Повторение апрельских событий в Карабахе вполне возможно - Лепехин

Автор: Verelq News
1720

Президент Армении Серж Саргсян 1 марта заявил об аннулировании подписанных в 2009 году протоколов о нормализации армяно-турецких отношений. При этом Саргсян отметил, что даже в этих обстоятельствах, в отличие от Турции, Армения остается в выигрыше. В беседе с корреспондентом EADaily директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин рассказал, как эта ситуация может повлиять на ситуацию в регионе и, в частности, нет ли новой угрозы эскалации в зоне карабахского конфликта.


— Господин Лепехин, как вы оцениваете решение Еревана аннулировать армяно-турецкие протоколы? К чему приведет этот вполне ожидаемый поворот и почему именно сейчас Армения пошла на этот шаг?


— Здесь следует учесть, что инициатива о подписании армяно-турецких протоколов (то есть, добрая воля) исходила от армянской стороны. К сожалению, через год после этой инициативы, в декабре 2009 года Реджеп Тайип Эрдоган отметил, что Анкара не будет ратифицировать протоколы без разрешения карабахского конфликта. Фактически, Турция выставила армянской стороне свои условия, связав двусторонние отношения с интересами третьей стороны. В такой ситуации ратификация протоколов парламентами обеих стран стала невозможной.


При этом армянская сторона ждала изменения позиции Анкары 7 лет — до февраля 2015 года, когда Серж Саргсян отозвал протоколы из повестки парламента. Недавнее аннулирование этих протоколов армянской стороной означает всего лишь приведение формы двусторонних отношений в соответствие с их реальным содержанием и, разумеется, это произошло по вине руководства Турции.


— Ранее Турция высказывала желание стать ближе к ЕАЭС, а, как известно, одним из условий договора Союза являются открытые границы. Каким образом это решение может повлиять на будущее Турции в плане вступления в союз или не вступления в него?


— Желание быть ближе к ЕАЭС не значит обязательно становиться членом этого союза или открывать границы для стран-членов ЕАЭС. Евразийское сотрудничество означает наличие особых отношений тех или иных государств со странами ЕАЭС и его структурами. Такие особые отношения устанавливаются специальными договорами, как это происходит сегодня с такими странами, как Таджикистан, Азербайджан, Вьетнам, Сербия, Иран и т. д. Турция вправе претендовать на особые отношения, уж поскольку она укрепляет торговое и иное экономическое сотрудничество с такими странами-членами ЕАЭС, как Казахстан и Киргизия.


Думаю, что вступление в ЕАЭС Турции в ближайшие годы не грозит, а вот расширение сотрудничества с этим союзом — понятный и перспективный вектор экономического развития этой страны.


— По сути, с самого начала надежды на то, что протоколы приведут к налаживанию дипломатических отношений были крайне малы — Вы и сами отметили, что Турция выдвинула предусловия, в эпицентре которых разрешение карабахского конфликта в соответствии с позицией Баку. Можно ли считать, что в недопущении эскалации вокруг Карабаха одним фактором стало меньше?


— Полагаю, что неподписание турецкой стороной двусторонних протоколов не привело и не приведет к эскалации напряженности между Арменией и Турцией, поскольку ничто не может быть фактором усиления чего-либо. Другое дело, что отказ от этого подписания по сути упущенный шанс на развитие диалога и постепенную нормализацию отношений между названными странами. В этом смысле у Турции сегодня развязаны руки в отношении Армении ровно так, как это было до сентября 2008 года.


— На днях американское разведсообщество в своем докладе предсказало серьезную эскалациию конфликта в Нагорном Карабахе в 2018 году. Кроме этого, после того, как президент Ильхам Алиев назначил внеочередные выборы, прозвучали прогнозы, что таким образом он готовится к войне. Ожидаете ли вы повторения апрельских событий, особенно если учесть, что регион в целом довольно неспокоен?


— Ранее я уже отмечал, что резкие высказывания президента Азербайджана в адрес Еревана месяц назад связаны исключительно с предвыборной риторикой и не означают подготовки руководства этой страны к войне за Нагорный Карабах. Другое дело, что в различных западных структурах немало лиц, заинтересованных в том, чтобы столкнуть Азербайджан с Арменией. Перенос Алиевым президентских выборов с октября с.г. на апрель отчасти поломал планы западных спецслужб по дестабилизации обстановки в Азербайджане и в регионе в целом. Однако различные проамериканские силы, в том числе и в самом Азербайджане стремятся разогнать в Баку протестные настроения, используя, в том числе и националистическую антиармянскую риторику.


Что же касается возможности повторения апрельских событий 2016 года в Карабахе, то это вполне возможно. Но только в том случае, если Госдепу и НАТО удастся либо вновь склонить Эрдогана на свою сторону, либо устранить его. К сожалению, некоторые армянские эксперты видят основную угрозу в Турции, хотя в последнее столетие эта страна являлась инструментом западных сил. Турцию, безусловно, опасаться нужно, ведь она по-прежнему считается одним из главных своих противников Армении и армянства, однако дестабилизация международной обстановки и большая часть локальных конфликтов на самом деле происходят сегодня, в первую очередь, по вине западных олигархий и их спецслужб. Основных провокаций Армении следует ждать сегодня со стороны западных «партнеров».

Печать

Другие новости по теме