Непраздничный Иджеван и воинственный Воскепар: Путешествие по Тавушу

Автор: Verelq News

В последний период много писалось и говорилось о нерадужных перспективах, которые грозят Тавушской области в свете послевоенных развитий и не внушающих оптимизма шагов и заявлений центральной власти. Что о происходящем думают сами тавушцы и что в реальности их беспокоит попыталась узнать «из первых рук» корреспондент VERELQ․


Налог на мух и гнилая картошка


Первым пунктом путешествия стал город Иджеван, где нас ожидал холодный прием. Горожане сложно шли на контакт, а прознав, что имеют дело с журналистом, многие предпочитали сразу же прекращать общение, а некоторые и вовсе проявляли агрессию. Стало очевидным – тут «нашего брата» не жалуют.


Став свидетелем одной из подобных неприятных сцен молодой полицейский, как бы извиняясь за инцидент, отметил: «Не надо обижаться, люди просто устали и никому не верят. Один говорит – одно, другой – противоположное. Да и праздники на носу, а настроение непраздничное… столько ребят погибло».


Настроение в городе было действительно непраздничное, не было той предновогодней суеты, которая наблюдается в столице. «Мы решили в этом году также не устраивать салюта и пышного празднования. Нарядили центральную елку, будет только небольшое мероприятие для детей, на этом все. Слишком мало времени прошло. Люди пока не пришли в себя», - сообщил корреспонденту вице-мэр Иджевана Ара Паронян.


Однако по мнению многих иджеванцев проблема не только в трагических событиях 44-дневной войны. «О каких праздниках может идти речь, когда людям нечего есть», - говорит 57-летний иджеванец Артур. Он грузит картофель на местном рынке и не понаслышке знает, каково приходится рядовым горожанам. «Раньше всю зиму картошку ели. Сейчас картофель – роскошь. Не раз видел, как люди приходят и роются в гнилом картофеле, надеясь хоть что-то найти», - отмечает он.


От властей иджеванцы ничего не ждут. «Что они вообще могут. Ни на что не способны. Только и могут, что налоги увеличивать. Налог на это, на то, на третье. Сколько так можно?! Скоро налог на мух установят, была бы возможность, сегодня же уехал бы», - отмечает 44-летний Мгер. Активно критикующие власть за проводимую социальную политику, наши собеседники в большинстве своем избегали разговоров о собственных политических симпатиях.
«И те – наши, и эти – наши. Зачем разделять наших людей на лагеря. Нам сейчас необходимо единство. Нужно, чтобы все мы стали добрее друг к другу, так будет легче выпрямиться и идти дальше. Вот я, к примеру, приду на рынок, обниму свою Арусик и мне все нипочем», - улыбается 69-летняя Гаяне, пришедшая на рынок повидать торгующую тут подругу.


Несмотря на то, что горожане уже давно махнули рукой, местные власти уверяют, что предпринимают меры для того, чтобы сделать жизнь людей лучше. «Мы реализовали множество важных программ по освещению и озеленению города. Совместно с Фондом экономического развития мы реализовали межобщинную программу стоимостью в 305 млн драм. Программа призвана решить проблему транспортной связи с дальними селами, а также проблему сбора мусора. Вся необходимая техника уже закуплена и будет доставлена уже в феврале», - заявил вице-мэр Ара Паронян.


По заснеженному бездорожью


Сразу же при выезде из города становится ясно – проблема сбора мусора тут действительно актуальна. Берега близлежащего канала усеяны мусором, а деревья густо «украшены» полиэтиленовыми пакетами. Зрелище не из приятных.


В следующий пункт – город Берд, решили направиться не по прямой, а по альтернативной дороге, и, даже невзирая на острые ощущения из-за покрытого снегом бездорожья, не пожалели. На смену полиэтиленовым пакетам перед нами открылись прекрасные пейзажи и прозрачный морозный воздух. На дороге не было ни одного автомобиля, зато мы повстречали пасущиеся табуны лошадей, лисиц и даже оленя. Невольно почувствовали себя в программе в мире животных.


По дороге к Берду заезжаем в село, где у ближайшего ручья набирает воду один из местных жителей – 52-летней Арут. Задаю вопросы о жизни в селе о проблемах. А проблемы все те же: денег нет, продукты дорожают, жизнь стала тяжелой. Спрашиваю: «Не хотите уехать?». «Куда я уеду, ты посмотри какая тут красота!» - отвечает мужчина, указывая на заснеженное ущелье.


Так плохо еще не было


Настроения в Берде радикально противоположные. «Ложимся спать, не знаем проснемся ли. Мы живем в постоянном стрессе. Сколько ребят наших пошли на войну, никто не вернулся», - со слезами говорит 57-летняя Ануш. Женщина признается, что уже летом должна отправить в армию своего единственного сына и не находит себе места.
Некоторые в Берде практически уверены, что новая война неминуема. «Сына не уговорить уехать отсюда, но хоть дочерей надеюсь увезти. Мне – 52 года, я свою жизнь прожила, но хочу, чтоб хоть дети мои прожили другую жизнь», - заявляет продавщица местного магазина.


Хозяйка того же магазина, отмечает: «Мы приграничная территория. Но никакой помощи нет. Продаешь алкоголь – плати налоги, сигареты – плати, потом еще другой налог плати, третий и так без конца», - возмущается она. Женщина призналась, что работать всегда было трудно, а сейчас и вовсе нет никаких перспектив. «Многим людям отдаем товары в кредит, прекрасно зная, что денег не увидим, потому что люди неплатежеспособны. Но что делать? Людей жалко, но и работать становится бессмысленно», - заявила она.


Хозяйка другого магазина отмечает: «Так плохо еще не было. Я бываю в Ереване, там есть хоть какое-то предновогоднее движение. Тут нет. Приходят, покупают, как обычно – только самое необходимое. Даже мои поставщики отмечают, что такой плохой ситуации, как у нас, нигде в Армении нет», - отмечает женщина.


Суровые и немногословные мужчины Берда паники женской половины населения не разделяют. «Уедем, кто останется?! Да и тихо тут в последние месяцы», - подчеркивает 26-летний Арцрун.


Позабытое село


День второй. Солнечное утро. На смену заснеженному Берду приходит поистине «весенний» Баганис. Тут мы встретили одного из старожилов села и попытались уточнить достоверность слухов о строительстве альтернативной дороги в Баганис. «Мы – Богом забытое село. Кто нам что говорит, чтобы мы еще и что-то знали. Слухи есть, как-то тут неподалеку велись какие-то работы по изучению местности, но мы не знаем для чего: может для дороги, а может и для того, чтобы воду подвести. Дело в том, что уже два года у половины села нет питьевой воды! Два года? Вот скажи мне, как тебе это», - отметил он.


Тут в разговор вмешался и другой сторожил: «Да что вода! Живем в лесу – за дрова платим. Это нормально?» - заявил он. Дедушки пожаловались и на проблему с врачами. «Чтобы получить направление и воспользоваться бесплатным медобслуживанием, я должен заплатить 1000 драм, чтобы поехать к семейному врачу, и 1,5 тыс. драм, чтобы доехать до Ноемберяна к врачу. Более того, наш так называемый семейный врач зачастую отказывает в предоставлении направления, говорит - денег нет! Вот как это тебе? Я 30 тыс. драм пенсии получаю, чтобы горло проверить без направления с меня содрали 5 тыс. драм», - заявил он.


Баганисцы отметили, что в селе множество проблем, но вода на первом плане. Местные власти обещали решить, но пока безрезультатно.


Алло, государство?


А вот некоторые жители села Воскепар и вовсе решили «порвать» с государством, как минимум пока во главе  действующая правящая команда. «А что Никол - это государство? Тогда для нас государство – ничто. Они о нас вообще не думали и не думают, им все равно живут тут люди или нет. Они (власти – ред.) думают только о своей наживе», - возмутился 32-летний воскепарец Смбат.


Тем не менее отнюдь не все жители села выступают против действующей власти и не верят информации о том, что половина села – Верин Воскепар, перейдет под контроль азербайджанцев. «Это земли, удерживаемые кровью. Это наши земли. Воскепарцы показали, что могут объединиться и дать отпор. Ноги турок тут не будет. Мы - единый кулак, сунуться сюда – получат по башке», - заявил 26-летний Самвел.


Воскепарцы не чувствуют угрозы и не намерены покидать села. «Даже если и будет реальная угроза, мы отстоим наш Воскепар», - обещают воскепарцы. «Это наш дом. Я часто езжу в Россию на заработки, но всегда возвращаюсь, потому что не могу иначе. У меня и в мыслях нет остаться там, или уехать куда-то навсегда. Мой дом мне ничего не заменит», - заключил Самвел.


(Во избежание возможных негативных последствий для героев материала VERELQ не публикует их реальных имен – ред.).


Нана Ваграмян


 


 


 


 


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...