Кольцо вокруг Армении сужается: чем Еревану грозит становление формата «3+3»

Автор: Verelq News

9 ноября 2020 года на Южном Кавказе официально изменилась военно-политическая и геополитическая расстановка сил. И данный процесс должен был рано или поздно получить институциональное выражение, и не мог ограничиться лишь физическими изменениями границ двух армянских государств.


Если государственность Арцаха фактически уничтожена, то вокруг самой Армении «кольцо продолжает сжиматься». Выражением чему является потенциальная возможность реализации турецкого регионального формата «3+3».


Немного предыстории


Впервые официальная Анкара стала активно продвигать идею формата «3+3» в 2008 году после вооружённого конфликта в Южной Осетии. Однако Россия, будучи победителем в данном конфликте, проигнорировала Турцию. Победитель не делится лаврами победы, всё логично. После этого данная идея периодически всплывала в контексте попыток Баку перенести переговоры по карабахскому урегулированию с площадки сопредседательства Минской группы ОБСЕ в другой формат. Однако военно-политический, дипломатический баланс сил в регионе был неизменен, и Армения традиционно сдерживала турецкую инициативу, при этом имея поддержку сопредседателей Минской группы, которые также не были заинтересованы в смене формата переговоров. Однако в 2018 году на помощь Баку и Анкаре пришла «бархатная революция».


Возрождение идеи формата «3+3»


Сегодня официальный Ереван устами премьер-министра Никола  Пашиняна, устами главы МИД РА Арарата Мирзояна постоянно говорит о важности сохранения переговорного формата в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ. Однако формат этот оказался под угрозой разрушения не после 44-дневной войны, и об угрозе распада данного формата необходимо было думать, начиная с 9 мая 2018 года, когда Пашинян своим заявлением о том, что «не может представлять в переговорах Арцах» стал последовательно разрушать всё более чем 20-летнее наследие переговорного процесса.


Указанное заявление Пашиняна, вкупе с такими заявлениями, как «я начинаю переговоры со своей точки», «Арцах – это Армения, и точка», «пусть сопредседатели объяснят нам, что подразумевают принципы урегулирования и почему эти принципы сторонами трактуются по-разному» были не чем иным, как издёвкой нам посредниками.


Парадоксом же является то, что всё это происходило и делалось под радостные возгласы и одобрение армянского общества. И это не только проявление способностей нынешней власти манипулировать настроениями общества, это также и ошибка уже прошлой политической элиты, которая внятно не смогла за 20 лет объяснить народу Армении и Арцаха, что переговоры в рамках формата сопредседателей не о том «что мы будем сдавать», а о том, что «в обмен на территории мы получим международно признанный статус Арцаха вне территориальной целостности Азербайджана».


Минская группа дала и «Мадридские принципы» (не идеальные, но дающие видение решения конфликта и если оглянуться назад и получить возможность вернуться в 26 сентября 2020 года, то любой здравомыслящий политик согласился бы на урегулирование вопроса в рамках данного переговорного документа).  В этих принципах были прописаны механизмы, которые позволили бы принести мир Карабаху и Армении, позволили бы избежать тысячи смертей и позволили бы получить международно признанный статус Аоцаха. Но заявления и действия Пашиняна указанные выше развязали руки Баку, который смог легитимно обвинить Ереван в саботаже переговоров.


Последней каплей стали и июньские столкновения в Тавуше и представление их итогов властным агитпропом как аналога Сардарапатской битвы. Давление Турции и её призывы скорее решить вопрос и недальновидность Пашиняна привели к тому, что Алиев либо должен был начать войну, либо в стране развернулись бы внутриполитические процессы которые могли бы угрожать его клану потерей власти. В этом вопросе Алиев и Пашинян весьма схожи в своих подходах и оба руководствуются принципом «Или я буду у руля государства» или государства не будет, и будут тысячи жертв». В итоге пришла война, и Турция с Азербайджаном военным способом уничтожили и государственность Арцаха, и разрушили Минский формат.


«3+3» сегодня – это констатация новых реалий, с которым не то что Ереван, а даже Москва не может не считаться. Иран же выступает за данную формулу, так как спустя столетия вновь легитимно вошёл в наш регион. «3+3» также означает фактическое прекращение деятельности сопредседателей Минской группы. Россия против этого, но Турция и Азербайджан – за. Баку пытается выжать из сложившейся ситуации максимум и говорит с Ереваном на языке предусловий. На практике для армянской стороны «3+3» станет региональной версией Женевского и Астанинского процессов сирийского урегулирования.


«Кавказская Сирия»


Женевский и Астанинский процессы – важные вехи в сирийском конфликте. И если с одной стороны можно сказать, что эти процессы, разворачивающиеся под эгидой ООН, имели задачу посредством дипломатического диалога найти решение сирийской проблемы, то с другой стороны они легитимировали международной присутствие различных игроков в Сирии. Более того, игроки, пришедшие в Сирию, привнесли не столько «стремление вернуть мир», сколько сделали Сирию плацдармом столкновения (иногда очень горячего) интересов. Неслучайно, что когда во время 44-дневной войны Турция переходила красные линии, в Сирии местные протурецкие бандформирования методично уничтожались российскими ВКС.
 
«3+3» – это процесс превращения Армении в «Кавказскую Сирию». Если формат будет воплощён в жизнь, то Пашинян официально уже и Армению сделает плацдармом противостояния различных мировых и региональных центров.


США против?


Важно понимать и то, что формат «3+3» - это не только попытка поделить Южный Кавказ в угоду интересам Турции, но и попытка вытеснить из ряда региональных процессов и коллективный Запад. Если «3+3» начнёт функционировать, то, как минимум в вопросе переговоров по Карабаху Запад потеряет своё представительство и возможность влиять на процессы. Это понимают и в США. Понимают и действуют. С 18 по 22 октября продлится «европейский вояж» министра обороны США Ллойда Остина.  В рамках визита  американский генерал уже успел посетить Грузию. В его повестке также есть визиты в Украину и Румынию, а также  участие в Брюсселе во встрече министров обороны стран НАТО.


В Тбилиси Остин успел прокомментировать и возможность становления формата «3+3». «Что касается формата «3+3», я бы отметил, что России следовало бы уважать условия соглашения 2008 о прекращении огня, прежде чем говорить о новых платформах», – заявил министр обороны США Остин.


В Вашингтоне понимают, что на Кавказе игра вращается вокруг контроля над будущими коммуникациями. Россия получит контроль над коммуникациями в Армении, а США претендуют на контроль над коммуникациями, проходящими через Грузию, в обход амбиций Турции. Иными словами, на данный момент можно зафиксировать, что если формат и начнёт действовать, то Соединённые Штаты не желают оставаться лишь в роли наблюдателя и планируют стать его частью, фактически трансформировав его в «3+3+1». Но даже при таком раскладе (против которого и без того будут и Москва и Тегеран) Армения не получит в данном раскладе большее число союзников чем это было в рамках Минского процесса, тогда как в игру вступит откровенно враждебная армянской государственности Турция и НАТО.
 
Главный бенефициар


Опираясь на «плоды деятельности» армянского правительства Турция вначале смогла «войной прийти в регион», помогла Азербайджану победить в войне, что не просто увеличило её влияние в регионе, но и сделало Анкару полноценным игроком на Южном Кавказе. Безусловно, российские эксперты отмечают, что Москве «в последний момент удалось сдержать амбиции Турции» (к этому можно добавить и то, что если бы не фактор России и лично её президента, то турецко-азербайджанские войска пришлось бы встречать не только в Шуши, но и в Степанакерте и даже на подступах к Еревану), тем не менее, это несколько обманчивые представления о реальности. В действительно российские миротворцы вошли в Карабах, однако в результате войны резко изменился военно-политический баланс в отношениях Армении и Азербайджана. Причём изменилась не в пользу Армении – стратегического союзника России на Южном Кавказе. Логичным следствие же крупномасштабного поражения союзника России стало снижение влияния Москвы на регион.


Сегодня  Россия пытается взяв под свой контроль открывающиеся между Арменией и Азербайджаном коммуникации немного компенсировать свои потери, однако усиление Азербайджана значительно изменило облик региона и Россия вынуждена войти в противостояние с Турции за влияние на Азербайджан, где, Москва очевидно не имеет шансов на победу. Не имеет шансов, так как этническая, идеологическая, религиозная  связь между Турцией и Азербайджаном значительно крепче, чем всевозможные экономические преференции от более тесного сотрудничества Баку с Москвой.  


Бенефициаром политики армянского руководства стала официальная Анкара. Это в свою очередь даёт повод задуматься о сущностных основаниях всего процесса «бархатной революции» 2018 года.


Бениамин Матевосян
 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...