27.09.2022

Новости партнеров

«Кризисный» год в Армении: перспективы экономики неясны

2015 год, также, как и 2009 год, стал кризисным для экономики Армении. Кризисные явления проявились с осени 2014 года; в этом нынешний кризис похож на прошлый. В действительности, общих черт довольно много.

В 2008 году и власти, и общество Армении считали, что экономика Армении не интегрирована в мировую, поэтому кризис должен обойти Армению стороной. Идея о собственной экономике как о «тихой гавани» передалась Армении из России, где она тогда была распространена. Как оказалось, это было заблуждением. Кризис в первую очередь сказывается на спросе на нефть и, соответственно, на ценах. Похожую динамику обнаруживают и цены на металлы, основной экспортный товар Армении. Курс российского рубля по отношению к доллару снижается, следом снижается и приток трансфертов в Армению. Это уже резко обрушивает платежный баланс страны.

Однако в кризисный период есть и другие последствия. Если в первой половине 2011 года приток прямых иностранных инвестиций в Армению составлял 366 млн. долл., то по предварительным данным за январь-июнь 2015 года он составил всего лишь 64 млн. долл.

На этот раз мировой кризис не так сильно ощутим; однако очень ощутим он на постсоветском пространстве и в Турции, что же касается Европы, то там на данный момент просто нулевой рост экономики. Однако этого уже достаточно для сокращения свободных денег – а Армения с ее крайне уязвимым транспортным положением выглядит первоочередным кандидатом для сокращения инвестиционных программ. С другой стороны, кризис в России ставит крест на ожиданиях по вливаниям в Армению, обещанным при вступлении страны в Таможенный Союз.

Все это создает давление на национальную валюту, драм. В этот раз, также, как и в прошлый раз, власти Армении допустили фатальную ошибку - долгое время Центральный Банк пытался сдерживать падение курса драма к доллару посредством валютных интервенций. Суммы, потраченные на поддержание драма также примерно равны и составляют 500 млн долл. в конце 2014 – начале 2015 года, также, как и за 6 лет до того. То, что спада драма избежать не удалось ни в одном из двух случаев, говорит о том, что политика была ошибочной, поскольку имела ложную цель. При этом, оба раза валютные резервы страны были восстановлены за счет внешних заимствований – то есть посредством увеличения государственного долга.

Серьезную проблему представляет не только рост долга, но и то, что оба раза проявилась практика "размытой легальности", наличествующая в Армении, также, как и в других постсоветских странах. Выгоду из поддержания драма на более высоком уровне извлекали импортеры, наиболее крупные из которых хорошо представлены в политическом поле страны. Экспортеры от этого терпят убытки. Соответственно, часть потраченных на поддержание драма валютных резервов получили импортеры.

Вместе с тем, на этот раз кризис очень незначительно отразился на макроэкономических показателях страны, в отличие от 2009 года, когда спад экономики достигал 18.5%, а по итогам года составил 14%. На этот раз ВВП продолжает расти – на конец года рост превысит 3%. Это вызвано тем, что на этот раз пузырей и дисбалансов в экономике намного меньше – их «съел» предыдущий кризис, а новые не возникли.

В период, предшествовавший кризису, рос именно реальный сектор в виде сельского хозяйства и промышленности, тогда как в 2006-2008 годах основной рост был за счет торговли, услуг и строительства. Более чем 3%-ный рост экономики в этот раз обеспечен почти исключительно сельским хозяйством, которое вырастет по итогам года примерно на 12%. Это стало возможным в первую очередь за счет расширения посевных площадей, хороших погодных условий и повышения эффективности в сфере. Крестьянские хозяйства и министерство сельского хозяйства начали постепенно внедрять новые технологии и улучшать инфраструктуры.

Фокус на реальной экономике произошел как бы сам собой почти сразу после кризиса, но впоследствии был осознан правительством и начал поддерживаться в виде специальных программ промышленного развития и экспортной ориентации. С другой стороны, именно этот сектор наименее привлекателен для иностранных инвестиций, поскольку товарный экспорт из Армении очень затруднен.

Еще одно обстоятельство, сопутствовавшее кризису 2008-2009 года, это была программа реформ, разработанная правительством при поддержке Европейского союза. На этот раз правительство возглавляется представителем бизнеса и политической фигурой, а не технократом, как прежде, что само по себе не предполагает реформ и скорее противоречит их реализации. И, хотя премьер-министр Овик Абрамян в прошлом году пытался обеспечить повышение сбора налогов и вывести теневую экономику в законное поле, из этой затеи ничего не вышло, поскольку она не была поддержана никакими институциональными преобразованиями.

Перспективы экономики на ближайший год на данный момент выглядят неясными. После такого резкого роста сельскохозяйственной отрасли, учитывая эффект высокой базы, сложно ожидать заметного роста сельского хозяйства в следующем году. Промышленность и торговая сфера будут сильно зависеть от изменений в российской экономике и восстановления российского рынка сбыта для армянской продукции и восстановления рынка труда для мигрантов из Армении.

Грант Микаелян, научный сотрудник Института Кавказа