27.09.2022
Есть ли границы у национал-предательства?
prev Предыдущие новости

Новости партнеров

Российские штурмовики в Сирии: Главное - красиво уйти

Уже два дня военно-космические силы России наносят удары по силам радикальных исламистов в Сирии. Причем, судя по публикациям в западных СМИ, удары наносятся не только по “Исламскому государству”, но и по вдруг ставшей для западных СМИ и ряда стран вполне “умеренной оппозицией” террористической группировке “Джебхат ан-Нусра” - отпочковавшейся от "Аль-Каиды", а также разношерстным отрядам боевиков так называемой "Свободной сирийской армии" (военному крылу сирийской оппозиции).

И хотя российская авиация вводилась в Сирию для борьбы с ИГ, однако российские власти не скрывали, что авиационная поддержка призвана помочь Башару Асаду навести порядок в стране и прекратить многолетнюю кровопролитную войну. И если США и их союзники пытались разделить по непонятным критериям радикальных исламистов из нескольких десятков группировок на “хороших”, которым нужно помочь оружием, инструкторами и финансами в их войне с законными властями Сирии, и “плохих”, которых нужно уничтожать, то российская сторона подобного деления не проводит.

Это вполне логично, учитывая даже официально озвучиваемые американскими властями данные о том, как вооружаемые, обучаемые и финансируемые со стороны США бойцы сирийской оппозиции дезертируют, переходят на сторону или просто передают получаемое ими оружие в руки различных террористических групп. Так в сентябре Пентагон был вынужден признать, что в результате рассчитанной на 500 миллионов долларов и подготовку более 5 тысяч бойцов программы, лишь 4 или 5 человек, реально воюют в Сирии.

Но, несмотря на это, США и их союзники, в первую очередь европейские, не оставляли надежд на то, что им в конце концов удастся добиться смещения со своего поста Башара Асада. При этом их не особенно смущала перспектива того, что на смену светскому режиму Асада, при всех его недостатках, придет или ИГ, или "Аль-Каида" в лице “Джебхат-ан-Нусра”. Ведь именно они являются самыми многочисленными и боеспособными силами в рядах противников сирийской власти. Власти западных стран все последние годы свято убеждали свою общественность, что на смену “кровавому диктатору” Асаду скоро придут при поддержке западных стран сирийские “либералы и демократы”. А пока не наступил “светлый день” победы над Башаром Асадом, предлагалось не слишком концентрироваться на всех тех зверствах, что чинят в Сирии нахлынувшие в страну радикальные исламисты и террористы со всего мира.

Однако ситуация резко изменилась после начла наступления ИГ (тогда он еще назывался ИГИЛ – Исламское государство Ирака и Леванта) в Ираке и овладения вторым городом страны Мосулом. Вот тогда и стали западные СМИ массово публиковать информацию о зверствах творимых исламистами (ИГ активно содействовал им своей показной жесткостью, дабы закрепить за собой имидж самой влиятельной и беспощадной к врагам исламистской группировки). Именно тогда в западных столицах начали звучать мнения, что что-то пошло не так в Сирии, и необходимо начать срочно предпринимать меры.

Однако созданная наспех американцами коалиция показала свою полную несостоятельность в борьбе с ИГ, а также наглядно обозначила допущенные американцами ошибки за эти годы. Оказалось, что из-за того, что после смещения Саддама Хуссейна американцы передали всю власть в Ираке шиитам и закрывали глаза на их дискриминационную политику в отношении суннитов, суннитское население стало поддерживать радикальные группировки, в первую очередь “Исламское государство”. А лишенные всех постов баасисты и уволенные из иракской армии офицеры массово перешли в ряды ИГ, существенно повысив военные и административные возможности группировки.

Что касается ударов коалиции по ИГ, то они были малоэффективны по нескольким причинам. Ведь невозможно с одной стороны поддерживать и финансировать ИГ, как это делают Саудовская Аравия, Катар, Турция, а с другой стороны якобы бороться с ней. Да и с чисто военной точки зрения, ИГ не государство в классическом понимании, чтобы с помощью мощных ударов по ее инфраструктуре добиться победы. Однако оказалось, что воевать на земле с ИГ никто не собирается. Поэтому не удивительно, что определенных успехов удалось добиться лишь в Ираке и населенных курдами районах Сирии, где авиаудары помогли иракской армии и курдским отрядам в их боях с ИГ.

В случае с авиаударами российской стороны ситуация кардинально иная – они призваны обеспечить успех наступления сирийской армии. Во многом именно от того, сумеет ли сирийская армия воспользоваться столь мощной поддержкой с воздуха, внести перелом в войну, будет зависеть то, насколько обоснованно было открытое вмешательство России в сирийский конфликт.
Надо понимать, что у Москвы было несколько причин для данного шага. Главным из них было спасти от неминуемого поражения своего главного союзника в регионе Башара Асада. Ведь если исламистские группировки могли рассчитывать на людские ресурсы со всех уголков мира, то сирийские власти могли рассчитывать в основном на алавитское и христианское население страны, да шиитских добровольцев из Ирана и Ливана. И в условиях истощения людских ресурсов в многолетней кровопролитной войне, поражение Асада было лишь вопросом времени. Свидетельством этого было отступление сирийской армии из многих регионов страны с целью концентрации сил для защиты самых важных областей. Лишь открытая помощь со стороны России и Ирана могли бы помочь ему внести перелом в войне.

Однако надо понимать, что мотивы России не ограничивались лишь поддержкой Асада. Благодаря столь неожиданному вмешательству в сирийский конфликт, Москве удалось в значительной степени отвести внимание мирового сообщества от конфликта на Украине, и показать несостоятельность попыток США изолировать Россию. Да и учитывая большое число добровольцев из РФ, воюющих в Сирии на стороне ИГ и других группировок, лучше их уничтожать на чужой территории, чем ждать их возвращения на Северный Кавказ - о чем и было прямо заявлено с российской стороны. Результатом этого стали вынужденные переговоры Барака Обамы (да и других лидеров стран, затронутых сирийским кризисом - Израиля, Турции, Саудовской Аравии и пр.) с Владимиром Путиным, признание, что без России не удастся решить сирийский конфликт, и возобновления контактов между военными ведомствами России и США. Все это не очень вязалось с предыдущими заявлениями Обамы - что “Россия слабая региональная держава”.

Способствовал этому и кризис с мигрантами в ЕС, одной из причин которого стали действия США и их союзников в Сирии и Ливии. И понимание того факта, что без нормализации ситуации в Сирии и Ираке не остановить этот поток. К тому же исламисты прямо заявляют, что не намерены ограничиваться этими странами и планируют силой установить свою власть и в других сопредельных государствах.

В свою очередь США, понимая, что как-то надо решать проблему ИГ и других радикальных исламистских группировок, которые стали серьезной проблемой не только для Сирии и Ирака, но в перспективе для всего региона Ближнего Востока и Европы, в типично ангосаксонской манере предоставили эту “почетную роль” борьбы с радикальным исламом России, надеясь одним выстрелом убить двух зайцев: и ИГ устранить с арены, и сделать Россию врагом в глазах суннитов. Да и удастся избежать проблем в отношении традиционных союзников в регионе – Саудовской Аравии, монархий Персидского залива и Турции, поддерживающих исламистов в регионе. Всем еще памятен дипломатический скандал, связанный с обвинениями вице-президента США Джо Байдена в адрес Турции, Саудовской Аравии и ОАЭ.

Госсекретарь США Джон Керри в интервью телеканалу CNN уже заявил, что вмешательство в сирийский конфликт осложнило жизнь Путину, поскольку если он собирается занять сторону Асада, Ирана и «Хезболлы», у него будет очень серьезная проблема с суннитскими странами в этом регионе, и что он может даже стать мишенью для суннитских джихадистов.
И, судя по тому, что РФ создала совместный информационный центр для борьбы с ИГ с участием Ирана, Сирии и шиитских властей Ирака (которые уже заявляют, что не против того, чтобы российская авиация наносила удары по ИУ и на территории Ирака), Москва вольно или невольно стала союзником шиитов в этой войне.

Ответом на это стало сообщение главы МИД Саудовской Аравии Абделя аль-Джубейра об отказе формировать международную коалицию вместе с Россией, чтобы помочь Асаду бороться с ИГ. Он также в ультимативной форме заявил, что Асад должен покинуть свой пост или же будет отстранен от власти насильно. Продолжением “политического стриптиза” со стороны Эр-Рияда стал призыв постпреда королевства в ООН Абдаллы аль-Муаллими к России прекратить авиаудары по целям в Сирии, так как “эти удары повлекли некоторое количество невинных жертв”. При этом сама Саудовская Аравия продолжает авиаудары по Йемену, в результате одного из недавних, нанесенного по свадебной церемонии, погибло более 130 шиитов. И логическим продолжением этих заявлений стала информация о том, что сирийская группировка «Джейш аль-Ислам» («Армия ислама»), которая финансируется Саудовской Аравией, объявила войну России за ее поддержку президенту Асаду.

Учитывая все это, Москве желательно не увязать в сирийском конфликте, как на это рассчитывают в Вашингтоне, и, получив определенные выгоды, суметь выйти из него, сохранив лицо и ресурсы. К тому же, как бы ни пыталась российская авиация избежать жертв среди мирного населения, они будут (наглядным примером являются действия американской авиации со всем ее высокоточным оружием). Особенно учитывая тактику исламистов, любящих прикрываться мирными жителями и размещать свои военные объекты среди жилых районов.
Да и американские власти, с одной стороны не выступая против российских авиаударов по ИГ, с другой работают над тем, чтобы еще больше подпортить имидж РФ в мире публикациями западных СМИ о “российских зверствах против мирных жителей Сирии”.

К сожалению, многие представители российской и армянской “либеральной’ общественности уже начали рьяно осуждать российские авиаудары по исламистам, неожиданно начав считать “Джебхат ан-Нусру” и другие группировки исламистов и террористов умеренными и светскими. Для определенной категории людей не важно, кто на этой стороне, даже ИГ, если на той стороне Путин. Хотя можно вспомнить, что бывший директор ЦРУ и командующий международными силами в Афганистане Дэвид Пэтреус уже предложил Вашингтону опереться на «Джебхат ан-Нусра». Однако это тема уже для другой статьи.


Айк Халатян