзя сказать, потому что этот сектор имеет определенный запас прочности, и он его использует. Но постепенно этот запас исчерпывается, так что все зависит от того, насколько долго кризис продлится, а пока мы не видим, чтоб кризис заканчивался. То есть нельзя полностью исключать ситуацию, когда кризис в банковском секторе уже начнет влиять на экономику, и когда некоторые банки уже столкнутся с проблемами с рефинансированием, к примеру, возникнет необходимость, чтобы правительство принимало усилия по их спасению.


Сейчас наблюдается подорожание доллара, драм падает. С чем это связано? Это временно?


В начале пандемии спад курса драма сдерживался тем, что в США сделали очень большую эмиссию доллара. То есть, на самом деле, подешевел доллар, драм подешевел, соответственно, в таком же размере, а евро не дешевел, и, соответственно, подорожал и к драму, и к доллару. Сейчас резерв драма в том, чтобы сдерживать курс именно за счет удешевления доллара, в целом, исчерпан, и драм может медленно начать снижать свой курс к доллару. Так что, скорее всего, этому не нужно удивляться.


Август – это был сезонный период туризма. Соответственно, в прошлом году Армения получила приток туристов в августе, в этом году не получила. И вот августовский показатель вышел в минус по платежному балансу, ну и, соответственно, возникает дефицит валюты, и, соответственно, драм начинает испытывать давление. Поэтому снижение курса драма достаточно легко объяснимо с этой точки зрения. А вот как долго он сможет еще сохранять сравнительную устойчивость, я не знаю. Но есть ощущение, что резервы армянской экономики по сдерживанию кризиса уже постепенно снижаются. И если в ближайшие месяцы глобальный кризис не закончится, то Армения начнет испытывать более серьезные проблемы, чем те, которые были.


Согласно Нацстатслужбе, за последний год наблюдается подорожание товаров. Насколько это подорожание серьёзно?


Я думаю, что для потребителей с доходами ниже среднего рост цен уже заметен. Но, в целом, с макроэкономической точки зрения, рост цен пока небольшой. В августе он составил 1,8% к августу предыдущего года.


Центробанк уже объявил, что специально работает на снижение инфляции. С точки зрения стабильности потребления, это важно. Насколько это будет содействовать макроэкономической стабильности, это другой вопрос. Но, думаю, что в условиях снижения жизненного уровня населения сохранить какой-то уровень цен важно. Поскольку мы видим, что постепенно, но не очень значительно, увеличивается темп инфляции, некоторые проблемы в этом вопросе все еще заметны.


Но на данный момент я бы их не считал серьезными. То есть в течение этого года инфляция, возможно, достигнет двух процентов, но это не тот показатель, когда о судьбе экономики нужно беспокоиться.


Вы сказали про сдерживание цен. Но есть ли у властей достаточно ресурсов для этого? Ведь судя средствам выделенным на антикризисные меры, ресурсы правительства довольно ограничены. Особенно если сравнивать с суммами, которые соседи Армении выделили на антикризисные меры в своих странах.


Я думаю, что некоторые ресурсы еще есть. Но сегодня мы видим, что тот подход, консервативный, экономный подход к программам по смягчению кризиса был оправдан, поскольку прошло полгода, а кризис далек от завершения и есть необходимость тратить все новые средства для поддержки экономики. Соответственно, страну еще впереди ждут новые расходы. А, соответственно, считать, что правительство уже так сказать, сделало все, чтобы сдержать кризис, нельзя, еще предстоит много чего сделать. И те резервы, которые еще сохраняются, могут быть достаточными, если кризис будет не очень длительным.


Что касается соседей, у Азербайджана есть очень большая «финансовая подушка», которая образована сверхдоходами от нефти, а Грузия получила в 2020 году очень большой объем внешних средств. Там были и заемные, и грантовые средства, и льготные кредиты. И международные институты США, Евросоюза Грузии сильно помогли. Армения такую помощь не получила. И сейчас страна начала заимствовать средства для поддержания экономической стабильности, для поддержания бюджета. Но объем этих заимствований не может быть очень большим, потому что потом их надо будет отдавать, а долговая нагрузка на экономику уже не маленькая. Так что, на данный момент, я бы сказал так: Армения использует те резервы, которые есть, и, на данный момент, интенсифицировать их использование вряд ли возможно, если учитывать, что кризис еще не закончен, он еще будет продолжаться, а возможно в какой -то момент усиливаться. По крайней мере, по июльским данным мы это видим.


Айк Халатян


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...