Эксперт: с учетом обстановки на поле боя Россия совершила невозможное в Карабахе

Автор: Verelq News

Достигла ли Турция намеченных целей по итогам войны в Карабахе? Как отразилась война на позициях России в регионе? Насколько в интересах Москвы помочь связать Турцию и Азербайджан транспортным коридором через Сюник и Нахичевань?


На эти вопросы EADaily ответил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД РФ Владимир Аватков.


— Достигла ли Турция всех своих целей по итогам недавней войны в Карабахе? И, если нет, грозит ли это новой дестабилизацией в регионе?


— В рамках конфликта, который имел место, Турция ставила достаточно большие цели по расширению собственной зоны влияния, полному подчинению Азербайджана турецкому влиянию, выходу в сторону Каспия и, в дальнейшем, созданию новых интеграционных платформ, в том числе и в военно-стратегической сфере, с тюркскими государствами постсоветского пространства. Однако Турция не получила того, что хотела, но это не исключает возникновения совершенно нового баланса сил в регионе Южного Кавказа.
Турция не получила всего, что хотела, но она повлияла и на ситуацию на фронтах, и на ситуацию в более широком смысле слова, повлияла на будущее, если угодно. С одной стороны, не удалось достичь полного подчинения Азербайджана, что связано с самой личностью Ильхама Алиева, который, будучи сильным лидером, почувствовал в определенный момент усиление турецкого влияния до той степени, которая недопустима для него. Это предопределило многое.


Затем Турция не получила базы (в Азербайджане) и голоса в рамках трёхстороннего диалога Москва — Ереван — Баку. Но получила возможность наблюдать за мирным процессом из совместного российско-турецкого наблюдательного центра. То есть определенное усиление позиций Турции налицо, но не до той степени, которую она хотела.


В сложившихся условиях Россия совершила невозможное. С учетом обстановки, которая была на поле боевых действий в Карабахе, и с учётом позиций, которые были у Армении и Азербайджана, Москва смогла прекратить кровопролитие, обеспечить свое военное присутствие для поддержания баланса в Азербайджане и обезопасить мирное население в Нагорном Карабахе. В этом контексте, с учётом позиции в первую очередь официального Еревана, Москва смогла сделать все, что было возможно, чтобы, с одной стороны, остановить кровопролитие, а с другой — усилить свое влияние в регионе. В этом плане можно говорить об определенном успехе внешнеполитического курса России на данном направлении.


При этом с точки зрения нынешней ситуации это можно считать достаточно большой победой Москвы, но с точки зрения долгосрочной перспективы будут возникать существенные вопросы, которые предстоит решать. Это и вопросы дальнейшего пребывания Российской армии в Карабахе, это и судьба самого Нагорного Карабаха. В этом контексте очень важна проактивная политика самих сторон конфликта, но ровно точно так же необходимо непосредственное участие Москвы в карабахском урегулировании, потому что от активности Москвы на этом направлении будет зависеть дальнейшее влияние России и в Армении, и в Азербайджане. Ведь и с той, и с другой стороны очень внимательно смотрят за тем, как действует Россия в рамках этого конфликта.


— Вы сказали, что Турция не получила своих миротворцев в Карабахе, выхода к Каспию и голоса в новом переговорном формате. Но зачем Анкаре это, если Москва вместо неё фактически реализует турецкий план по выходу к Азербайджану и Каспию через азербайджанскую Нахичевань и армянский Сюник?


— Турция очень настаивала в вопросе размещения в регионе своих миротворцев. Шла активная, в том числе и публичная, полемика на эту тему. Российское руководство говорило, что Турции не будет в этом миротворческом процессе, после чего выступали турецкие партнёры и говорили: «Турция будет в нём». И эта полемика шла на протяжении нескольких дней.


Москва не может сыграть на стороне Анкары, Москва играет в рамках своих собственных интересов. В интересах России хорошие отношения и с Азербайджаном, и с Арменией, которые, к сожалению, после распада СССР развили очень бурную взаимную нелюбовь. И вот в этом контексте на самом деле только и только Россия может разрубить этот гордиев узел.
Россия действует здесь в своих интересах, так как очевидно, что Москва не может предотвратить некоторые процессы в нынешней ситуации после стольких лет усиления Турции в Азербайджане, Москва не может влиять на суверенные дела Баку и принятие им решений о размещении тех или иных активов, включая военные, Турции в Азербайджане. Москва может делать только выводы, наблюдая за парадом в Баку, наблюдая за тем, что делает руководство Азербайджана как в позитивном смысле слова, так и негативном.


Транспортный коридор из Азербайджана в его анклав Нахичевань через армянский Сюник пока что, по крайней мере по имеющимся соглашениям, будет контролироваться российской стороной. И в этом контексте говорить, что это каким-либо образом повлияет негативно на вопросы безопасности в регионе, в том числе в широком Каспийско-Черноморском бассейне, не приходится, потому что Россия не допустит такого рода сценариев. Но этот коридор может стать либо ареной столкновений между сторонами, либо при активной позиции — одной из основ будущего примирения, выхода сторон из взаимной изоляции и из самого конфликта как такового. Потому что на самом деле конфликт вокруг Нагорного Карабаха намного шире, и соответственно, чтобы эта конфликтная зона превратилась в зону стабильности, нужно очень и очень много усилий, в том числе и растущая взаимозависимость сторон. Если через этот коридор пойдут товары, рабочая сила, то это будет усиливать взаимозависимость и приводить в итоге к диалогу между Арменией и Азербайджаном.


Айк Халатян

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...