Будущее РПА зависит от «ребрендинга» партии и рейтинга Пашиняна на момент выборов

В эксклюзивном интервью ИАЦ VERELQ один из ведущих армянских политтехнологов Виген Акопян поделился своим мнением  о причинах побудивших РПА поддержать кандидатуру  лидера народных протестов Никола Пашиняна на посту главы правительства, о политическом будущем РПА и возможном составе “временного правительства” Пашиняна.
 
-Как вы прокомментируете решение РПА поддержать кандидатуру Никола Пашиняна на пост главы правительства, после того, как за день до этого они проголосовали против его утверждения премьером?
 
-До 1 мая РПА говорила, что если предложат единую кандидатуру, они препятствовать не будут, но в последний момент изменила свое решение.  При этом, Пашинян во время консультаций с их фракцией говорил о желании создать правительство национального согласия. И когда республиканцы у него спрашивали, кто в нем будет, он отвечал: “когда проголосуете, тогда и поговорим о составе”.
 
Тогда уже стало ясно, что республиканцы считают, что проблема в следующем: «РПА препятствовать не будет, но до этого стороны должны договориться об участии в будущем временном правительстве». Пашинян говорил нет, проголосуйте, и лишь потом договоримся о составе. То есть, стало понятно, что стороны между собой ни о чем не договорились.
 
Поэтому республиканцы в первом раунде, во время голосования 1 мая захотели показать, что они, тем не менее, остаются политическим фактором в парламенте и от них все зависит. Их главной задачей было не допустить, чтобы Пашинян уличным движением разрушил эту фракцию и всеми силами показать, что они, по-прежнему, крепкое политическое объединение. Они показали, что могут удерживать фронт. Какими усилиями или ресурсами – иной вопрос.
 
В этих обстоятельствах было зафиксировано, что у Пашиняна есть свой ресурс - улица, причем этот ресурс достаточно прочен и имеет тенденцию к расширению, что продемонстрировали акции 2 мая, когда вся республика была парализована, и все движения контролировал Пашинян.
 
Я думаю, что после демонстрации сил, они смогли прийти к определенному согласию перед вторым раундом. Так как понимали, что чем раньше это произойдет, тем лучше. Если заявление РПА было бы сделано в последний момент, например 7 мая или утром 8-ого, страна оказалась бы парализована, размах акций протеста был бы большим, большей был бы и градус ненависти.
 
Второе, я думаю, что в какой-то момент определенные деятели во власти, которые, возможно не исключали также и силовой вариант, не получили соответствующие мессиджи и “добро”извне.
 
Третье, хочу обратить особое внимание, что между выдвижением Пашиняна 1 мая и 8 мая есть достаточно большая разница. В первый раз его выдвинула собственная фракция, а блок «Царукян» и «Дашнакцутюн» всего лишь говорили, что поддержат. То есть не ставился вопрос политической ответственности, и не случайно, что республиканцы говорили, что без политической ответственности и формирования коалиции невозможно понять, что за политическая команда управляет страной. А во второй раз кандидатуру Пашиняна предлагает уже не фракция, а одна треть депутатов. А в этом случае власти подтолкнули Пашиняна в поле блока «Царукян». То есть, здесь Пашинян и Гагик Царукян должны были достичь четкой договоренности. Несмотря на то, что блок Царукяна говорит, что не преследуют своих интересов, но мы все понимаем, что  в целом в политике, и с учетом армянских реалий в частности, без предварительной договоренности люди не решают пройти вместе какой-то путь.
 
То есть, сейчас Пашинян, хочет того или нет,  имеет юридически в качестве партнеров блок “Царукян” и “Дашнакцутюн”.  Сейчас ему дают пост премьера, но он получает его в ситуации, когда его окружением и союзниками являются те политические силы, которые несколько дней назад или входили в правящую коалицию, или были оппозицией,  находящейся в очень конструктивных отношениях с властями. С силой, которую нигде не считали оппозицией, в том числе и Никол Пашинян и блок “Елк”.
 
С другой стороны, в парламенте есть политическое большинство в лице РПА, которое находится в парадоксальной ситуации – составляя большинство в парламенте, они будут считаться оппозицией. В этих условиях понятно, что Пашинян, получая должность премьера, ступает на “минное поле”
 
-В случае утверждения Пашиняна премьером 8 мая, встает вопрос, как будет работать правительство в условиях, когда у него нет большинства в парламенте? Возможно ли вхождение в состав “временного правительства” некоторых репсубликанцев?
 
-Внеочередные выборы, о которых говорят и республиканцы и Пашинян, будут проведены не сразу: нужно время для подготовки, изменения законов, создание структур. Поэтому многие, в том числе и Пашинян, говорят, что это может произойти не так быстро и растянуться на год.  
 
Республиканцы понимают, что в нынешних реалиях рассчитывать на большие чудеса  в экономике трудно. Могут быть какие-то показательные процессы в отношении некоторых криминализированных олигархов, которые поддержат рейтинг Пашиняна, но не думаю, что это будут такие процессы, при которых не будет разочарованных. Это обычное дело, рейтинг руководителя правительства, особенно в такой стране как Армения, и особенно в условиях сверхожиданий, будет снижаться.
 
Республиканцы, естественно ожидают этого, чтобы начать контригру. Я думаю, что союзники и попутчики Пашиняна не против этого. Многие из них избрались с помощью денег, они ждут, когда не будет “революционной улицы” и в это время они станут более конкурентными.
 
Что касается того, смогут ли республиканцы войти в правительство или нет, я руководствуюсь только словами Пашиняна, который не исключает, что в правительство национального согласия, могут войти все силы и это зависит от голосования в парламенте. Я не исключаю, что в правительстве будут люди, даже не республиканцы по партийной принадлежности, но ассоциирующиеся со старым режимом.
 
-Сохранится ли РПА в будущем в качестве одной из влиятельных политических сил Армении?
 
-РПА была классической партией власти, как в других постсоветских странах. Большая часть членов партии вступала в нее для карьерного роста, как в свое время в КПСС.  Они говорили о 140-150 тысячах членах РПА. Оттуда будет большой отток, и останутся в лучшем случае 3-4 тысячи человек или 5-10, трудно сказать.
 
Второе, будет сделана попытка ребрендинга партии. Необязательно менять имя, но будет сделана попытка построения более классической политической партии, а не “партии власти”. Они оставят там людей, которые готовы быть также в оппозиции.


Только после этого можно оценить, в каком состоянии будет партия в момент выборов – будет ли сделан ребрендинг, будет ли она самоочищена, кто в нее будет входить, какой состав будет иметь.
 
Понятно, что те ресурсы, которые у них были и то, что они могут иметь в новом статусе будут несравнимы. То есть, не думаю, что все ресурсы иссякнут, но естественно, это будет на несколько порядков ниже.
 
Ее результаты на будущих выборах будут зависеть от ребрендинга партии, от того, какие ресурсы останутся у партии, какое отношение будет на момент выборов в отношении власти, в частности к премьеру Пашиняну.
 
-Всех волнует, кто войдет в состав нового правительства. Судя по акциям протеста, у Пашиняна маленькая команда, и хватит или ее для заполнения всех должностей?
 
-Я думаю, что во временное правительство войдут люди из его окружения, причем не обязательно, чтобы они были партийными, могут быть экономические деятели, представляющие крупный бизнес. Могут быть люди, ранее занимавшие высокие государственные должности не при Серже Саргсяне. Могут быть менеджеры из бизнес-структур, которые не занимали госдолжности, но достигли успехов в бизнесе, нескомпрометированные бизнесмены.
 
Ясно, что когда идешь на формирование временного правительства согласия, будешь работать с Царукяном и пользоваться его кадровой базой, и не исключаю, что когда придут к согласию с республиканцами, во временном правительстве могут быть люди, за которых поручается РПА, так как и РПА заинтересована в этом. Это не тот случай, когда надо бойкотировать деятельность правительства, так как миссией временного правительства является подготовка к внеочередным выборам.
 
Важно, чтобы все имели свое долевое участие. В этой связи я не думаю, что вся надежда Пашиняна на “Гражданский договор” или даже блок “Елк”.
 
-Будут ли изменения в силовом блоке? Поставит ли Пашинян своих людей во главе силовых структур?
 
-Я думаю, в силовом блоке будет сопоставление. Могут остаться несколько старых, но будут и новые, приведенные им. Не могу сказать только в армии или в полиции тоже, потому что они называли имя Давида Тонояна в качестве возможного министра обороны. Можем сказать, что он представитель старой администрации. Арарат Мирзоян назвал имя Феликса Цолакяна, как директора СНБ.  
 
Думаю, что в силовом блоке более или менее терпимые “старые лица”, те, кто владеет ситуацией, останутся.  Новому премьеру очень важно обеспечить контроль внутри. Если он сконцентрирован на выборах, то важнейшую роль здесь играет полиция. Те структуры, которые контролируют внутреннюю ситуацию, начиная с исключения раздачи взятки, заканчивая сдерживанием уличных авторитетов.  
 
 Беседовал Айк Халатян


Метки:

Адрес страницы: http://verelq.am/ru/node/30778