2.10.2022
Правительство обещает революцию: Что? Где? Когда?
prev Предыдущие новости

Новости партнеров

Признание Карабаха как операция по принуждению к миру

Недавняя активизация официальных структур в Ереване, связанная с как бы намерениями официального признания никем пока не признанной Нагорно-Карабахской республики (НКР), произвела очень громкий резонанс. И всеобщее беспокойство в этой связи было бы понятно, если бы такое намерение у армянского руководства действительно имелось. Но так ли это?

Стоит напомнить, что президент Армении Серж Саргсян и ранее неоднократно заявлял, что страна признает НКР в случае, если Нагорный Карабах подвергнется масштабной агрессии со стороны Азербайджана. Эти заявления, впрочем, не произвели на Баку (и, вероятно, на посредников Минской группы ОБСЕ в лице России, США и Франции) никакого впечатления. Скорее всего, адресаты данного месседжа расценили его как обычный пропагандистский элемент в противостоянии сторон.

Ситуация изменилась после т.н. «четырехдневной войны» 2-5 апреля с.г. Едва развеялся дым упорных сражений на 200-километровом фронте после того, как стороны под давлением России заключили устное соглашение о перемирии, два армянских оппозиционных депутата – экс-премьер Грант Багратян и Заруи Постанджян – внесли законопроект о признании НКР.

Правительство, как то и полагается по местному закону, документ оперативно рассмотрело (редко когда законодательные инициативы оппозиционных депутатов находят столь быстрый отклик исполнительной власти), после чего отправило его на обсуждение в парламент. При этом возникло впечатление, будто правительство законопроект одобрило. А это не так: в заключении кабмина было сказано, что возможное признание НКР должно зависеть, во первых, от результатов переговоров между Ереваном и Степанакертом, а во-вторых – от развития ситуации с учетом, помимо всего прочего, и внешнеполитических факторов. Поэтому, как не раз объясняла армянская сторона в лице главы МИД Эдварда Налбандяна и его заместителя Шаварша Кочаряна, в настоящее время о признании Арменией Карабаха «и речи нет».

Тем не менее, все эти существенные нюансы прошли мимо внимания политиков и экспертов, причем не только за пределами Армении, но и даже в Ереване. Свою озабоченность высказали в Кремле, призвав устами пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова к «сдержаности» и озвучив призыв «избегать резких шагов». Глава российского МИД Сергей Лавров сказал, что во время его недавнего визита в Ереван армянское руководство обещало, что не станет предпринимать действий в направлении одностороннего определения статуса Карабаха. О крайней нежелательности такого развития событий заявил и официальный представитель Госдепа США Марк Тонер. В Азербайджане ситуацию трактовали в том смысле, что у Армении «духу не хватит» на признание НКР, а армянская оппозиция заговорила о том, что Ереван сделал «холостой выстрел»...

Между тем, реальность состоит в том, что хотя ни сегодня и ни завтра Армения НКР признавать не будет, соответствующий законопроект вошел в повестку парламента и может быть актуализирован в любой момент. Думается, в этом и состояла задумка властей республики.

Можно сказать, что со стороны Еревана имела место попытка принудить Баку к миру, поскольку международное сообщество в лице Минской группы ОБСЕ этого не делает, что и показали события в начале апреля. Ведь очевидно: признай Армения НКР, переговорный процесс потеряет всякий смысл, а в регионе, более чем вероятно, начнется самая полномасштабная война, которая моментально выйдет за пределы карабахского фронта. И тут уж ни России, (союзнице Еревана по ОДКБ, имеющей к тому же с Арменией и двусторонний военно-политический договор), ни члену НАТО Турции, являющейся ближайшим союзником Азербайджана, остаться в стороне уже не удастся. Причем масштабы боевых действий будут такими, что всей сети региональных транспортно-энергетических инфраструктур, включая стратегический нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (Турция), по которому каспийская нефть идет на Запад, будет нанесен невосполнимый ущерб.

Понятно, что подобный финал многолетней карабхской эпопеи никого на самом деле не устраивает. Однако факт также состоит и в том, что в Армении и в Арцахе ширятся эмоциональные ряды сторонников признания НКР. Все эти обстоятельства, насколько можно понять, всерьез встревожили посредников. Как уже сообщало VERELQ, сопредседатели Минской группы ОБСЕ Игорь Попов (Россия), Джеймс Уорлик (США) и Пьер Андрие (Франция) намерены 16 мая организовать встречу президентов Армении и Азербайджана. Сейчас уже известно, в ней примут участие также главы МИД РФ и Франции Сергей Лавров и Жан-Марк Эро и госсекретарь США Джон Керри. Симптоматично при этом, что «их основные задачи будут заключаться в укреплении режима прекращения огня и доверия между сторонами, что создаст благоприятные условия для сохранения перемирия и возобновления переговоров на основе базовых элементов и принципов». То есть о фундаментальных вопросах карабахского урегулирования речи не будет. И это полностью соответствует требованию армянской стороны, которая в последние дни не раз заявляла на разных уровнях о том, что если переговоры и возможны, то обсуждаться в настоящий момент могут лишь срочные меры, необходимые для минимизации рисков возобновления масштабных военных действий, а также внедрение механизмов расследования нарушений режима перемирия. И лишь после этого, сказал упомянутый выше Шаварш Кочарян, можно переходить к собственно переговорному процессу.

Таким образом, «четырехдневная» апрельская война и последовавшая со стороны Еревана угроза признать НКР и тем обрушить переговорный процесс как таковой, произвели необходимый эффект в плане активизации работы посредников. А поскольку сопредседатели МГ ОБСЕ в очередной раз в своем заявлении твердо подчеркнули, что
«без переговорного процесса невозможно достичь мира, и мы еще раз повторяем, что военного решения конфликта не существует», можно констатировать, что в дипломатическом отношении конъюнктура момента складывается в пользу армянской стороны, настаивающей на сохранении на период переговоров ситуации, зафиксированной в соглашениях о перемирии от 1994 и 1996 гг. Другой вопрос, удастся ли посредникам добиться принятия решений, реально способствующих минимизации рисков новой войны. И уж тем более – выйти на уровень возобновления полномасштабного переговорного процесса, в ходе которого стороны должны пойти на реальные компромиссы, включающие возвращение Азербайджану ряда районов «зоны безопасности» вокруг НКР в обмен на согласие Баку на проведение референдума о статусе края. Разумеется, подобной уверенности быть не может. Но если нынешняя активизация стран-сопредседателей Минской группы уменьшит вероятность новой войны в регионе, то в создавшейся ситуации это уже можно будет считать достаточно серьезным достижением.

Армен Ханбабян, специально для VERELQ