Жаркий февраль в Нагорном Карабахе

Автор: Verelq News

Обострение ситуации на линии соприкосновения Армии обороны Арцаха и азербайджанскими вооруженными силами в ночь с 24 на 25 февраля и в последующие дни стало резонансным, ярким, но, в то же время, – вполне ожидаемым событием. Азербайджанская диверсия с наступлением тепла, в преддверии весны, имела, по-видимому, не только погодные, но и вполне определенные политические причины.


«Весеннее обострение» в Карабахе наблюдалось и ранее - в апреле прошлого года тяжелые бои унесли жизни нескольких сотен военнослужащих и мирных жителей с обеих сторон.


Что же касается недавних событий, то, начавшись как попытка диверсии группы азербайджанских разведчиков, и обернувшись для последних неудачей (5 погибших осталось только на нейтральной территории, что было зафиксировано видеосъемкой карабахской стороны), они были продолжены в последующие дни в виде артиллерийских обстрелов азербайджанской стороной позиций АО Арцаха. Стремление азербайджанской стороны выдать инцидент за «атаку армян, стремившихся захватить высоту Наргиз-тепе», достаточно быстро было признано неадекватным по причине, во-первых, наличия видеосъемки диверсии, а во-вторых, удаленности названной высоты от места ее совершения примерно на 20 километров. Пикантности ситуации добавляют достаточно высокие чины жертв неудачной ночной атаки – среди прочих, карабахские военнослужащие идентифицировали начальника разведки 181-й бригады майора Абдуллаева и командира разведроты того же подразделения старшего лейтенанта Ашимли Шахлара. При этом специалистами называется, как минимум, три причины военной авантюры азербайджанской стороны.


Во-первых, инцидент на линии соприкосновения имел место в канун 25-й годовщины трагических событий близ п. Ходжалы (в ночь с 25 на 26 февраля 1992 г.). Учитывая пропагандистскую активность Баку вокруг данного до конца не проясненного события, можно предположить, что диверсионные действия азербайджанских войск явились своеобразной «местью» за события 25-летней давности. С другой стороны, вряд ли эта причина всерьез могла бы быть определяющей и, тем более, единственной – особенно учитывая, что республика Арцах и Азербайджан уже пережили несколько «круглых дат» ходжалинских событий. Тем не менее, сбрасывать со счетов имиджевые причины и обстоятельства откровенно пропагандистского характера причины было бы опрометчиво.


Еще одним небезынтересным основанием февральской ночной атаки называется недавнее назначение на пост вице-президента Азербайджана жены главы государства Мехрибан Алиевой. Считается, что таким образом руководство страны могло попытаться отвлечь внимание от этого весьма одиозного решения. Однако в предположениях такого рода стоит соблюдать осторожность, рискуя скатиться в банальное сочинительство, ведь Мехрибан Алиева в целом достаточно популярна в азербайджанском обществе, особенно на фоне других «венценосных» особ. Этой популярностью она обязана своим благотворительным инициативам. По сути, брак вице-президента с президентом страны является едва ли не единственным нагативным моментом для ее назначения на занимаемый ныне пост в глазах населения. На счету Ильхама Алиева и его правительство множество других, гораздо менее популярных решений, и вес предположения о том, что именно от вице-президентства Мехрибан народ стоило «отвлекать», не велик.


Кроме того, 20 февраля в Нагорном Карабахе состоялся референдум по проекту новой конституции республики. Нельзя сказать, чтобы это как-то меняло расстановку сил на линии соприкосновения, однако референдум, помимо своего прямого назначения, опять же, мощный имиджевый ход – яркое и однозначное заявление непризнанной республики о своей независимости, самостоятельности, демократичности и приверженности необходимым правовым нормам, с чем в Азербайджане как раз – острые проблемы. Волеизъявление народа Арцаха ожидаемо привлекло международных наблюдателей от России до Бразилии, что вызвало особое раздражение в Баку. Азербайджанские власти даже попытались объявить в международный розыск депутатов Европарламента, наблюдавших на карабахском референдуме. В число «разыскиваемых» попали чех Яромир Штетина, представитель Люксембурга Франк Энгель и уроженка Кипра Элени Теохарус. В референдуме и событиях, связанных с ним, можно найти и объяснение выбора временем атаки именно 24-25 числа – тогда на территории республики уже не было международных наблюдателей, которые могли бы создать негативный для Баку резонанс. Надо сказать, расчет на последнее оправдался – несмотря на предоставленные карабахской стороной видеодоказательства совершения попытки диверсии именно Азербайджаном, каких-либо осуждений агрессора из Парижа, Вашингтона, Москвы или Брюсселя не последовало.


Из этого стройного ряда возможных причин обострения, которые вполне могли повлиять на решение азербайджанского военного руководства и по отдельности, и в сумме, выбиваются прошедшие 16 февраля на полях Мюнхенской конференции по безопасности встречи сопредседателей Минской группы ОБСЕ с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана. Стороны в очередной раз подтвердили свою приверженность принципам мирного урегулирования конфликта. То же самое было подтверждено и на встрече главы МИД Армении Эдварда Налбандяна с его российским коллегой Сергеем Лавровым 22 февраля. Агрессивные действия азербайджанской стороны в этом контексте могли бы быть некоторой попыткой «повысить ставки», подобно тому, как это было сделано в апреле 2016 г.


Однако АО Арцаха показала, что за год она кое-чему научилась. Именно, благодаря появившимся на передовых позициях за указанный период системам наблюдения, азербайджанская диверсионная группа была замечена, а затем – уничтожена. Более того, все последующие попытки Баку нагнетать ситуацию на линии соприкосновения путем артиллерийских обстрелов (в т.ч. с привлечением гаубичной артиллерии) карабахской стороной успешно пресекались. Чуть позже, 4 марта ей был сбит азербайджанский беспилотник.


В целом, имевший, по-видимому, целый комплекс причин, инцидент на линии соприкосновения, учитывая военную и политическую обстановку последних лет, не выбивается из общего контекста азербайджано-арцахского противостояния. Если сравнить его с апрелем 2016 г., можно отметить даже некоторое снижение накала, которое, впрочем, может быть объяснено успешными действиями армянской стороны на начальном этапе операции. Иллюстрацией тезиса о тривиальном характере происходящего может служить традиционно пассивная реакция на него мирового сообщества, и уже давно наработанные методы стабилизации обстановки, наработанные дипломатиями Азербайджана, Арцаха и Армении.


Баку, как многократно ранее, несмотря на отсутствие доказательств, стремится обвинить армянскую сторону в нарушении режима перемирия, Степанакерт предоставляет видеодоказательства собственной (т.е. противоположной азербайджанской) точки зрения, а Ереван туманно намекает на возможность признания НКР каким-либо государством (согласно недавнему заявлению Э. Налбандяна). Однако контекстуальность произошедшего не должна никого обманывать и становиться основанием для расслабления. Учитывая улучшение погодных условий и скорое наступление ряда знаковых для региона дат, (2 апреля – первая годовщина событий 2016 г., 24 апреля – день Геноцида, 9 мая – тройной праздник, День Победы в Великой Отечественной Войне, день взятия армянскими формированиями г. Шуши и день Армии обороны Нагорного Карабаха), есть смысл ожидать новых провокаций. Подобного рода инциденты, к сожалению, имеют место из года в год.


Антон Евстратов, специально для ИАЦ VERELQ

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...