Спустя два года: Команда Пашиняна застряла в борьбе с прошлым

Автор: Verelq News
1882

Спустя два года после прихода к власти премьер-министра Никола Пашиняна в результате революционных процессов в апреле 2018 года, его команда все еще находится в процессе формирования и пока далека от системной работы. В составе правительства есть ведомства и структуры, которые работают достаточно эффективно, однако есть и такие, КПД которых стремится к нулю.


Понятно, что Пашинян после революции «унаследовал» погрязший в коррупции государственный аппарат, недееспособный парламент, бедность, пугающих масштабов и зависимую от исполнительной власти судебную систему. Сам Пашинян спустя некоторое время после революции признал, что государственная система правления практически на всех уровнях находится в коллапсе. Возникает вопрос, удалось ли Пашиняну и его команде спустя два год после прихода к власти остановить коллапс государственной системы правления, искоренить или снизить уровень коррупции, а также сократить бедность за счет экономического роста и роста благополучия населения?


Если коротко ответить на эти вопросы, кое-что у него получилось. Например, за счет применения жестких административных мер существенно снизилась коррупция и сократились масштабы теневой экономики. Существенно повысилось качество строительства инфраструктур и внутренних коммуникаций. По данным антикоррупционного центра «Трансперенси интернешнл» в 2019 году индекс восприятия коррупции в стране существенно снизился – среди 180 стран Армения поднялась со 105-го места на 77-е. В предыдущие годы индекс восприятия коррупции составлял 33-35, в 2019 году – 42 по шкале от нуля до ста баллов, где 0 – это самые коррумпированные страны.


В течение того же периода времени, правительство сообщило о появлении 80 тыс. новых рабочих мест (большинство из них существовали и их вывели из тени), которых оно раньше не видело. Как следствие увеличились налоговые поступления в госказну. Есть еще три ведомства – министерства обороны, иностранных дел и финансов –развивающиеся в основном по инерции, в процессе осуществляя в них улучшения косметического характера. Причиной тому может быть то, что указанные ведомства возглавили «свои» кадры. Давид Тоноян, Зограб Мнацаканян и Атом Джанджугазян – старожилы в министерствах обороны, иностранных дел и финансов.


В минобороны улучшилась система снабжения и питания, из баланса МИД сняли людей, не имеющих прямого отношения к дипломатии. У них отобрали дипломатические паспорта и номера автомобилей, которые были розданы при предыдущих властях. Однако говорить о каких-то масштабных успехах армянской дипломатии на внешних рубежах не проходится. Отношения с США не улучшились (несмотря на усилия Еревана, пока не удалось организовать встречу Пашиняна с Трампом), заметных успехов нет и на европейском треке, а кооперация с союзной Россией развивается по скандальному сценарию.


Резкая реакция Москвы на возбуждение уголовного дела в отношении главы ОДКБ Юрия Хачатурова и экс-президента Армении Роберта Кочаряна в 2018 году – наглядный тому пример.


В других сферах, эффективность деятельности кадров Пашиняна оставляет желать лучшего. Сфера образования находится в бесхозном состоянии. Месяцами не назначаются ректора главных вузов страны, проводятся весьма спорные с точки зрения общественного восприятия образовательные реформы. На действия, а если быть точнее, бездействие министра Араика Арутюняна, которому доверили курировать четыре крайне важные сферы – образование, наука, спорт и культура – жалуются многие, даже в самой команде Пашиняна. По нашим сведениям, он умудрился испортить отношения с парламентом, частью коллег по правительственному «цеху» и лишь по воле премьер-министра продолжает оставаться на своем посту.


Провалы заметы в реформах судебной системы. Сначала Пашинян заявил об отказе от существовавшей традиции «телефонного правосудия». Затем обрушился с критикой на судебную систему после того, как основный фигурант дела «1-го марта 2008 года» экс-президент Роберт Кочарян был выпущен на свободу. После его повторного ареста и освобождения, Пашинян призвал своих сторонников блокировать здания судов (иными словами, исполнительная власть напала на судебную) и инициировал веттинг судей. Затем он брался за Конституционный суд и лишь после нескольких попыток путем специальных конституционных поправок, спорных с точки зрения оппозиции, добился освобождения трех судей и увольнения главы КС Грайра Товмасяна, тем самым желая изменить чашу весов в главном суде страны в свою пользу.


На этом фоне сложно говорить о реформах, направленных на усиление судебной системы и укрепление ее независимости. Политическая элита, похоже, из-за внутренних фобий и неустойчивости желает контролировать все, в том числе судебную систему.


Проблемы в системе здравоохранения ярко были демонстрированы во время пандемии коронавируса, что продолжается до сих пор. Власти, желая провести запланированный референдум по конституционным поправкам, сначала не хотели объявить в стране жёсткий карантин. Затем из-за быстрого распространения инфекции отменили референдум и объявили локдаун, что многие приветствовали, поскольку система здравоохранения Армении не выдержала бы нагрузки пандемии. Однако со временем карантинные меры стали носить формальный характер, в результате чего Армения «вырвалась» в лидеры среди стран Южного Кавказа как по количеству смертей от коронавируса, так и зараженных на 100 тысяч жителей.

Лакмусовой бумагой эффективности системы здравоохранения являлась и то, что министр Арен Торосян сначала говорил о бесполезности медицинских масок с точки зрения сдерживания распространения инфекции, однако спустя недели начал твердить обратное.


Не была готова к кризису и экономика страны, которая в конце года по прогнозам правительства сократится на 2%, а по прогнозам ЦБ – на 4%. Эксперты же ожидают спад экономики до 10%. В настоящее время показатель экономической активности за январь – июнь этого года по сравнению с тем же периодом 2019 года снизился на 4,7%. Ситуация в будущем может усугубится, так как экономический кризис исходит из сферы здравоохранения, а по прогнозам ВОЗ вероятность усиления пандемии достаточно велика.


В целом, если оценить деятельность правительства Пашиняна за прошедшие два года, можно констатировать определенный успех в борьбе с коррупцией и теневой экономикой, и многочисленные провалы в таких важных областях, как экономика, судебная система, здравоохранение и внешняя политика. Не смотря на то, что Пашинян после «бархатной революции» объявил о «новой Армении», власти за прошедшие два года были заняты борьбой с прошлым, а не реформами и обновлением страны.


ИАЦ VERELQ


 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...