Российские журналисты о Степанакерте: Люди готовы мириться с лишениями и быть там до конца

Автор: Verelq News
1894

Война в Нагорном Карабахе в центре внимания мировой общественности. И для освещения войны, ситуации в Армении и в Нагорном Карабахе, в республику прибыли журналисты из ведущих мировых СМИ.


ИАЦ VERELQ поговорил с российскими журналистами, вернувшимися на днях из Степанакерта, где несмотря на постоянные обстрелы города азербайджанской армией и риск для жизни, освещали ситуацию в зоне боевых действий.


Журналист телеканала “Дождь” Дмитрий Еловский:


Вы в первый раз в зоне боевых действий? Или уже был такой опыт работы в горячих точках?


Самая горячая точка, в которой я был, это «Майдан». Там уже стреляли, там уже работали снайперы по городу Киеву. В зоне боевых действий сейчас это мой первый раз.


Какие впечатления от поездки в Степанакерт? Вы очень много материалов сделали оттуда. Какие чувства были?


Я провел там 3 дня, но, на самом деле, сейчас мне кажется, что это неделя. Там очень трудно. Там очень тяжело. Я не знаю, как там живут местные люди. Я не представляю, в каких условиях служат там военные, потому что враг повсюду. То есть там так устроена эта местность, регион, что прилетает вообще со всех сторон. И вот есть такое понятие как линия фронта, и она, конечно, есть и в Арцахе. Но при этом из-за рельефа местности, из-за расположения азербайджанских военных, вообще непонятно откуда может прилететь. То есть отсюда, оттуда, слева, справа…


Мне кажется, что отличает этот конфликт от остальных, это неимоверно высокий уровень ненависти у каждой из сторон.


Я знаю, что Вам и Вашим коллегам приходилось много прятаться в бомбоубежищах, в подвалах. Конечно, Вы общались с людьми. Какие впечатления, какие настроения у людей?


У людей, в целом, довольно высокий моральный дух. Люди готовы мириться с лишениями, и люди готовы быть там до конца. То есть даже те, в чьи соседние дома прилетали снаряды, они все равно возвращаются и продолжают там жить. Уезжают старики, дети, беременные, инвалиды, которым необходима постоянная медпомощь. Даже те, кому она менее необходима, они остаются. В целом несмотря на то, что там даже проблемы со связью, провизией, даже мирное население очень стойкое и очень сильное.


Не говоря уже о военных, добровольцах, ополченцах, которые туда продолжают прибывать. И кадровых военных, которые там продолжают служить. Для многих из них, я разговаривал с людьми в Ереване даже, вот эта война, которая сейчас идет, приносит некоторое облегчение. Как ни странно звучало бы, но мужики и парни, говорят: «Слава Богу, что так, сейчас все закончится. Вот в этот виток все должно закончиться». Люди этому рады.




Журналист РБК Александр Атасунцев:


Какие впечатления от поездки в Степанакерт?


Крайне неприятные ощущения. Потому что такие вооружения используются в Карабахе современные, что ты никогда не угадаешь, куда летит снаряд или ракета. В тебя она летит, не в тебя, и постоянно как будто на прицеле, если на улице. На самом деле, это главный дискомфорт, который там испытываешь, ощущение, что ты постоянно под прицелом. Но в последние дни там уже стало практически невозможно работать, потому что такая плотность огня, такие вооружения используют, что просто сидишь в бомбоубежище помногу часов, никуда не выходишь. Да и людей там стало мало, почти все эвакуированы.


Вы сказали про бомбоубежища. Естественно, там много разговоров вели с людьми, как по работе, так и просто за жизнь.


Я точно паники не видел нигде. Я видел, конечно, страх, но это страх за родных, что Азербайджан может захватить Карабах, не панический страх умереть. Я там не видел упаднических, пораженческих настроений. По крайней мере, в те дни, что я там был. А вернулся я оттуда три дня назад.


Да и гражданских лиц там осталось мало. В основном, только военные. Это было видно по тому, как менялась пропорция, когда спускаешься в бомбоубежище. Как много было сначала гражданских, а затем уже военных.



В некоторых российских СМИ появилась информация о том, что якобы в Карабахе люди обсуждают ситуацию на фронте и не верят в победу.


Это я комментировать не буду. У многих на фронте родственники: сыновья, братья, зятья, мужья. Конечно, они обсуждают ситуацию. Многие даже не знают, на каких участках их родные. Но я за эти 2-3 дня, что я там был, мне не попадались такие люди, кто совсем не верит в победу, хотя им и страшно, конечно.


Айк Халатян


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...