Пашинян: У России есть основания для антитеррористической операции в Нагорном Карабахе

Автор: Verelq News

Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил в эксклюзивном интервью ТАСС, что ситуация вокруг Нагорного Карабаха выходит за рамки регионального кризиса. По его словам, Армения готова на компромисс с Азербайджаном в поиске путей ее урегулирования, однако при этом для Еревана принципиальным является вопрос определения статуса Нагорного Карабаха.


— В последнее время, господин премьер-министр, вы дали не одно интервью средствам массовой информации разных стран. Но ситуация в регионе продолжает быстро меняться, поэтому мы хотели бы остановиться на наиболее принципиальных, как нам кажется, базовых моментах, которые не так подвластны переменам и могут помочь нашим читателям лучше понять подходы вашей страны к скорейшему урегулированию нагорно-карабахского конфликта.


Видите ли вы шанс на возвращение к согласованному в Москве перемирию или оно уже окончательно провалилось?


— Вы упомянули международные средства массовой информации, я хотел бы отметить, что на данный момент международное общественное мнение меняется, меняются и люди, они становятся более информированными о том, что происходит в нашем регионе. И, конечно, это связано не только с активной информационной политикой нашего правительства, но и с активными действиями, которые предпринимает армянская диаспора. И я хочу отметить, что, правда, это не на высоком и не на высшем политическом уровне, но сейчас уже отмечаются некоторые сдвиги в процессе международного признания независимости Нагорного Карабаха. Соответствующие документы, резолюции, решения приняли уже достаточно много штатов США, несколько европейских городов. Уже в нескольких европейских парламентах были приняты резолюции, осуждающие агрессию Азербайджана.


Сейчас фактически у мирового сообщества нет никаких сомнений, что Турция полностью вовлечена в военные действия и что Турция была главным инициатором этой войны, что Турция наняла и перевезла в зону конфликта террористов и наемников из Сирии


К сожалению, мы видим, что часть этих наемников перебрасывается на Северный Кавказ. Уже непосредственно на территории России мы видим активность террористических группировок. И я уверен, что это не случайность, потому что те процессы, которые происходят сейчас в Нагорном Карабахе и вокруг него, уже вышли за рамки нагорно-карабахской проблемы. Это уже ситуация, которая затрагивает вопросы национальной безопасности многих других стран в нашем регионе и даже вне региона. Я уверен, что до сих пор нам не удалось претворить в жизнь Московское заявление, потому что есть силы, которые препятствуют этому, очень конкретно препятствуют. В первую очередь это Турция. Турция заинтересована в провале Московского заявления по двум причинам. Действия Турции направлены на вытеснение России из Южного Кавказа. Давайте не будем забывать, что это заявление было принято по инициативе президента России, по инициативе Российской Федерации.


Некоторые силы, и конкретно Турция, заинтересованы, чтобы инициатива России не имела удачи. И они надеются так расшатать авторитет РФ на Южном Кавказе
Думаю, что все мы понимаем, что происходит, и нужно настойчиво работать, чтобы вернуть стабильность в наш регион. И конечно же, мы будем очень тесно сотрудничать с Россией по этому вопросу. И мы надеемся, что другие сопредседатели Минской группы ОБСЕ также будут поддерживать эти усилия.


— Россия по-прежнему исходит из необходимости незамедлительно организовать встречу по линии военных, чтобы согласовать механизм контроля за прекращением огня. Согласна ли ваша страна на такую встречу? В каком формате и с участием каких сторон?


— Честно говоря, такая инициатива уже была, и в Москве были назначены консультации с предполагаемым участием военных представителей России, Армении и Азербайджана. Наши представители поехали в Москву, они сделали свою работу, но, по моей информации, представители военного ведомства Азербайджана пока не участвовали в таком формате, что может означать, что они просто отказываются делать это. Факт остается в том, что, по моей информации, они до сих пор не поехали в Москву, чтобы принять участие в этих консультациях.


— Готовы ли вы начать урегулирование с поэтапной передачи Азербайджану семи районов вокруг Нагорного Карабаха при сохранении Лачинского коридора за Арменией до определения окончательного статуса Карабаха?


— Вы знаете, я неоднократно говорил, это официальная позиция Армении фактически во все времена, что право на самоопределение Нагорного Карабаха, то есть статус Нагорного Карабаха, имеет стратегически важную роль для нас. Вы упомянули вариант, и Армения была готова на такое или приблизительно такое решение несколько лет тому назад. Тут был только один нюанс: а что будет со статусом Нагорного Карабаха. Я имею в виду в том числе и Казанскую инициативу.


Нужно понять, что отвечает на одинаковый или похожий вопрос Азербайджан, готовы ли они признать право на самоопределение народа Нагорного Карабаха?


— Согласна ли ваша страна на ввод в регион российских военных наблюдателей для обеспечения перемирия и гарантий безопасности? Если не российских, то какие еще страны могли бы участвовать в такой миссии? Против участия каких стран вы категорически возражаете?


— Вы знаете, я уже сказал, наши представители уже участвовали и согласовали план совместных действий по мониторингу за режимом прекращения огня. То есть мы часть своей работы сделали с российскими коллегами. Я сказал, что это Азербайджан не участвовал в этой работе до сих пор. Что касается тех стран, которые могли бы участвовать. Россия является сопредседателем Минской группы ОБСЕ, и для нас очевидно, что другие сопредседатели Минской группы ОБСЕ поддерживают усилия России по восстановлению стабильности в регионе. Что касается участия тех или иных стран, то эти страны уже обозначены. Те страны, которые должны активно участвовать в процессе: это Россия, которая самая активная участница этого процесса, и еще другие сопредседатели Минской группы, которые тоже участвуют. Кто, насколько и с какой активностью должен участвовать в этом процессе — это уже вопрос договоренностей между сопредседательствующими странами. Армения не возражает, потому что для нас приемлем формат сопредседателей Минской группы ОБСЕ. У нас очевидная позиция, что Турция, которая фактически стала главным разжигателем этой войны, никак не может участвовать в миротворческих или мирных процессах, потому что, очевидно, Турция не заинтересована в мире.


— Россия выразила озабоченность сообщениями о переброске в зону конфликта боевиков с Ближнего Востока, в частности из Сирии и Ливии. Как вы можете это прокомментировать?


— Не может быть случайностью, что после начала эскалации, войны в Нагорном Карабахе, после тех сообщений, что эти наемники участвуют в войне против Нагорного Карабаха, есть информация, в том числе в СМИ арабских стран, что некоторые группировки были разгромлены на поле битвы, они как-то разошлись по разным сторонам. И для меня очевидно, что те боевики — из Сирии. Россия уже официально сказала, что они сирийские боевики. Для меня очевидно, что части или отдельные лица из тех разгромленных групп перебрасываются в Россию, потому что я думаю, что они воспринимают Россию как врага — так же как Нагорный Карабах или Армению. Вопрос в том, как будет продолжаться весь этот процесс: будет ли Россия ждать, чтобы все эти элементы перебрасывались на территорию России и там начали антитеррористическую кампанию или антитеррористические действия.


Я не знаю, может, и обсуждается в российском правительстве или в спецслужбах, что можно задействовать антитеррористическую операцию прямо на месте, еще и в Нагорном Карабахе. Россия предпринимала антитеррористические действия в Сирии, которая довольно далеко от России, потому что действия сирийских боевиков и террористов представляли прямую угрозу национальной безопасности России. Как российские эксперты — правда, не знаю, насколько корректен этот расчет, — сказали, что они находятся примерно в 80 километрах от границ России. Это уже совсем другая ситуация, я думаю, что у России есть легитимное право и основания, чтобы реагировать на эту ситуацию.


— За прошедшие 26 лет мир так и не понял, как могла хотя бы в общих чертах выглядеть окончательная договоренность между Азербайджаном и Арменией о будущем Нагорного Карабаха. Как вы видите это будущее? Вы готовы пойти на уступки ради мира?


— Конечно, мы готовы на компромисс, мы всегда это говорили. Отправная точка для нас — это статус Нагорного Карабаха. Если Азербайджан согласится в вопросе статуса Нагорного Карабаха, то можно сказать, что есть предпосылки для компромисса.


— Встреча министров иностранных дел прошла в Москве благодаря договоренности лидеров трех стран. Готовы ли вы сами приехать в Москву, чтобы встретиться со своим визави при посредничестве РФ?


— Я уже сказал, что мы всегда говорили, что нагорно-карабахский вопрос должен решаться исключительно мирным путем. К сожалению, это Азербайджан не согласен с этой точкой зрения.


Наша позиция — что нагорно-карабахский конфликт должен решаться исключительно мирным путем. И я готов приложить все необходимые усилия, чтобы достичь такого результата. В том числе и поехать, встретиться, поговорить. Но все мы должны понять, что решение должно опираться на компромисс, не на капитуляцию одной из сторон, а на компромисс


И между прочим, если нет готовности с другой стороны, мы готовы бороться до конца за права нашего народа, за права наших соотечественников в Нагорном Карабахе. Я думаю, что это позиция правительства Армении, народа Армении, армянской диаспоры. Я думаю, что это честная и конструктивная позиция.

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...