Будущая власть Армении: сильный секретарь СНБ и премьер без армии

В Армении дан старт процессу транзита власти. Политическая система республики полным ходом готовится к апрелю 2018 года, когда истечет срок второй и последней президентской каденции Сержа Саргяна. Тем самым завершится переход Армении к парламентской форме правления и встанет вопрос об отставке правительства, пишет EADaily.


Тем временем, после длительных дебатов и обсуждений, похоже, стали вырисовываться контуры будущей конфигурации власти. Вот уже целый год внутриполитической темой номер один является вопрос — продолжит ли действующий премьер-министр Карен Карапетян после апреля 2018 года возглавлять правительство, или его место займет действующий президент Саргcян. До сих пор многие воспринимали Карена Карапетяна в качестве временного управленца, который, будучи названным тем же президентом Саргсяном «символом перемен», помог провести бесшумные парламентские выборы и застраховать систему от возможных политических эксцессов, то есть, фактически, исключить эти самые «перемены» .


Газета «Жаманак» («Время»), считающаяся каналом для слива информации из властной кухни, на днях сообщила о грядущем перераспределении полномочий в системе власти. Согласно источнику, на законодательном уровне будут урезаны полномочия премьера в сферах обороны и безопасности. Отметим, что правительство уже успело выступить с новой законодательной инициативой «Об обороне». Однако, несмотря на то, что сфера регулируется законом, принятым еще в 2008 году, в парламент представлен совершенно новый законопроект, который предполагает перераспределение полномочий.


В будущей парламентской республике, в которой по Конституции первым лицом является премьер-министр, его полномочия в сферах обороны и безопасности будут делегированы Совету национальной безопасности (Совнацбез). Влияние данной структуры в указанных направлениях, а значит и в политике в целом (ибо в постсоветских странах, особенно с бэкграундом войны и шаткой политической системой, силовики имеют весомое влияние на политику), было существенно расширено еще в период конституционных реформ, утвержденных в конце 2015 года.


Любопытно, что пост секретаря Совбеза Армении уже длительное время остается вакантным (последний секретарь Юрий Хачатуров оставил этот пост после назначения на должность Генсека ОДКБ), и курацией данной структуры напрямую в последние годы занимался президент.


Стоит заметить, что вышеуказанная законодательная инициатива не стала сюрпризом для наболюдателей за армянской политикой. Система власти к этому шла достаточно долго. После отставки правительства, возглавляемого премьер-министром Овиком Абрамяном, своих постов лишились такие старожилы, как министр обороны Сейран Оганян и директор Служны национальный безопасности Горик Акопян. Оба силовых ведомства возглавили молодые кадры — выходцы из президентской администрации без послужного списка в доверенных им областях. Службу нацбезопасности возглавил помощник президента Георгий Кутоян, а министром обороны был назначен глава аппарата президента Виген Саргсян. Последними были осуществлены масштабные кадровые перестановки в условиях полного доверия со стороны президента и правящей партии, но определенного отторжения со стороны самих силовиков.


Вероятный переход Сержа Саргсяна из кресла президента в кабинет секретаря Совбеза с широкими полномочиями, фактически подведомственными ему силовыми структурами (Полиция, Минобороны, МЧС, СПИСА и даже Пенитенциарное управление Минюста), с одной стороны плавно завершит процесс транзита системы к парламентской форме правления, с другой — еще больше расширит рамки существующей де-факто формы коллегиального управления государством.


При этом остается за скобками важный нюанс — основной целью всех этих пертурбаций является не развитие страны или политической системы, а, в первую очередь, с учетом широкого спектра интересов (внешних и внутренних), обеспечивается управляемость политической системы в процессе транзита власти — от завершившего свое президентство Сержа Саргсяна ему же, но уже в качестве руководителя правящей партии и, скажем так, координатора работы силовых ведомств Армении. Миссия не из легких, но ее завершение как раз и будет символизировать предвыборный слоган правящей Республиканской партии - «Безопасность и развитие». В этой конструкции безопасность будет олицетворять имеющий огромный опыт работы в силовых структурах Серж Сарсгян, а развитие - премьер-министр Карен Карапетян, на которого возложена задача привлечения инвестиций в республику.


Здесь стоит напомнить слова президента Армении Сержа Саргсяна из его речи в Нагорном Карабахе перед военными, где он, при всей неопределенности высказанных фраз, можно сказать, обозначил свое будущее место работы.


«Меня постоянно спрашивают, что я буду делать после 2018 года. Я в жизни на самом деле никогда не планировал, где я буду на следующем этапе. Я всегда оказывался там, где был нужен для обеспечения безопасности страны. Я сейчас не знаю, какая политическая структура будет в Армении в 2018 году, но если возглавляемая мною политическая сила победит на предстоящих выборах, то исходя из расклада сил на этот момент, в некоем определенном статусе я буду играть свою роль в деле обеспечения безопасности нашего народа. Не знаю, какой это будет статус, но в каком-нибудь формате я точно буду полезен», - заявил Серж Саргсян 25 марта текущего года.


Парламентские выборы позади, руководимая Сержем Саргсяном правящая Республиканская партия одержала победу. Следующий шаг - это цементирование контроля за силовиками. И именно этой цели служит новый законопроект «Об обороне», представленный в парламент страны республиканцами во главе с Сержем Саргсяном. Положение же будущего премьера, который по Конституции управляет страной, становится весьма шатким, поскольку он лишается влияния на силовые структуры, а значит становится уязвимым в политическом плане.


Метки:

Адрес страницы: http://verelq.am/ru/node/22658