Роберт Кочарян о Пашиняне, Карабахе и России

Автор: Verelq News
543

Бывший президент Армении Роберт Кочарян представил изданию Sputnik Армения свое видение темы о международной ситуации, о положении дел в регионе и в стране. Текст, подготовленный автором в следственном изоляторе, приводим без сокращений и изменений.


Мы являемся свидетелями фундаментальных перемен в мировой политике, когда бесспорное лидерство США эффективно ставится под сомнение новыми восходящими глобальными игроками. Мировой лидер, исчерпавший ресурс доминирования, но не желающий уступать свои позиции, пытается безуспешно препятствовать возрастанию мощи и влияния растущих соперников. Такие процессы известны истории, хорошо изучены специалистами и всегда сопровождаются неопределенностью, нестабильностью, а зачастую также большими и малыми войнами. Торговая война США с Китаем, надуманная серия санкций против России, выход США из договора по ракетам средней дальности, отстранённость США в развитии ближневосточной драмы, неожиданное для всех сближение России и Турции по Сирии, впечатляющий форум Россия-Африка, — это далеко не полный перечень убедительных признаков формирования нового многополярного мироустройства. Сложившаяся ситуация требует глубокого осмысления и выверенной внешней политики, способной нейтрализовать новые вызовы и угрозы для Армении и Карабаха.


Это новая разворачивающаяся реальность мировой политики, с которой придётся считаться всем. Причём эта реальность уже прямо влияет на безопасность в нашем регионе. Всего несколько лет назад главными союзниками и одновременно сдерживающими факторами для Турции были США и Евросоюз. Однако окрики Вашингтона и Брюсселя имели нулевой эффект на Турцию при вводе войск в Сирию. Предупредительное письмо президента США Дональда Трампа Реджепу Тайипу Эрдогану оказалось в мусорном ведре турецкого лидера. Только российское присутствие в Сирии имело достаточный потенциал воздействия, способный остановить турок. Сегодня единственным сдерживающим Турцию фактором в регионе осталась Россия. Фактическая роль стран региона в региональных делах стала решающей.
Очевидно также, что в последние годы отношения Турции и Азербайджана ещё более укрепились, причём стали краеугольными в контексте возродившихся пантюркистских устремлений, представляющих прямую угрозу Армении и Карабаху. Недавнее заявление президента Азербайджана Ильхама Алиева о претензиях к Зангезуру на саммите тюркских народов в Баку было отнюдь не случайным. Это шаг к актуализации подзабытой идеи географической непрерывности расселения тюркских народов.


В сложившейся ситуации сотрудничество с Россией в сфере безопасности приобретает для Армении ещё большую значимость и очевидную безальтернативность. Только безответственные либо завербованные политики могут сегодня настаивать на выводе из страны российской базы. Происходящая с курдами трагедия на севере Сирии должна быть наглядным уроком последствий политической близорукости.


Осознают ли власти Армении всю сложность происходящих процессов и исходящие из них угрозы? Способны ли они найти эффективные пути нейтрализации этих угроз или хотя бы их минимизации? Нет никаких признаков такого понимания, и причины этого гораздо глубже, чем просто недопонимание геополитики и одномерное мировосприятие. Скрыты они отчасти и в новой для страны внутриполитической реальности.


О политическом ландшафте в Армении


Каков сегодня политический ландшафт Армении? За исключением пары министров-технократов без политической субъектности, правительство и ядро парламентского большинства состоят из людей, вскормленных американскими грантами. Медийная поддержка властям оказывается исключительно прозападно настроенными СМИ, в авангарде которых Радио "Свобода" ("Азатутюн"). Все провластные партии, политики и неправительственные организации имеют явно выраженную антироссийскую ориентацию и как правило сидят на западном финансировании.


Активно поддерживает премьер-министра Никола Пашиняна и партия с террористической репутацией, агрессивно ратующая за немедленный вывод российской военной базы из Армении (имеется в виду партия "Сасна црер", основанная участниками одноименной вооруженной группы, которая летом 2016 года захватила полк Патрульно-постовой службы полиции в Ереване. - Ред.). Фактически, вся политически активная база поддержки премьера является откровенно прозападной. И это несмотря на продолжение властью прежнего внешнеполитического курса страны и постоянных реверансов в адрес России.


С другой стороны, партии и политики, ориентированные на всестороннее сотрудничество с Россией, не поддерживают действующую власть и абсолютно ей не доверяют. Все полагают, что прозападные политические воззрения властей, сталкиваясь с зависимостью от российских энергоносителей и рынка, трансформируются в меркантильную прагматичность.


Картина действительно парадоксальная, и как долго продлится "геополитическое раздвоение" правящей элиты зависит лишь от конъюнктурных обстоятельств. Весь ресурс внешнего доверия к правительству растрачивается на неуклюжие объяснения манёвров, маскирующих конфликт между убеждениями и практическими действиями. В результате Армения живет без концептуальных программ развития в режиме однодневных забот, пустых лозунгов и размазанных внешнеполитических ориентиров.


О ситуации вокруг карабахского конфликта


Какова ситуация с карабахским урегулированием в контексте глобальных и региональных процессов? Налицо ослабление наших переговорных позиций из-за грубых ошибок армянской стороны. Заявление премьера "Карабах – это Армения, и всё!" увело переговоры от принципа самоопределения народов в нежелательную для нас плоскость территориальной целостности государств. Лифтовые контакты Пашиняна и Алиева фактически свели к нулю очень важные для нас договоренности, достигнутые в Вене и Санкт-Петербурге.


Противоречивые заявления руководства Армении, отсутствие ясно сформулированной позиции по урегулированию поставили под сомнение конструктивность армянской стороны. Причём такое восприятие нашей позиции уже вышло из рамок оценок посредников в публичную сферу.


Неприятный осадок оставило интервью главы МИД Армении Зограба Мнацаканяна ВВС. Все это играет на снижение порога возобновления военных действий Азербайджаном под предлогом очевидной бессмысленности переговоров и права восстановления своей территориальной целостности.


Потенциал перемирия снизился ещё и потому, что у мирового сообщества заметно сократился ресурс принуждения к миру из-за роста глобальных противоречий. Надо также понимать: в случае войны ее масштабы и разрушительные последствия будут несравнимо тяжелее всего, что было до сих пор. Слишком много накоплено вооружения и боеприпасов сторонами конфликта. Может, осознание этого отрезвит и прибавит ответственности нынешней власти и ее фейсбуковским сторонникам, не имеющим никакого представления о войне.


Готова ли разделённая на белых и чёрных Армения к плохим сценариям? Безопасность страны зависит не только от боеготовности вооруженных сил, качества и количества вооружения. Общественные настроения и консенсус вокруг национальных задач являются не менее важными факторами. В аналогичном нынешнему, раздираемом противоречиями состоянии наше общество еще никогда не находилось.


Сложные отношения между правящими элитами Карабаха и Армении, демонизация героев войны, унижение прошедших боевой путь генералов, неуважение к памяти погибших военнослужащих являются чрезвычайно опасными демотиваторами патриотического ресурса общества.


Практическое же замораживание бюджета на оборону при 20 процентом росте военных расходов у противника крайне подозрительно и невозможно охарактеризовать вне рамок конспирологии и ненормативной лексики.


P.S. Я поделился своими соображениями о происходящем в широком контексте вопросов безопасности Армении и Карабаха. Постарался крупными штрихами обозначить очевидные вызовы и угрозы, но при этом не предложил конкретных решений. Не потому что их у меня нет, а потому что безопасность – это сфера исключительной ответственности государства, а нынешней власти бессмысленно что-то рекомендовать. Укрепление своей власти, комфорта и личной безопасности – главный для них и, судя по всему, единственный приоритет, на все остальное не остается ни времени, ни ресурсов.


***


Бывший президент обвиняется в свержении конституционного строя в рамках уголовного дела о разгоне акций протеста 1 марта 2008 года. Экс-президента Армении дважды арестовывали в 2018 году. А 25 июня этого года он был арестован в третий раз. Суд общей юрисдикции Еревана на заседании 7 ноября решил оставить Кочаряна под арестом, отклонив ходатайство защиты о применении залога в качестве альтернативной меры пресечения.


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...