РФ не альтернатива США для Турции, потому что они остаются геостратегическими конкурентами

Автор: Verelq News
839

Пойдет ли Эрдоган после резолюции конгрессменов на еще большее обострение отношений с США или попытается нормализовать отношения? Приведут ли создаваемые американцами экономические проблемы к поражению Эрдогана на выборах? Станут ли бывшие соратники Эрдогана реальной конкуренцией ему? Вернет ли уход Эрдогана Турцию вновь к более тесному союзу с США? Христианство на Ближнем Востоке это уже прошлый этап истории? На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил директор Института востоковедения НАН Армении, тюрколог Рубен Сафрастян.


Как Эрдоган будет реагировать на действия американских конгрессменов? Попытается отыграть назад и нормализовать отношения с Вашингтоном? Или наоборот – пойдет на еще большее обострение?

Это очень сложный вопрос, тут надо учитывать несколько факторов. Во-первых, как я уже сказал, Турция неоднократно, на протяжении последних десятилетий, заявляла, что если страны будут предпринимать какие-то меры по признанию геноцида, Турция предпримет ответные меры. Конечно, в этом случае Турция не может отвертеться, она должна предпринять ответные меры в отношении США. Другой вопрос, что они бумерангом отразятся на самой Турции.


Во-вторых, предсказать реакцию Эрдогана… Он будет идти на обострение, или в какой-то степени пойдет на уступки Соединенным Штатам. Это очень интересный вопрос.Мы имеем пример перед глазами, когда США вводили кратковременные санкции против Турции из-за ареста пастора Эндрю Брансона. Мы видели, что Эрдоган прилюдно клялся, что они ни в коем случае его не отпустят, но когда США ввели свои санкции, в течение буквально нескольких дней, финансовое положение Турции резко ухудшилось, и до сих пор чувствуются последствия этого.

То, что Эрдоган проиграл выборы мэра Стамбула, я думаю, в какой-то мере связано с тем, что в результате санкций Соединенных Штатов финансовое положение ухудшилось, в частности, резко усилилась инфляция, это ударило по населению, возникло недовольство политикой Эрдогана именно в Стамбуле, в таком крупном городе. Это не сельская местность, где это не сильно ощущается. Поэтому люди голосовали против.

США, конечно, имеют реальные возможности навредить Турции. Если Турция примет какие-то ответные меры, то Соединенные Штаты предпримут ответные шаги, конечно, не те символические, которые были после ввода турецких войск на север Сирии. Если США предпримут более или менее реальные меры, то Турция, конечно, пострадает, и сам режим Эрдогана тоже. Так что этот вопрос будет учитываться.

Но, с другой стороны, зная характер Эрдогана и наблюдая за его действиями в течение последних лет, я бы не сказал, что он отличается таким уж сильным рационализмом. Возможны у него и какие-то нерациональные действия, которые могут привести к отрицательным последствиям для Турции. Я не отрицаю того, что он может перенести особенность своего характера на области дипломатии, международных отношений, такие случаи мы видели, знаем. Так что я бы не предсказывал какой-то реальный расклад после принятия резолюции.

Вы упомянули поражение партии Эрдогана на выборах мэров Стамбула и Анкары. Ему с трудом удалось одержать победу на президентских и парламентских выборах в прошлом году. Можно ли ожидать в ближайшее время поражения Эрдогана, даже несмотря на атмосферу страха в Турции и режим единоличной власти? Тем более с учетом создания его бывшими влиятельными однопартийцами новой партии.

Все-таки я склонен предполагать, что если каких-то еще более серьезных провалов во внутренней политике не будет, провалов катастрофического характера, то Эрдогану удастся сохранить свое лидирующее положение, лидирующее положение своей партии.

Конечно, процесс создания новой партии, в том числе и его видными сторонниками, начался, идет. Но тут надо учитывать, что все-таки это личности, которые не имеют той харизмы, которую имеет Эрдоган. Не случайно, что поражения были в Стамбуле и Анкаре. Это крупные города, где население больше вовлечено в финансовые процессы, экономическую жизнь.

А в сельских местностях, то есть в центральных областях, на востоке Турции, там другая обстановка. Там люди живут больше сельскохозяйственным трудом и они в стороне от этих процессов. Среди них, насколько я вижу, авторитет Эрдогана довольно высок. Он играет на их таком отношении к себе, и, я думаю, что он как опытный игрок сохранит за собой этот электорат, который будет решающим. А, скажем, Гюль с Давутоглу - не харизматики, они не могут играть на таких настроениях.

А Али Бабаджан?

Бабаджан, конечно, экономист. Он больше политик, чем Давутоглу, но у него тоже нет харизмы. Они могут иметь влияние в каких-то политических или около политических кругах Стамбула и Анкары, на часть членов парламента от партии Эрдогана. Но я не думаю, что они бы имели серьезное количество сторонников среди основного электората Эрдогана. Я думаю, что он сохранит это.

Если завтра Эрдоган проиграет выборы, Турция вернется к старой прозападной политике? Или этот курс на независимого игрока, на сближение с Россией и Ираном уже не изменить?


Это очень серьезный вопрос. Это вопрос, который требует серьезного анализа. Все-таки, в целом, мне кажется, что учитывая имперское прошлое Турции, ее военный потенциал, то, что до последних лет она довольно быстро развивала свою экономику (рост был примерно 8% в год), тот потенциал, который накопила эта страна, США и Западу, в целом, будет все труднее удержать Турцию в упряжке.

Конечно, Запад, Соединенные Штаты, НАТО, это стратегический выбор самой Турции после Второй мировой войны, когда СССР оказывал серьезное давление на Турцию в 1945-1947 годах. Это выбор Турции, ее элиты. Но тогда Турция была другой, сейчас Турция уже накопила определенный потенциал, сейчас она ведет стратегическую линию на достижение лидерства в регионе, и она будет продолжать эту политику, я думаю, и без Эрдогана.

Если вместо Эрдогана будет более предсказуемый политик, то и политика Турции будет более предсказуемой, но, в целом, она будет стараться быть лидером региона. И на пути к достижению этой цели она готова пойти на определенное ухудшение отношений с Соединенными Штатами, Западом, НАТО и так далее.

Но, вместе с тем, я думаю, что турецкая элита вне зависимости от того, какая часть придет к власти после Эрдогана, не готова резко изменить стратегию Турции, не готова выйти из союза с Соединенными Штатами, с Западом, в целом, выйти из состава НАТО, пойти на союз с Россией или Ираном.

Это не альтернатива для Турции, потому что Россия и Турция остаются геостратегическими конкурентами на Южном Кавказе и, в целом. То же самое на Ближнем Востоке - есть амбиции Турции и Ирана. Так что союза Турции с Россией и Ираном не будет. Турция будет стараться действовать в рамках общей политики Запада, но, конечно, все больше и больше отвоевывая себе пространство для самостоятельных действий.

Можно ли сказать, что благодаря соглашениям Путина и Эрдогана удастся сохранить христианство, армянскую общину на Ближнем Востоке? Или христианство на Ближнем Востоке это уже прошлый этап истории?

Процесс дехристианизации Ближнего Востока начался в течение последних лет, он идет вне зависимости от политики Турции. Христианство возникло на Ближнем Востоке. Ближний Восток – это колыбель христианства, но сейчас мы наблюдаем исход христианства, в том числе и армян из стран Ближнего Востока. Так что этот процесс идет вне зависимости от Турции.

Конечно, действия Турции в северной Сирии, не только эти, но и предыдущие, подхлестывают этот процесс. Это факт. Но мне кажется, что в рамках этого соглашения, которое было достигнуто между Турцией и Россией, и это в какой-то степени признал и сам Эрдоган в своих выступлениях в Турции, обсуждался вопрос и, скажем, ассирийцев, то есть различных групп христианского населения.

Он не сказал об армянах, но, я думаю, и об армянах в какой-то степени шел разговор между Путиным и Эрдоганом. Так что я все-таки склонен считать, что в регионе, который будут совместно патрулировать российская военная полиция и турки, Россия будет стараться сделать так, чтобы христианское население не пострадало от турок, в том числе армянское, в Камышли.

Конечно, какие-то определенные гарантии, я думаю, Россия со стороны Турции получила. А то, что Турция будет творить в других регионах Сирии, к западу от Евфрата, которые уже давно оккупированы Турцией или протурецкими силами, там уже Россия, конечно, не может воздействовать.

Айк Халатян


 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...