Блицкриг ВС Азербайджана сорвался – Давид Арутюнов

Автор: Verelq News
2556

Ситуация вдоль линии соприкосновения Арцаха (Нагорного Карабах) и Азербайджана остается крайне напряженной. Стороны ведут артиллерийские бои, задействована пехота, ударные беспилотники. В отличие от предыдущих обострений на сей раз азербайджанской стороной отброшены географические ограничения – удары наносятся по большинству населенных пунктов Арцаха. Несмотря на масштабы боевых действий и задействование азербайджанской стороной численность войск и военной техники, Азербайджану не удалось продвинуться вглубь территории Арцаха. Сорвался ли блицкриг ВС Азербайджана, почему Баку начал войну, можно ли говорить о втягивании Турции в карабахскую войну и какую роль играет Россия? На эти вопросы ИАЦ VERELQ ответил военный эксперт Давид Арутюнов.


В зоне карабахского конфликта уже вторые сутки идут ожесточённые бои. Есть жертвы с обеих сторон. Судя по заявлениям и информационным сводкам, масштабного прорыва азербайджанских войск не произошло. Можно ли сказать, что блицкриг ВС Азербайджана сорвался?


Можно констатировать, что Азербайджану не удалось в рамках первого удара добиться распада армянской обороны и продвижения вглубь территории Арцаха. Очевидно, что в дальнейшем азербайджанской стороне будет еще труднее добиться этого, даже с учетом возможного расширения арсенала применяемых средств. По сути, с этой неудачей и связано то обстоятельство, что в настоящее время напряженные бои ведутся главным образом в районе собственно линии соприкосновения.

Долгое время Азербайджан повышал планку напряжения в зоне карабахского конфликта. Сначала инициировал «снайперскую войну», затем диверсии, периодически применялась артиллерия, однако сейчас Баку возобновил масштабные боевые действия. Согласны ли вы с оценкой о том, что мы имеем дело с крупномасштабной войной и почему Баку решился на это?


Происходящее сейчас существенно отличается по масштабам от всех имевших место ранее инцидентов. Также азербайджанской стороной отброшены географические ограничения – удары наносятся по большинству населенных пунктов Арцаха. В то же время сохраняется некоторая сдержанность в плане применяемых средств, в частности пока нет информации о задействовании оперативно-тактических ракетных комплексов. В силу этого можно говорить о фактическом возобновлении крупномасштабной войны, с незначительными ограничениями по применяемым средствам, вероятно, связанным с политическими соображениями. При этом дальнейший ход боевых действий может подтолкнуть Азербайджан к отказу и от этой «сдержанности».


Причины начала войны можно разделить на политические и военные. В первом случае паралич мирного урегулирования и внутренние социально-экономические проблемы неизбежно толкали Азербайджан на военную активность. Важным катализатором стало и фактическая неудача в июле 2020 года, после которой Алиев неизбежно должен был ответить армянской стороне.


С военной точки зрения именно логика постоянного повышения планки эскалации привела Азербайджан к возобновлению войны. Каждый раз масштабы эскалации и новых инцидентов должны были превосходить интенсивность предыдущих, чтобы обеспечить фактор неожиданности. В апреле 2016 Азербайджан применил последний этап эскалации до крупномасштабной войны – локальную войну на определенном участке линии соприкосновения с ограниченными средствами. После этого в рамках новых шагов Азербайджан должен был либо повторяться, либо – предпринять шаги, которые, по мнению Баку, будут неожиданными для Еревана и Степанакерта. По сути, единственной такой мерой оставалась возобновление войны, что и произошло.

Президент Арцаха Араик Арутюнян заявил о том, что Арцах воюет не только с Азербайджаном, но и с Турцией. Судя по заявлениям Анкары, применяемой военной техникой на передовой с азербайджанскими силами, мы можем говорить о втягивании Турции в карабахскую войну?


По сути, определенное вмешательство Турции в конфликт было всегда, сейчас можно говорить о его беспрецедентных масштабах. Очевидно, можно более или менее достоверно говорить в настоящее время о поставках Турцией чувствительных технологий, в частности, ударных беспилотников, ранее опробованных на Ближнем Востоке и Северной Африке, помощи персоналом и советниками, а также переброске сирийских боевиков в Азербайджан. Нынешние масштабы вмешательства превосходят все, что было раньше и во многом воспроизводят тактику вмешательства Анкары в конфликты на ближнем Востоке. Вероятно положительный опыт подобного вмешательства (особенно в Ливии) во много подтолкнул Анкару к переносу своей военной активности на Южный Кавказ.


Какую роль сейчас играет Россия в плане сдерживания сторон конфликта. Сможет ли она достичь того, чтобы Ереван и Баку приостановили боевые действия и сели за стол переговоров?


Москва обладает ключевыми рычагами для воздействия на обе стороны. В тоже время эффективность любого посредничества зависит от готовности сторон договариваться. Подобная готовность в свою очередь напрямую зависит от того, исчерпали ли стороны все военные возможности. Возможно, в Москве осознают, что у Азербайджана пока сохраняется надежда на достижение военного успеха. С определенного момента, когда наметится кризис в военных усилиях и ресурсах сторон, дипломатическая активность России по урегулированию кризиса, вероятно, может резко возрасти. Российский фактор является также сдерживающим аспектом для Азербайджана, так как его наличие, возможно, объясняет локализацию боевых действий линией сопротивления в Арцахе, с учетом того, что действия против территории Армении могли вызвать активизацию обязательств Москвы в рамках ОДКБ и двусторонних отношений с Ереваном.


В тоже время нельзя исключать и того, что нынешняя несколько сдержанная позиция РФ может отражать и стремление оказать определенного давления на стороны, особенно в свете имевших место в предшествующий период разногласий с нынешним руководством Армении.


Беседовал Аршалуйс Мгдесян


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...