Эксперт: неконтролируемая власть — это катастрофа

Автор: Verelq News
1416

Есть ли сейчас в Армении конституционный кризис? Дает ли право полученный на выборах мандат доверия от избирателей ограничивать полномочия других госорганов? Является ли приоритетом решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) или Конституция Армении? На что надо обратить внимание при разработке новой Конституции? Насколько целесообразно создание Верховного суда путем слияния Конституционного и Кассационного судов? Надо ли расширять полномочия президента? На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил доктор юридических наук Гор Ованнисян.


После конституционных поправок и прекращения полномочий трех судей, Конституционный суд (КС) не смог провести заседания из-за отсутствия кворума. К тому же бывший председатель КС Грайр Товмасян и трое судей, чьи полномочия прекращены, обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с иском, оспаривая законность действий в их отношении. Можно ли считать, что сейчас в Армении есть конституционный кризис?

Ваши слова свидетельствуют, что сейчас, в любом случае есть серьёзная проблема, так как КС лишился своей дееспособности и серьёзно ограничены его функции. Его работа остановлена, что не исходит из интересов защиты прав человека. Пройдёт еще много времени до решения Европейского суда, и до него КС не сможет работать. И об этом должны были подумать те, кто осуществлял конституционные изменения. Например, можно было бы разрешить работать судьям, полномочия которых прекращаются, до их замещения. На мой взгляд, это было бы правильным решением. Они бы покинули КС после назначения их преемников.


Приоритетом в этом вопросе будет решение ЕСПЧ или Конституция Армении?


Решение Европейского суда считается обязательным для Армении. И если власти Армении не исполнят решение ЕСПЧ, предписывающее продолжение судьями исполнения своих обязанностей, то нарушат Европейскую конвенцию по правам человека. И не надо искать противоречия между Европейской конвенцией и Конституцией Армении, так как Республика Армения с момента подписания Европейской конвенции во всех своих действиях ограничена конвенцией, в том числе при внесении изменений в Основной закон. То есть, если раньше Армения могла менять свою Конституцию как хочет, то с 2001 года не имеет альтернативы, и может осуществлять лишь те изменения, которые соответствуют конвенции. На практике есть случаи, когда государства- члены конвенции, были вынуждены менять свою Конституцию, так как она противоречила этому документу. Например, два таких случая касались Турции.


Власти утверждают, что их победа на парламентских выборах 2018 года дает им право осуществить конституционные изменения и прекратить полномочия судей КС. Дает ли право полученный на выборах вотум доверия ограничивать полномочия других госорганов?


Конечно нет, так как количество голосов не имеет значения, если речь идет о полномочиях. Полномочия каждого государственного органа установлены Конституцией. Вне зависимости от того, какая политическая сила, сколько голосов получила, она должна оставаться в рамках Конституции, она не может делать чего-то, что не разрешено Основным законом. Даже получившая 100% поддержку народа политическая сила не может нарушать Конституцию. Нельзя утверждать, что чем больше процент народной поддержки, то тем выше уровень безошибочности. Нет такого. Даже получившая 100% голосов народа политическая сила может узурпировать власть и стать нелегитимной уже через неделю. Следовательно тот подход, что полномочия растут от количества полученных голосов – примитивный и нелепый. Полномочия в любом случае все же самые, они установлены Конституцией и все.


Опыт показал, что нельзя допустить, чтобы количество мандатов той или иной политической силы в Национальном собрании позволяло ей решать самостоятельно любые вопросы.


Неконтролируемая власть — это катастрофа, нельзя такого допускать. И мы сегодня на практике собственными глазами видим это. Если бы «Мой шаг» в Национальном собрании не имел такого большинства, то он не мог бы в одиночку провести эти конституционные изменения. Он был бы вынужден учесть мнение оппозиции, так как нуждался бы в их голосах. И наоборот, нельзя допустить, чтобы малое число мандатов не позволяло бы оппозиции даже обратиться в Конституционный суд. Все это надо учесть при разработке конституционных изменений. Все эти проблемы бросаются в глаза. Видя все эти проблемы игнорировать их – было бы в высшей степени юридической безграмотностью или умыслом.


Сейчас идет разработка новой Конституции. На что, по вашему мнению, надо обратить внимание в новом Основном законе?


Я должен отметить несколько недостатков нынешней Конституции, которые я сам бы исправил.


Первое, что было во всех Конституциях — это часть 3 ст. 3 Конституции - ограничение основными правами человека государственной власти (Публичная власть ограничена основными правами и свободами человека и гражданина, являющимися непосредственно действующим правом) и п. 8 части первой ст. 169 , регулирующий индивидуальное обращения в Конституционный суд (в КС может обратиться в каждое лицо - по конкретному делу, когда имеется окончательный акт суда, исчерпаны все средства судебной защиты и оспаривается конституционность примененного в его отношении этим актом положения нормативного правового акта, что привело к нарушению его основных прав и свобод, закрепленных в Главе 2 Конституции, с учетом также толкования, данного соответствующему положению в правоприменительной практике).


Объясню, о чем речь. Часть 3 ст. 3 Конституции всесторонне ограничивает всю государственную власть основными правами. Это означает, что и законодательная власть, и исполнительная, и суды, обязаны в своих любых действиях думать об основных правах, уважать их, и не имеют права их нарушать. Это могут быть действия по принятию закона со стороны законодательной власти, выполнение этих законов исполнительной властью или публикация ею нормативных актов, либо вынесения судами судебных актов во время осуществления правосудия. Они должны постоянно думать об основных правах, чтобы не нарушить их. И любое материальное право будет бессмысленным, если не будет возможность его достижения в судебном порядке.


Мое право мне ничего не даст, если адресаты нарушат мои права, и я не смогу через суд их восстановить. Сейчас индивидуальное обращение— это как раз возможность выполнения требования части 3 ст. 3 Конституции в судебном порядке.


То есть индивидуальная жалоба — это та судебная возможность, с помощью которой субъекты основного права должны бороться против нарушения своих прав со стороны государственной власти. И проблема здесь в том, что п.8 части первой ст.169 разрешает с помощью КС бороться против нарушений основных прав со стороны законодательной и исполнительной властей, но нет этой возможности, когда суды нарушают наши основные права. Так как в индивидуальных жалобах возможно оспаривание лишь нормативно-правовых актов, то есть законов или принятых исполнительной властью актов. Но невозможна индивидуальная жалоба против судебных актов.


Много говорится, что новой Конституцией возможно создание Верховного суда путем слияния Конституционного и Кассационного судов. Ваше мнение об этом?


Я считаю, что в этот нет необходимости. Во-первых, Армения, в любом случае – страна континентальной правовой системы, где основой является римское гражданское право, а не англо-американское общее право. Практика, опыт других стран, показывают, что конституционное право достигло самого высокого уровня своего развития с моделью Конституционного суда, то есть при наличии особого органа, занимающегося конституционным правосудием. Например, в Германии или Австрии.


Кроме того, сама Республика Армения имеет, так или иначе, почти 25-летний опыт конституционного правосудия. С 1996 года и до наших дней, в течение почти 25 лет КС работал, плохо или хорошо, вне зависимости от того, довольны мы или нет, но было заложено основание этой модели. И если взять все отрезать, не учитывать проделанной работы, с нуля с какой-то модели начать осуществлять конституционное правосудие, то это в целом не будет содействовать развитию этой сферы. Надо опираться на имеющееся и двигаться вперёд. Надо учесть недостатки, например, как я сказал ранее, дать КС возможность защищать отдельных лиц от нарушений судебной системой их основных прав. Таким образом серьёзно усилится роль КС. На мой взгляд, признавая недостатки и устраняя их, двигаться вперед было бы правильнее, чем полностью уничтожить имеющееся и начать с нуля. Мы так в жизни никогда не продвинемся вперёд.


Президент Армен Саркисян заявил о необходимости увеличения (или расширения?) президентских полномочий. Насколько это целесообразно?


Стоит или не стоит, зависит от того, как мы будем применять Конституцию, как мы будем её понимать и трактовать. Я во всех своих интервью подчёркиваю это.


Да, я как специалист, некоторые вещи бы исправил. Обратимся к президенту республики. Президент сегодня жалуется, что его полномочия малы. Но какой смысл жаловаться на это, если не используются даже эти малые полномочия. Я могу на примерах показать, что если бы президент республики правильно использовал свои полномочия, он мог бы изменить очень многое в нашей стране и конкретно предотвратить проблемы, связанные с КС. Президент республики имеет право обратиться в КС и в целом его обязанностью является следить за соблюдением Конституции. В Конституции дословно говориться об особых полномочиях президента, данных ему Основным законом. И самым сильным его полномочием является обращение в Конституционный суд. Президент республики, например, мог обратиться в КС, когда был назначен референдум по вопросу прекращения полномочий судей Конституционного суда. Но он не этого сделал.


Президент, например, говорит, что сам должен назначать троих судей КС, а не просто предлагать кандидатуры. По его мнению, Национальное собрание наделено полномочиями избрания судей КС, и парламент может тысячу раз отвергнуть его кандидатуры, а он может тысячу раз предлагать новые кандидатуры, и так этот вопрос будет затягиваться год или два.


Это ошибочное восприятие Конституции. Во-первых, полномочия Национального собрания по назначению судей КС не означают, что Национальное собрание может свободно назначать кого хочет и не назначать кого не желает. И что должен делать президент в этом случае? Не предлагать каждый раз нового кандидата после того, как был отклонён его кандидат. Он должен обратиться в КС, так как отвергая его кандидатов, Национальное собрание нарушает его право выдвигать желаемых кандидатов. То есть Национальное собрание не разрешает, чтобы в КС очутились те судьи, которые являются желанной кандидатурой президента.


Я даже дословно сказал это президенту республики, когда в прошлом году после меня отвергли кандидатуру профессора Артура Вагаршяна. Президенту республики, который позвонил мне в этот день и спросил о ситуации, я сказал, что он должен идти в КС против Национального собрания в связи со спором между госорганами, так как парламент злоупотребляет полномочиями по назначению судей Конституционного суда и этим нарушает права президента. Президент республики не сделал этого. Если бы президент обратился тогда в КС, все могло бы сложиться по-другому. И мы бы не имели сегодня в Конституционном суде судью, который на самом деле является автором всех этих искусственных проблем. И не имели бы в КС судью, который может больше года не выполнять возложенные на него законом полномочия, но граждане из своего кармана платят ему зарплату.


Или, например, положение, предусматривающее подписание закона спикером парламента в случае, если президент не подписал его и не отправил его в КС. Это неправильная норма. Нельзя полномочия президента подписывать закон взять и отдать спикеру Национального собрания. Это примерно тоже самое, если бы президент вносил поправки в принятый парламентом и отправленный ему на подпись закон.


Возможно ли такое? Нет. И правильное решение следующее: президент республики должен иметь возможность свободно решать конституционность закона до своего подписания. Так как нельзя требовать от президента, чтобы он подписывал антиконституционные законы. В этом случае он, вслед за Национальным собранием нарушит Конституцию. Национальное собрание нарушит Конституцию принятием антиконституционного закона, а президент усугубит ситуацию, подписал подобный антиконституционный закон. Поэтому президент до подписания должен проверять конституционность закона. И если он придёт к заключению, что закон содержит антиконституционные положения, то он может на этом основании просто отказаться от подписания и все.


И решение этого вопроса следующее. В случае, если президент, отказываясь подписывать не антиконституционный закон, нарушит право Национального собрания принимать законодательные акты и будет препятствовать их вступлению в силу, парламент сам должен обращаться в КС с жалобой на президента. И решение этого спора прямо зависит от конституционности закона. Если КС проверит и решит, что закон соответствует Конституции, то своим решением обяжет президента подписать закон. Если КС усмотрит не соответствие закона Конституции, то должен отвергнуть обращение Национального собрания, и закон не вступит в силу. Это очень цивилизованный подход к решению споров между этими двумя органами. А остальное, например, принуждать президента подписывать принятый закон или обращаться в Конституционный суд, а в противном случае наделять бесконтрольным правом утверждения закона спикера – подход ошибочный


Айк Халатян


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...