Власти Турции сделали заявку на империалистическую политику - ГПЦ

Автор: Verelq News
282

10 июля Турция окончательно отменила принятое в 1934 году решение властей Ататюрка, согласно которому, находящемуся в Константинополе (нынешний Стамбул) собору шестого века Айя София (Святой Софии) был присвоен статус музея, и любой турист и верующий мог его посетить. Вскоре после публикации судебного решения (в тот же день) президент Эрдоган издал распоряжение, и храм был объявлен мечетью.


Распоряжение Эрдогана стало предметом активного обсуждения в православном мире, и не только. Официальная Анкара была остро раскритикована и на международном уровне (например, государственным секретарем Соединенных Штатов Америки Майком Помпео, призыву которого оставить храм музеем власти Турции не вняли). Эрдоган заявил, что официальная Анкара совершенно свободна, и ей никто не сможет диктовать, какие изменения осуществлять…


Что сулит в нынешней ситуации переделка храма Айя-София в мечеть христианскому миру, в особенности – Грузии, которую империалистическая политика современной Турции делает одной из мишеней?


Настоятель Авчальской церкви Святой Мученицы Кетеван, отец Георгий (Размадзе) ответил на эти и другие вопросы в интервью "Грузия и мир"


— Распоряжение президента Турции о том, чтобы переделать собор Айя-София в мечеть, возмутило мир, в особенности, православный мир. Официальную Анкару остро критиковали лидеры ведущих западных государств. Это Эрдоган назвал нападками на суверенитет Турции и заявил, что ей никто не сможет диктовать, когда какое решение принимать. Что для нас означает то, что Турция проигнорировала интересы остального мира и Айя-Софию переделала в мечеть?


— Эту тему следует поделить на две части. Первая касается религиозных вопросов, вторая – связана с политическим и идеологическим контекстом. Начнем с первой. Без преувеличения можно сказать, что история, практически, повторяется в своего рода хронологии событий. То есть, одна из важнейших христианских святынь снова оказалась под прицелом агрессивного мусульманского империализма, и тем самым снова происходит демонстрация определенной культурной и религиозной доминации в конкретном географическом ареале.


Теперь о том, как историческая хронология связана со всем этим. Как известно, Айя-София пала 29 мая 1154, и с того дня ее двери для всех христиан закрылись. Те, кто осмеливался войти или собирался войти, фактически, подвергали свою жизнь опасности. Кстати, Мехмед Второй в то время был правителем Османии, который владел азиатской частью Константинополя и сумел перейти в европейскую часть с помощью венецианских купцов, после чего сровнял город с землей. Затем храм переделали в мечеть, что для христианского мира, в особенности, для православных, было большой трагедией… В этом конкретном случае повторением истории является то, что спустя столько лет храм снова переделан в мечеть, и его двери закрыли не только православным верующим, но и туристам. Это прямая заявка властей Турции о том, что она продолжает империалистическую политику, идеологическим ориентиром которой является господство исламской культуры в мире …


— Что вы можете сказать о современном политическим контексте, что за шаг – это распоряжение Эрдогана?


— Эрдоган изначально же был одной из выделенных фигур в националистическом лагере Турции. Однако главное то, что на продолжение лет в политической элите этой страны открылся путь пантюркизму, который является хорошо сформулированным и декларированным империалистическим планом. Кстати, пантюркизм (то есть, «туранское общество») как движение возник еще в середине 19-го века. Со временем это движение настолько окрепло, что перед Первой мировой войной его руководители пытались подтолкнуть Османию начать войну против России. Цель понятна: поражение России навсегда открыло бы Османии путь к Западу, что являлось главнейшей частью идеи и плана. То есть, государственные границы, созданные единством турецкого народа, они видели от Балкан до Сибири, а ислам и исламскую диктатуру рассматривали на еще большем географическом ареале – фактически, на Евразийском континенте…


— Получается, что, несмотря на распад Османской империи, эти идеи живы. Сегодняшняя Турция, исходя из ее масштабов и ресурсов, является тем государством, которое может все это рассматривать в реальном политическом контексте?


— Турция – 80-миллионная страна с довольно мощной экономикой, у которой в Европе самая многочисленная армия, после российской. Не говоря уже о том, что она является членом НАТО и обладает довольно хорошим вооружением. В современную эпоху осуществление политических и идеологических целей не подразумевает априори военных действий, существуют и другие средства достижения цели. Например, наличие этнического и религиозного плацдарма в какой-либо стране, скажем, как у Турции есть в Грузии, конкретно, в Аджарии. Или осуществление экономической экспансии и широкомасштабного капиталовложения, что уже годы также интенсивно предпринимается в Грузии. История человечества свидетельствует, что всегда, когда империя распадается, и на ее развалинах в качестве правопреемника возникает государство, оно рано или поздно возвращается к имперскому курсу. Это, как правило, называют исторической справедливостью, и борьба за прежнее величие ведется как раз вокруг этой идеи. Однако туркам не особенно на руку апеллирование к исторической справедливости. Потому что говорить об исторической справедливости и при этом переделывать Айя-Софию в мечеть — большая несправедливость, и об этом турецкие власти прекрасно знают…


— На днях на то, что Айя-София переделана в мечеть, одно из проправительственных СМИ Турции откликнулось следующим образом: «Айя-София готова, следующий – Афон…». Как вы думаете, готов ли сегодня христианский мир к тем вызовам, которые еще раз выявил хотя бы этот конкретный факт?


— В 4-ом веке, когда Константин Великий основал Константинополь и ограждал территорию города, его спрашивали, где будет граница города. А в ответ Константин говорил: когда остановится тот, кто идет впереди, остановлюсь и я. Ангел Божий шел впереди императора, он и оградил территорию.


Словом, всегда, когда христианский мир прочно стоял на своих религиозных корнях, он крепнул. Но, как только терял эти корни и впадал в ересь (как случилось с Римской империей), он начинал слабеть и распадаться. Что касается вызовов, нынешний Запад, который не только оторван от своих исторических корней, но и прямо противодействует христианской цивилизации, понятно, что он не сможет защищать христианскую святыню. Современный Запад – это идеологически больной мир, который потерял связь с собственным прошлым, потерял уважение к своим героям и традиционным ценностям, за которые христиане веками ожесточенно воевали.


Тут же хочу коротко сказать о Вселенском Патриархе и Патриархии. В эти дни они по вопросу Айя-Софии, вообще, не выражают никакой позиции. Если они считают себя настоятелями православного мира и позволяют себе вмешиваться во внутренние дела других автокефальных церквей, почему же не считают себя обязанными хотя бы в двух словах выразить свою позицию и сказать правду? Почему, когда происходит такой тревожный для христианского мира факт, Вселенский Патриарх молчит?


— Что может быть причиной этого?


— По этому вопросу пусть общество само сделает выводы. Я, просто, скажу одно: в 6-ом веке, когда была построена Айя-София, Феодосий Великий встал на купол и обратился к царю Соломону, построившему замечательный иерусалимский храм: «Я ведь превзошел тебя сейчас?». Это было знаком того, что в жизни христиан появился новый духовный центр, который сам по себе был особым явлением. Однако затем византийцы не сумели сохранить эту святыню, поскольку империя ослабла и лишилась духовности, проявлением чего было также то, что руководство империи, взамен помощи, получило от Рима католицизм. Кстати, о значении Айя-Софии свидетельствует также то, что в свое время, когда Владимир Мономах столицей России объявил Москву и начал обращать страну в христианство, он отправил людей, чтобы они осмотрели святыни в мире и в том числе – в Греции. Когда послы вошли в Айя-Софию и услышали песнопения, от восхищения они были изумлены, потому что ничего подобного не видели и не слышали… После этого Россия стала христианской, и это было очень большим событием для всего христианского мира.


— Согласен, что оторванный от христианских корней «либеральный» Запад не может остановить агрессивный исламский экстремизм. Какой путь в этой обстановке остается у Грузии? Кто или что защитит нас от угроз культурного и религиозного прессинга, который турецкая имперская политика может нам создать в ближайшем будущем?


— Первое и самое главное: большая ошибка, когда для Грузии т.н. зонтиком безопасности объявляются Евросоюз и НАТО. Во-первых, никто в НАТО нас не примет, во-вторых, даже если примут, это означает, что здесь разместят турецкие военные базы, что сделает еще более реальными имперские замыслы Эрдогана по поводу доминирования на Южном Кавказе.


Что касается выхода, то, до тех пор, пока в стране власть в руках управляемых голубыми комиссарами марионеток, которые на личное благополучие меняют все, в том числе, честь, мысли о выходе будут бесплодными. Вредные «либеральная» политика и подходы должны быть похоронены таким образом, чтобы никто даже в мыслях не допускал возможность их возвращения. Вот, после этого можно будет говорить о выходе и о том, на какие политические рельсы должна перейти страна, чтобы в ближайшее время мы не оказались перед еще более глубокой пропастью и из-за наших же ошибок не встали перед угрозой физического уничтожения…


Беседовал Джаба Жвания


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...