Армяно-турецкое урегулирование: процесс на фоне отсутствия политической воли?

Автор: Verelq News

В своей статье для Аналитического центра стратегических исследований и инициатив (АЦССИ) Джонни Меликян написал о процессе нормализации армяно-турецких отношений.


Геополитические процессы на Южном Кавказе, вызванные итогами Второй Арцахской войны сентября-ноября 2020 года, ещё более усилились и стали менее предсказуемыми на фоне новой острой фазы украинского кризиса и, как следствие – нового этапа глобальной конфронтации по линии «Запад-Россия». Уже после подписания трёхстороннего заявления России, Армении и Азербайджана от 9 ноября, прекратившего 44-дневную войну и давшего старт переговорному процессу, в конце 2020 года Турция вновь инициировала идею формата сотрудничества на Южном Кавказе, которая на сей раз получила название «3+3» (от количества стран региона: Армения, Азербайджан, Грузия, Россия, Турция, Иран) и была поддержана другими региональными игроками.
Российская сторона также видит выгоды от данной инициативы. По словам замглавы МИД РФ Андрея Руденко, акцент в работе формата делается на вопросах, представляющих общий интерес. Он также уверен, что формат способствует укреплению мер доверия в регионе, путем развития торгово-экономических, транспортных и культурно-гуманитарных связей, а также борьбой с общими вызовами и угрозами.


«Прошедшее в Москве 10 декабря с.г. (2021 год – авт.) первое заседание «3+3» показало, что участники заинтересованы не только в поддержании конструктивного диалога, но и в налаживании практического взаимодействия», – заявил он.


На фоне позитивных заявлений региональных игроков, включая союзника – Россию, официальный Ереван оказался перед сложным выбором: отказаться от всякого рода сотрудничества и участия в подобных форматах или же формально согласиться на участие путем продвижения «мирной повестки» в регионе (параллельно пытаясь продвинуть процесс Нагорно-Карабахского урегулирования). Правительство Армении выбрало второй вариант, в который также вписывалось урегулирование отношений с не менее враждебной ему Турцией.


Анализируя мотивы данного решения, отметим, что целью официального Еревана могла быть минимизация потенциальных рисков от текущей геополитической неопределенности и непредсказуемости, путем инициирования дипломатических переговоров с Анкарой. Кроме того, данный шаг, поддержанный Москвой, дал бы стране временной люфт для пролонгации текущего статуса-кво, до тех пор, пока региональная и глобальная ситуация в связи с украинским кризисом не стабилизируется и не отпадут потенциальные риски возобновления вооруженного конфликта с Азербайджаном и еще большей вовлеченности в него соседней Турции.


Если т.н. «мирная повестка» с Азербайджаном была основана на урегулировании отношений на основе трехсторонних заявлений лидеров Армении, Азербайджана и России от 9/10 ноября 2020 года, а также от 11 января и 26 ноября 2021 года, то по части Турции Ереван пошел другим путем. Таким образом, официальный Ереван в очередной раз инициировав армяно-турецкий диалог по урегулированию отношений. Старт новому этапу армяно-турецких переговоров был дан несмотря на антиармянскую политику и негативную роль Анкары в недавней войне. В то же время, все это делалось на фоне потенциальных рисков, по сей день исходящих от неурегулированности отношений с Турцией, что понимали все лидеры независимой Армении, каждый по-своему пытаясь на разном этапе периода независимости установить отношения, тем самым минимизировав «турецкие риски» для Армении и Арцаха.


Армения и Турция: от блокады до провала «футбольной дипломатии»


Постсоветский период армяно-турецких отношений начинается с распада Советского союза 24 декабря 1991 года, когда Турция официально признала независимость Республики Армения, но дипломатические отношения между странами тогда так и не были установлены, так как на фоне Нагорно-Карабахского конфликта, солидаризировавшись с Азербайджаном, с 1993 года Турция в одностороннем порядке закрыла воздушную и сухопутную границу с Арменией. Если со временем, во многом благодаря давлению мирового сообщества, воздушная граница была открыта (в 1995 году), то сухопутная остается закрытой по сей день.


С начала 90-х годов было предпринято несколько попыток по урегулированию двусторонних отношений. Наиболее известным и растиражированным является т.н. «футбольная дипломатия». Так, в 2008 году, по инициативе нового президента страны Сержа Саргсяна начался очередной этап нормализации армяно-турецких отношений, поддержанный как Россией, США, так и другими западными странами. Сначала по приглашению президента Армении в Ереван прибыл президент Турции Абдулла Гюль, который вместе со своим армянским коллегой посмотрели футбольный матч между национальными сборными двух стран. Затем, уже в 2009 году, армянский президент поехал в Турцию, где опять же проходил матч между сборными. Результатом дипломатических переговоров 2008-2009 годов или т.н. «футбольной дипломатии» стало то, что 10 октября 2009 года в Цюрихе министры иностранных дел двух стран подписали протоколы «Об установлении дипломатических отношений между Республикой Армения и Турецкой Республикой» и «О развитии отношений между Республикой Армения и Турецкой Республикой».


Однако, в декабре 2009 года премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Анкара не ратифицирует протоколы, пока не будет урегулирован Нагорно-Карабахский конфликт. Таким образом, в очередной раз, Турция фактически отказалась от достигнутых договоренностей по нормализации отношений без предварительных условий и обусловила ратификацию протоколов в Великом Национальном Собрании Турции соблюдением интересов союзного Азербайджана. В турецком парламенте процесс ратификации документа был заморожен. В ответ, совместным заявлением политсовета сил правящей коалиции Республики Армения, 22 апреля 2010 года процесс ратификации протоколов был приостановлен указом президента страны. Пять лет спустя, 16 февраля 2015 года, президент Армении отозвал армяно-турецкие протоколы из Национального Собрания РА. Процедура заключения армяно-турецких Протоколов была аннулирована указом президента Республики Армения уже 1 марта 2018 года.


Подводя итоги предыдущих попыток налаживания отношений, отметим, что их провал, также, как и сам первоначальный процесс разрыва армяно-турецких отношений всецело лежит на турецкой стороне. Власти Армении никогда не были инициаторами разрыва отношений, а после недружественных шагов Анкары, всегда говорили о желании установить дипотношения с Турцией без предусловий. Анкара, в свою очередь, все это время, от разрыва отношений и по сей день обуславливала свою готовность установления армяно-турецких отношений с разрешением Нагорно-Карабахского конфликта. Таким образом, следует подчеркнуть, что турецкая сторона так и не смогла отделить армяно-турецкую повестку от турецко-азербайджанских отношений, периодически возвращалась к ряду предварительных условий, выдвинутых официальному Еревану.
Обобщая, эти предусловиями можно разделить на три основные блока:


1. Арцахский (Нагорно-Карабахский) – возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха и семи сопредельных районов;
2. Геноцид армян – отказ от политики международного признания Геноцида армян в Османской империи (1915-1923 гг.);
3. Территориальная целостность – признание Арменией территориальной целостности Турции (признанием Московского и Карского договоров).


Армения и Турция: попытка №3 Еревана и отсутствие мотивации Анкары


Параллельно процессу армяно-азербайджанского урегулирования, старт которому был дан трехсторонним заявлением лидеров Армении, Азербайджана и России, еще с середины 2021 года велись закулисные переговоры по инициации нового процесса армяно-турецкого урегулирования. Данная политика была включена отдельным подпунктом в разделе «Внешняя политика» страны в пятилетней программе правительства Республики Армения.


«Уже сегодня Республика Армения выражает готовность приложить усилия для урегулирования отношений с Турцией.  Идя вперед без предварительных условий, стороны должны содействовать созданию атмосферы взаимного доверия, способствующего постепенному налаживанию  нормальных отношений», – сказано в тексте.


На этом фоне, 25 ноября 2021 года официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила о том, что Армения обратилась к России с просьбой «о посредничестве в нормализации отношений с Турцией». По некоторой информации, не обошлось в данном процессе и без соседней Грузией, что упомянул позже и президент Эрдоган. Как следствие дипломатических усилий, с целью обсуждения шагов по нормализации взаимоотношений без предусловий и возобновления нерегулярных авиарейсов между двумя странами, в декабре 2021 года Армения и Турция в двустороннем порядке вышли на решение о назначении спецпредставителей. Так, турецкая сторона назначила своим спецпредставителем высокопоставленного дипломата и экс-посла Турции в США Сердара Кылыча (долгие годы лоббировал блокирования процесса международного признания геноцида армян). Официальный Ереван, в свою очередь, назначил спецпредставителем экс-замглавы МИД, а ныне вице-спикера Национального собрания Армении Рубена Рубиняна.


В январе текущего года, подводя внешнеполитические итоги 2021 года, глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что Россия поддержала достижение Арменией и Турцией согласия в вопросе будущего назначения спецпредставителей.
Таким образом, имея негативный дипломатический опыт переговоров и как минимум два проваленных турецкой стороной процесса по налаживанию отношений с Ереваном, Армения и Турция вступили в новый, третий по счету процесс нормализации отношений, прерванных по инициативе Анкары еще в 1993 году в связи с карабахским конфликтом.


Первая встреча спецпредставителей состоялась уже 14 января 2022 года в Москве. По информации МИД Армении и Турции, Рубен Рубинян и Сердар Кылыч обменялись предварительными мнениями относительно процесса нормализации отношений путем диалога между Арменией и Турцией и пришли к «взаимопониманию о начале процесса нормализации отношений без каких-либо предварительных условий».


«На первой встрече, прошедшей в позитивной и конструктивной атмосфере, обменялись предварительными мнениями относительно процесса нормализации путем диалога Турции и Армении. Стороны договорились продолжить контакты без предварительных условий с целью полной нормализации», – отмечалось в сообщении МИД Турции.


Российский МИД, который стал организатором первой встречи, отметил, что «стороны проявили готовность вести диалог в конструктивном, не политизированном ключе, в духе открытости и нацеленности на практический результат, двигаясь «малыми шагами» от простого к сложному».


Между первой и второй встречей с поддачи турецкой стороны в СМИ появилась информация о том, что армянская делегация может посетить Турцию. В конце января глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу сообщил о возможном участии главы МИД Армении Арарата Мирзояна и вице-спикера Рубена Рубиняна на форуме «Новая дипломатия: новое время, новые взгляды» в Анталье, который должен был пройти 11-13 марта. Однако, как заявил позже глава МИД Армении, комментируя в парламенте данную информацию, решение об участии в форуме «во многом будет зависеть от результатов встречи [спецпредставителей] 24 февраля в Вене».


Как и ожидалось, вторая встреча спецпредставителей состоялась 24 февраля 2022 года в Вене. Еще до ее проведения глава МИД Арарат Мирзоян заявил, что видит «позитивные сигналы» из Анкары, ожидая «предметных обсуждений», направленных на открытие армяно-турецкой границы и установление дипломатических отношений. Президент Турции, в свою очередь, за несколько часов до встречи в Вене отметил, что Анкара может открыть границу и восстановить дипломатические отношения, если «Ереван будет привержен продолжению процесса нормализации отношений». Уже по итогам встречи в МИД Армении подчеркнули, что переговорщики подтвердили приверженность сторон «полноценному урегулированию отношений между Арменией и Турцией».


«Они обменялись мнениями о возможных конкретных шагах, которые могут быть совместно предприняты с этой целью, и подтвердили свое согласие на продолжение этого процесса без предварительных условий», – говорится в сообщении МИД Армении.


Третья встреча, которая прошла 3 мая в Вене также не дала серьезных результатов, а спецпредставители в очередной раз ограничились лишь дипломатическими формулировками, отметив, что между сторонами «состоялся искренний и эффективный обмен мнениями для достижения ощутимого прогресса»․
«Они подтвердили свое согласие на продолжение процесса без предварительных условий», - говорится в сообщении МИД Армении.


Примечательно, что самого начала переговоров, Анкара периодически выступала с предложением о проведении встреч спецпредставителей в Ереване и Анкаре. Однако, как и в случае с первой встречей в Москве, так и в случае с Веной, инициатором была именно Армения, которая предлагала турецкой стороне перед инициированием встреч в столицах двух стран, символически отказаться от визовых ограничений для владельцев диппаспортов. Данный шаг, согласно Еревану, должен был показать положительный настрой и мотивацию Анкары на реальное урегулирование отношений с Арменией. Однако предложение Еревана так и осталось без ответа.


И все же, несмотря на скромные результаты первых трех встреч, Ереван и Анкара все же договорились о запуске прямого авиасообщения. Так, в начале февраля самолет авиакомпании «Fly One Armenia» впервые за два года полетел из Еревана в Стамбул. Разрешение на полеты по этому же маршруту на паритетной основе получила и турецкая авиакомпания «Pegasus».


Еще одним примечательным сюжетом стало то, что после венской встречи в Ереване приняли решение об участии на дипломатическом форуме в Анталье. За несколько дней до форума, 7 марта, МИД Армении подтвердил визит армянской делегации, но не во главе со спецпредставителем премьера, а самого главы МИД. Анкаре не оставалось ничего, кроме как приветствовать данный шаг Еревана.


Своим визитом на форум в Анталью, Арарат Мирзоян стал первым армянским чиновником за последние 10 лет, который посетил с визитом Турцию. Как заявил по окончании встречи армянский министр, стороны вновь «подтвердили готовность продолжить процесс нормализации отношений без каких-либо предусловий». Министр иностранных дел Турции Мевлут Чавушоглу, в свою очередь, оценил переговоры как «чрезвычайно эффективные и конструктивные». Отмечается, что оба министра сошлись во мнении, что «нормализация необходима всему региону», выразив готовность и в дальнейшем поддержать работу спецпредставителей двух стран.


«Рад видеть, что все народы и государства региона пытаются построить мир и стабильность. Хочу сказать, что Армения готова к установлению мира в регионе», – заявил Мирзоян во время совместного брифинга с Чавушоглу.


Достаточно интересным заявлением было то, что по словам министра Чавушоглу, «Азербайджан также положительно относится к нормализации армяно-турецких отношений», что вновь отсылает нас к вопросу о том, что Анкара все ещё не отказалась от разделения повестки армяно-турецкого урегулирования от собственно союзнических отношений с Азербайджаном. В подтверждение этой мысли следует привезти слова экс-премьера, а ныне зампредседателя правящей «Партии справедливость и развитие» Бинали Йылдырыма, который 15 июня 2022 года, будучи в оккупированном азербайджанцами Шуши, в ходе мероприятий приуроченных к годовщине т.н. Шушинской декларации, заявил о том, что «Армения должна выполнить положения трехстороннего заявления от 9 ноября, решив вопрос о функционировании «Зангезурского коридора», который должен соединить Нахиджеван с Азербайданом.


Подобные заявления турецких официальных лиц не являются новостью и об этом ранее говорил и глава МИД Армении Арарат Мирзоян в интервью французскому изданию «Фигаро» (Le Figaro). В связи и с этим достаточно вспомнить интервью пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына, который ещё 27 декабря 2021 года, на полях визита в Чикаго (США), заявил о наличии предварительных условий с турецкой стороны. «Так как они наши соседи, конечно мы хотим того, чтобы граница открылась, начались дипломатические отношения. Для этого нужно выполнение определенных условий, обсуждение известных тем. Процесс, который ведется спецпредставителями, полностью охватывает эту цель», – отметил он.


Еще более неконструктивным было его заявление встречи с местной турецкой общиной о том, что на фоне армяно-турецкого переговорного процесса «никому не обернется пользой, если Армянская диаспора продолжит называть события 1915 года геноцидом». Тут налицо прямая попытка выдвижения предусловий, на фоне заявлений об их отсутствии.


Все отмеченные выше факты в очередной раз показывают реальное отношение турецкой элиты к вопросу нормализации с Арменией. Так, с одной стороны, в качестве предусловий для нормализации отношений с Арменией они рассматривают прекращение официальным Ереваном и армянской диаспорой кампании по международному признанию Геноцида армян в Османской империи, а с другой – обуславливая свои отношения с Ереваном, с армяно-азербайджанской нормализацией. Причем под ней Анкара понимает выполнение Арменией всех требований официального Баку, включая признание Арцаха частью Азербайджана, а также отказ от дальнейшего продвижения вопроса признания статуса Нагорного Карабаха, а также предоставление т.н. «Зангезурского коридора» Азербайджану.


Все подобные заявления Анкары, а также признания из Еревана о попытке выдвижения турецкой стороной предусловий, дало повод оппозиции Армении усомниться в адекватности властей в вопросе ведения армяно-турецких переговоров. Как отметил в конце 2021 года депутат от оппозиционного парламентского блока «Айастан» (Армения) Арцвик Минасян, «власти страны или не осознают, на что идут, или преднамеренно ведут Армению к гибели». По его словам, начавшиеся на тот момент переговоры «не могли служить национальным интересам Армении».
«Невозможно говорить о добрососедских отношениях со страной, «желающей уничтожить армянское государство, не признающей преступления, совершенные в отношении целого народа», – добавил политик.


Тем более интересен тот факт, что Турция пошла на переговоры с Арменией именно после войны 2020 года. Возможно, в Анкаре полагают, что по итогам проигрыша в войне, армянские стороны находятся в более уязвимом положении, а официальный Ереван будет вынужден пойти на «болезненные уступки». Учитывая вышесказанное, в армянском обществе все ещё преобладают мнения о том, что Турция продолжает оставаться основной как политической и экономической угрозой, так и вызовом для ее безопасности Армении.


Общественные восприятия армянами турок и турками армян


Для большей наглядности, следует привести результаты опросов общественного мнения как в Армении, так и в Турции, которые показывают, что несмотря на определенные позитивные сдвиги, общества двух стран все ещё не готовы к добрососедским отношениям, видя друг в друге врагов. Кроме того, они показывают, готовы ли общества к диалогу, выявляя тенденции, имеющиеся в двух странах.


Так, согласно исследованию «Турецкие тренды 2021» (Turkish trends 2021) известного турецкого университета Кадыр Хас (Kadir Has), на вопрос о том, какие страны являются угрозой для Турции, Армения обошла США и заняла первое место – ее назвали 60,9% респондентов (46,5% в 2019 году), 22,3% ответили нет, а 16,8% не знали ответа.


Там же, на вопрос о том, с которыми из перечисленных стран вы бы поддержали шаги по налаживанию отношений, Армения заняла теперь уже девятое место – ее назвали 14,4% человек (11,7% в 2019 году), 66,2% были против, а 19,4% не знали ответа.


Не менее интересными являются данные по Армении исследования Кавказского центра исследовательских ресурсов (CRRC) Кавказский барометр (Caucasus barometer) 2021-2022. Так, на вопрос о том, «какая из перечисленных стран на данный момент является вражеским государством?», 46% назвали как Турцию, так и Азербайджан, при том, что в 2019 году, ещё до Второй арцахской войны 2020 года, Турцию называли лишь 22%, а Азербайджан – 75%.


Однако, чтобы понять, есть ли запрос в армянском обществе на установление отношений с Турцией, обратимся к другому исследованию, проведенному по заказу армянского филиала Международного республиканского института США (IRI). Так, 47% респондентов полностью, а 26% частично, согласились с мнением о том, что «Армения должна начать диалог с Турцией и нормализовать двусторонние отношения, преследуя при этом повестку признания Геноцида армян Турцией».


В то же время, 48% и 22% респондентов согласились с мнением о том, что в процессе нормализации отношений с Турцией Армения должна выдвинуть свое предусловие – «Турция не должна препятствовать процессу мирного урегулирования в Нагорном Карабахе». При этом, 29% опрошенных полностью и 15% частично согласились с тем, что Армения ни при каких условиях не должна идти на нормализацию с Турцией, а полностью или частично с этим не согласились соответственно 25% и 28% респондентов.


В контексте данного исследования, следует отметить, что 80% опрошенных оценили текущее отношение Армении с Турцией как «очень плохое», а 11% как «плохое». При этом 90% отметили Турцию как «крупнейшую политическую угрозу», 68% как «крупнейшую экономическую угрозу», а 88% как «крупнейшую угрозу безопасности» Армении.


Обобщая, можно сделать вывод о том, что большинство опрошенных в Армении респондентов все же согласны с инициированным процессом нормализации отношений с Турцией, но видят много проблем. Кроме того, для большинства он должен быть с предусловиями, также как и в случае с турецким обществом. Особо отмечается, что процесс не должен идти в ущерб национальным интересам Армении и без отказа Ереваном от повестки по международному признанию Геноцида армян, а также от дальнейшего процесса урегулирования Нагорно Карабахского конфликта.


Следовательно, анализируя позицию и действия турецкой стороны, можно смело констатировать, что начатый армяно-турецкий процесс все ещё не имеет под собой перспектив скорейшего урегулирования отношений, не говоря уже об установлении дипломатических отношений и открытием армяно-турецкой границы. Турция на данном этапе лишь для пиара показывает заинтересованность в урегулировании отношений, но на деле видна незаинтересованность в достижении ощутимых результатов, тем более перед важнейшими и определяющими президентскими выборами 2023 года, от которых зависит политическое будущее Эрдогана и его политического курса.


 


 

Печать

Другие новости по теме
Загрузка...