Промедление в вопросе активизации Минской группы - следствие глубокого недоверия: Силаев

Автор: Verelq News

В Ереване очень ценят армяно-российские отношения. В армянском обществе есть ясное понимание того, что российско-армянский союз необходим, что он должен развиваться. Это, безусловно, важно и для Москвы в плане придания импульса этому союзу. Об этом в интервью с корреспондентом EADaily заявил ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО, директор лаборатории анализа политических процессов Николай Силаев.


— «Бархатная революция» 2018 года вызвала в российских экспертных кругах опасения насчет того, что Армения выберет курс на Запад. После 44-дневной войны позиции России в Армении укрепились с учетом того, какую роль она сыграла в Карабахе. Но вы в Ереване заявили, что эта война все же нанесла удар по престижу России…


— Да, и мы будем восстанавливать этот престиж. Я думаю, то, как проходит миротворческая операция, помогает восстанавливать и укреплять российский престиж. Главное в российско-армянских отношениях сейчас — это то, что обоим сторонам этот союз необходим в большей степени, чем это было раньше. Большая часть работы по восстановлению статуса Москвы как раз и связана с нашими союзниками. И я вижу, что в обществе Армении силен запрос, чтобы отношения с Россией развивались.


Что касается опасений вокруг прозападности, на мой взгляд, они неактуальны. И события после 2018 года как раз показали, что институционально этот союз очень прочен и устойчив по отношению политической конъюнктуры. Еще прошлый президент Армении подписал Соглашение об ассоциации Армении с Евросоюзом, и, с другой стороны, именно правительство Никола Пашиняна отправило миссию военных врачей и саперов в Сирию, хотя справедливости ради стоит отметить, что подготовка к этому велась еще до него. Но это очень важный шаг и важный сигнал по отношению к Москве, так как, по сути, это первый случай, когда российско-армянский союз сработал в вопросе, который непосредственно не относится к тематике безопасности Армении. И в Москве это очень ценят.


Есть еще одна деталь: позиция стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ во многом близка. И иногда хочется спросить: те, кто, ссылаясь на свою западную внешнеполитическую ориентацию, призывают к снижению уровня отношений Армении с Россией, — эти люди учитывают подходы стран — сопредседателей МГ? Это точно их позиция? Я к тому, что вполне возможно, что те люди, которых мы привыкли называть прозападными, сами находятся внутри своих собственных идеологических клише, которые могут быть гораздо проще, чем реальная позиция Запада, в том числе и по вопросу отношений Армении с Россией.


Я понимаю, что Россия находится в состоянии серьезных разногласий с Западом по целому ряду вопросов и общность позиции, например, по Карабаху совершенно не отменяет эти разногласия, но очень важно то, в какой степени политики, призывающие к тому или иному внешнеполитическому выбору, готовы нести ответственность. Понятно, что внешнеполитический круг контактов Армении не исчерпывается Россией, что вполне естественно, но ведь это не означает, что нужно, как некоторые другие постсоветские страны, лавировать. Это означает, что у Армении есть свои интересы и дело в том, чтобы честно и открыто декларировать их и обсуждать со всеми международными партнерами.


— Официальный Ереван постоянно заявляет о необходимости приложения усилий в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ для возобновления переговорного процесса по карабахскому урегулированию. Но процесс на паузе и никаких сдвигов в этом направлении пока не происходит. С чем это связано, возможно ли, что сопредседатели ожидают завершения некоторых процессов между Арменией и Азербайджаном, например по поводу разблокирования транспортных инфраструктур и т. д.?


— Было бы наивно думать, что какое-либо урегулирование не может быть поддержано такими державами, как Россия, США и Франция. В этом отношении попытка вытеснить Минскую группу ОБСЕ, сказать, что она не важна, что можно обойтись без нее, мягко говоря, наивна. И я не думаю, что вопрос активизации Минской группы напрямую связан с какими-либо процессами, тем более что сопредседатели поддержали трехстороннее заявление лидеров Армении, Азербайджана и России. Этот процесс, я думаю, тормозится, потому что, когда Россия и другие страны заявляли, что военного решения карабахской проблемы не существует, это был не просто моральный призыв. И то, что разблокировка транспортных коммуникаций буксует, еще одно отражение того, что военного решения проблемы нет. И попытка силового давления на партнеров здесь не работает. Но, к сожалению, элементы силового давления мы видим до сих пор, и странно ожидать согласия на разблокирование транспортных коммуникаций, когда считаешь своего партнера врагом, который все еще грозится тебя уничтожить.


— Кстати, Ильхам Алиев накануне на Генассамблее ООН в Нью-Йорке заявил, что Армения должна отказаться от территориальных претензий и сделать выбор в пользу сотрудничества в контексте создания так называемого Зангезурского коридора.


— Можно до бесконечности говорить, кто, кому и что должен. Я уверен, что и со стороны Армении все, что нужно произнести, говорится. Но трудно очень убедить партнера, что у него есть какой-то долг, когда ты сам не готов к компромиссам и используешь силовое давление как ключевой аргумент. Поэтому, на мой взгляд, промедление в вопросе активизации Минской группы ОБСЕ — это следствие глубокого недоверия, которое еще более усугубилось после 44-дневной войны в Карабахе.


— В регионе довольно непростая ситуация, о стабильности пока приходится только мечтать. Многие даже прогнозируют новую войну Армении с Азербайджаном. Ожидаема ли такая перспектива, тем более учитывая фактор присутствия российских миротворцев?


— Ситуация действительно нестабильная, но я думаю, что те гарантии безопасности, которые в регионе сегодня обеспечены в первую очередь Россией, они достаточно сильны и вески.


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...