Глазьев: Нужна общая стратегия развития ЕАЭС - интервью

Автор: Verelq News
1106

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян в рамках проводимого в Ереване международного форума «Транзитный потенциал Евразийского континента» 30-го сентября указал на проблему со скоростью принятия решений в рамках ЕАЭС, что, по его словам, является вызовом Союзу, в том числе в сфере реализации транзитного потенциала.


В связи с этим Саркисян указал на то, что в ЕАЭС доля перевозок в стоимости товара составляет около тридцати процентов, в Евросоюзе - десять. «При такой системе управления мы не выдержим конкуренции. Да, мы будем наращивать грузопотоки, объемы будут расти, но старая система не позволит нам соответствовать самым высоким требованиям и набирать темпы глобальных изменений. Наш удельный вес в транзитных перевозках будет сокращаться», – сказал он.


Об издержках при организации грузопотоков в ЕЭАС и многом другом корреспондент VERELQ побеседовал с советником президента России Сергеем Глазьевым, который по сообщению пресс-службы Евразийской экономической комиссии сменит Татьяну Валовую на посту министра по интеграции и макроэкономике ЕЭК.


Сергей Юрьевич, в чем причина существования тех проблем, на которые указал Тигран Саркисян в Ереване?


Необходимо понимать, что высокие транспортные издержки в Союзе в первую очередь связаны со структурой наших грузов. В основном, мы экспортируем сырьевые товары. Если брать, например, уголь, то доля транспортных издержек достаточно высока в силу дороговизны его транспортировки. Если бы мы специализировались на экспорте высокотехнологичных товаров, думаю, у нас была бы такая же, примерно, доля расходов, как в ЕС и США. То есть, чипы и микросхемы экспортировать легче, чем углеводороды и металлы. Чем ниже добавленная стоимость товара, тем выше транспортные издержки. Не говоря о расстоянии.


Не будем забывать, что Россия - основной экспортный центр. Если речь о нефти и газе, то это Сибирь, а до Европы и Китая, не менее пяти тысяч километров. То же самое с металлами. Европа для нас закрыта. Именно структура экспорта и логистика предопределяют дороговизну издержек.


Конечно, необходимо также признать, что логистические услуги в ЕАЭС затруднены множественными барьерами, но в этом направлении осуществляются работы, и прогресс, несомненно, есть.


Мы в частности добились того, что поезда до Москвы из Китая доходят за одну неделю. Прогресс есть, но работать нужно, поскольку трансграничные барьеры требуют внедрения информационных технологий для повышения эффективности и их преодоления.


Могу сказать, что до создания Таможенного союза наши грузы половину времени пути простаивали на границах. Такого сейчас нет в рамках Союза, но на внешних границах еще многое необходимо сделать.


Уже пять лет, как действует Евразийский экономический союз. Какие плюсы и минусы можно обозначить?


За время существования в рамках ЕАЭС мы сняли таможенные границы между государствами-членами. Это привело к резкому росту взаимной торговли внутри Союза. Она сегодня в два раза выше, чем было до создания Таможенного союза.


Существенно упростились взаимоотношения между предприятиями. Доля кооперационных поставок составляет более половины во взаимной торговле. Легче стало людям передвигаться, так как нет таможенного контроля внутри ЕАЭС.


То есть, создана основа для расширения кооперации, создания совместных предприятий, формирования единого экономического пространства не только с точки зрения движения товаров и услуг, но и работы на этом общем рынке.


Создание общих, больших, конкурентоспособных предприятий на общем рынке позволит более эффективно конкурировать на глобальном рынке.


Однако есть и ограничения на этом пути, и они связаны с тем, что хотя создан общий рынок товаров и услуг, однако пока нет общей стратегии развития. На этом общем рынке нужна общая стратегия развития. В этом направлении делаются какие-то попытки, но функционал Евразийской экономической комиссии не позволяют ей стать центром планирования развития экономики, что было бы не плохо. Мы к этому, думаю уже, созрели.


В чем проблема? Почему нет общей стратегии развития на общем рынке ЕЭАС?


У стран-членов существуют свои стратегии развития и иногда они не совпадают. Уровень взаимной торговли в общем объёме товарооборота у нас составляет 10%. Пока степень связанности наших экономик гораздо ниже, чем скажем в ЕС.


При Советском Союзе связанность была абсолютная. Дезинтеграция пока до конца не преодолена, поскольку каждое государство вырабатывает свои приоритеты развития, а их согласование требует времени и большой содержательной работы.


Как вы оцениваете эффективность работы Армении в ЕЭАС? 


В случае Армении, мы видим в основном позитив. Растет ее товарооборот с Россией после снятия таможенных барьеров. Диверсифицируется ее экономика, более 30 российских крупных компаний участвуют в совместных проектах в Армении.
Надо сказать, что рост кооперационных поставок между Россией и Армении на сегодняшний день самое значительное в ЕАЭС. Это только начало. Россию и Армению связывают также высокотехнологические отрасли экономики, где можно получить взрывной эффект, если сосчитать конкурентные преимущества. Более того, участие в ЕЭАС позволило создать свободную экономическую зону на границе с Ираном и заключить с ним соглашение о свободной торговле, что тоже очень важно и может стать новой точкой роста для страны.


Транзитные коридоры для Армении, не имеющей общей границы со странами ЕАЭС, очень важны. Уже длительное время идут дискуссии по поводу перезапуска абхазского участка Транскавказской железной дороги, что для Армении очень важно, но нет конкретных результатов. Есть ли у вас информация касательно данного вопроса?


Я знаю, что РЖД постоянно в этом направлении работает, но пока политические проблемы затрудняют решение очевидного для всех и крайне необходимого экономического вопроса. Я думаю, что проблема рано или поздно будет решена, но лучше раньше. Здесь нужно больше дипломатических усилий, прежде всего, со стороны Армении. У России с Грузией есть большие политические разногласия, мы надеемся на активную дипломатическую миссию со стороны Армении. Конечно, проблема в плоскости отношений России и Грузии, но когда две стороны не в состоянии решить проблему, необходимо активное содействие третьей стороны, у которой нет проблем ни с одной, ни с другой.


Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...