Эксперт: Турция пытается показать России, что она уже хозяйничает на Южном Кавказе

Автор: Verelq News
10003

Какую роль играет Турция в этой войне в Арцахе? Как Москва будет реагировать на попытку Анкары стать главной силой в Южном Кавказе? Есть ли возможность прямого столкновения Турции и России? Нынешняя агрессивная политика Эрдогана — это попытка блефа или реально возможности Турции сейчас позволяют ей на равных говорить с мощными игроками? У Запада, США, в частности, остались рычаги повлиять на политику Турции?


На эти и другие вопросы VERELQ ответил директор Института востоковедения НАН Армении тюрколог Рубен Сафрастян.


Ваше мнение о роли Турции в этой войне в Арцахе. Если ранее во время предыдущих обострений ситуации только слова поддержки высказывались, то сейчас звучат прямые заявления о готовности принять участие в конфликте.


Я должен подчеркнуть, что два уровня анализа можно применить вот к этой позиции Турции. Во-первых, Турция поступает сейчас в случае агрессии Азербайджана против Нагорного Карабаха и против Республики Армения так, как она поступает и в других регионах. То есть она не только заявляет на словах о своей готовности вмешаться, но и вмешивается, отправляет свои вооруженные силы, оккупирует территорию, как это мы видим в Северной Сирии, вмешивается, скажем, на уровне своих подразделений спецназа в Ливии и т.д. То есть Турция перенесла вот этот способ действия, который опирается на применение вооруженных сил, и на Южный Кавказ. Так что тут в таком стратегическом плане ничего нового нет.


Во-вторых, конечно, это в первый раз, когда в нашем регионе, в Южном Кавказе, Турция в открытую вмешивается в вооруженный конфликт и вмешивается не только реально, но и на уровне применения определенной воинственной риторики. Я думаю, этим самым Турция пытается показать и мировому сообществу, и, в первую очередь, России, что она уже тут хозяйничает, что тут не только Россия является единственной страной, которая имеет влияние на регион, в целом, но и тут России надо учитывать влияние Турции. Так что она этим самым показывает, что уже наступили новые времена, Турция является хозяином и здесь у нас в регионе Южного Кавказа. И вытесняет оттуда Россию. Так что тут все понятно для меня.


Вы сказали про позицию России. Ведь нынешние действия Турции это не только удар по Армении, Турция фактически показывает, как Вы сказали, что «она хозяйничает в регионе». Как Москва будет на это реагировать?


Она пока что реагирует, так сказать, на том уровне, на котором, я думаю, если она будет продолжать реагировать, то Турция еще больше будет наращивать свою агрессивность у нас в регионе, свою наглость. Я все-таки надеюсь, что Россия будет реагировать острее и решительнее на такие действия Турции.


Но вместе с тем надо понять, что турки учитывали разные геополитические факторы, прежде чем начать эту агрессию, потому что, я уверен, что агрессию начал Азербайджан, но по планированию, согласно стратегическим планам Турции. Я думаю, они учитывали тот факт, что позиция России ослаблена в мире в связи с делом Навального, в связи с событиями в Беларуси, до этого тоже было сильное давление со стороны США, Запада. Я думаю, что все это было учтено турецкой стороной, поэтому они пока что не получают того решительного отпора со стороны Москвы, который можно было предвидеть.


Я все -таки сказал, что, надеюсь, что реакция будет более решительная со стороны Москвы. Мне кажется, что все-таки Москва должна была провести какие-то красные линии, перейти через которые Турции не позволит Россия. Посмотрим...


Накануне турецкий F-16 сбил армянский самолет. Означает ли это, что Турция уже перешла эти красные линии? Видите ли Вы возможность прямого столкновения, Турции и России?


Я думаю, это не опасность. А как раз Турция своими действиями провоцирует эту возможность, эту опасность прямого столкновения. Это политика провокаций со стороны Турции. И Турция большой мастер в устраивании подобных провокационных действий, особенно при президентстве в последние годы Эрдогана. Так что Турция провоцирует. И Россию провоцирует, и своих союзников по НАТО тоже. Посмотрим, как долго ей удастся проводить эту свою прогрессивно-провокационную авантюристическую линию.


Вот эта нынешняя агрессивная политика Эрдогана — это попытка блефа или реально возможности Турции сейчас позволяют ей на равных говорить с такими мощными игроками и быть готовыми к прямому столкновению с ними


Конечно, Вы поднимаете очень серьезный вопрос. Если объективно оценивать потенциал Турции как военной, экономической державы, в целом, военно-политический потенциал Турции все-таки я считаю, что Турция это не та держава, которая может позволить себе вести такую агрессивную политику по самым различным направлениям в самых различных географических зонах, довольно удаленных друг от друга. Представляете, Сирия, Ирак, Ливан, в какой-то степени Восточное Средиземноморье, Северная Африка (Ливия) и вот теперь уже Южный Кавказ. Объективно говоря, все-таки Турция это не та держава, которая имеет потенциал для проведения этой политики. Но мы видим, что Турция эту политику проводит. То есть эта политика, которую мы сейчас описали, она авантюристична, по своей сути. И если до сих пор все-таки Эрдогану удавалось выйти сухим из воды, продолжая такую агрессивную политику в самых различных регионах, поэтому он уверен, что ему и на этот раз удастся выйти сухим из воды. Что ему удастся утвердиться на Южном Кавказе. Удастся показать России, региону, миру, что она тут тоже хозяин наряду с Россией и попытаться изменить формат переговорного процесса.


Об этом уже давно Азербайджан говорит. Турция об этом заявляла. Они неудовлетворены Минским форматом переговорного процесса. Неудовлетворены, в первую очередь, потому, что Турция не имеет возможность стать посредником в этом переговорном процессе. К тому же, сейчачс вот эти три сопредседателя Минской группы ОБСЕ, которые являются посредниками, два из них союзники Турции по НАТО (США и Франция), но с ними у Турции очень плохие отношения, особенно с Францией, мы видели до чего доходили их отношения по вопросу Восточного Средиземноморья и т.д.


Поэтому Турция стремится к тому, чтобы взорвать этот формат, добиться того, чтобы он перестал действовать и перевести переговорный процесс, потому что в конце концов все-таки переговоры должны возобновиться. Я так считаю. Перевести переговорный процесс в плоскость между двумя державами –Турцией и Россией. То есть стать наравне с Россией не только вот хозяином у нас в регионе, но и получить возможность контролировать в качестве посредника так называемого в переговорном процессе. Я думаю, это также одна из целей вот этой агрессии Турции у нас в регионе.


У Запада, США, в частности, остались рычаги повлиять на политику Турции?


Если говорить о коллективном Западе, то я не думаю, что будет какая-то единая реакция со стороны западных союзников Турции по НАТО. Потому что у них различные позиции, различные интересы и т.д. Это раз.


Во-вторых, я уверен, что европейские западные державы уже как-то серьезно не могут воздействовать на поведение Турции, рычагов у них или не осталось совсем, или очень мало, или они не того масштаба, чтобы реально воздействовать на поведение Эрдогана. Остаются США. Вашингтон, конечно, имеет возможность воздействовать на Турцию, в первую очередь, экономически. Вот в связи с кризисом, который был в отношениях между США и Турцией в недавнем прошлом из-за ареста американского пастора Эндрю Брансона, США ввели на несколько дней частичное эмбарго против Турции, экономический ущерб Турции был огромным. Уже не говоря о вооружениях и т.д. Так что США все-таки сохраняют возможность реально влиять на поведение Эрдогана.


Но Эрдоган на то и Эрдоган, что он выбрал именно момент, когда США, во-первых, заняты своей подготовкой к своей ноябрьским президентским выборам. В-вторых, мы видим, что творится внутри США. Так что у Трампа не совсем хорошо идут дела, и во внутриполитических делах на него сильное давление оказывается, так что выбор Эрдоганом времени для начала агрессии против Арцаха и Армении основывался и на расчетах в связи с позицией и США.


Так что, я думаю, такого реального воздействия со стороны Запада и со стороны США на политику агрессивной Турции ожидать не приходится. К тому же, если говорить с точки зрения логики Запада, США, то Турция выполняет миссию, которая давно была одной из основных целей западной политики в регионе Южного Кавказа – вытеснение России с Южного Кавказа. Так что Эрдоган застраховал себя и с этой точки зрения.


Айк Халатян


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...