Оппозиция на распутье: станет ли борьба за выход Армении из ЕАЭС причиной раскола?

Автор: Verelq News
12355

Для парламентской оппозиции Армении основной политической повесткой грядущего осеннего сезона является инициирование процесса по выходу Армении из Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В частности, оппозиционный блок «Выход», который еще в своей предвыборной программе назвал вступление Армении в ЕАЭС политической ошибкой, планирует с сентября запустить процесс. При этом, по словам депутата от фракции «Выход» Мане Тандилян, для них этот вопрос является первостепенной задачей.

«После заявления о том, что мы запускаем процесс выхода страны из союза, последуют обсуждения внутри блока, о деталях которых мы сообщим общественности. А нынешняя пауза в этом важнейшем вопросе связана лишь с отпускным сезоном, но с началом сентября этот процесс будет первостепенным для нас», — заявила депутат.

Однако, как бы отдельно взятые депутаты, представляющие фракцию «Выход», ни заявляли о необходимости инициирования и реализации данного процесса, в самом блоке не все так гладко.

Одно дело, когда ты проталкиваешь идею, которая безоговорочно принимается и поддерживается соратниками, а другое дело, когда внутри политической ячейки существуют разногласия. Интригу подстегивает один из лидеров блока Никол Пашинян, который пока еще воздерживается от озвучивания четкой позиции по поводу выхода Армении из ЕАЭС. Его соратнику по блоку, депутату Эдмону Марукяну предстоит в первую очередь объяснить общественности, почему их идейная борьба против ЕАЭС (согласно предвыборной программе), наткнулась на такое препятствие.

После апрельской войны в Карабахе в 2016 году на рассмотрение парламента Армении депутатом Хачатуром Кокобеляном был внесен законопроект о выходе страны из ЕАЭС. В парламенте прошлого созыва Никол Пашинян был представителем оппозиционной фракции, однако в статусе одиночки — после внутренних разладов он не поддерживал курс той партии, которая привела его к депутатскому мандату. А Эдмон Марукян и вовсе был независимым депутатом, за которым, согласно армянской прессе, всегда стоял Запад.

В тот период оба депутата, нацелившись на парламентские выборы 2017 года, создали свои партии, а параллельно вели публичную полемику — обвинения летели в обоих направлениях. Тот же Пашинян на вопрос о том, почему они не сотрудничают с Марукяном заявлял, что это невозможно из-за принципиальных разногласий, тем более с партией, которая является «проевропейской, проамериканской». И скоро стало очевидным одно из самых главных принципиальных разногласий между ними: хотя в свое время Пашинян был против вступления Армении в ЕАЭС и проголосовал соответствующе, но он также высказался против проекта своего коллеги по выходу республики из союза. Тогда он свою позицию объяснил фактором Азербайджана — мол, пока Армения в ЕАЭС, дорога для Баку туда закрыта.

И тем не менее, пару месяцев спустя, публично обвиняющие друг друга политики «с принципиальными разногласиями» объединились в блоке «Выход» и в ходе апрельских выборов прошли в парламент. Но как поступит Пашинян сегодня, когда уже в одной упряжке с Марукяном и когда их важнейшей задачей на осенний период называется выход Армении из Евразийского экономического союза?

То, что ЕАЭС застрял, как кость в горле у Запада очевидно. Еще в 2012 году Хиллари Клинтон заявила, что США наблюдают тенденцию к ресоветизации региона. По ее словам, они знают, каковы цели этого процесса, и «стараются найти эффективные способы, как его замедлить или предотвратить». Пару лет спустя Евразийский экономический союз стал реальностью, и хотя в плане экономики он пока еще не может быть полноценным конкурентом экономикам США или Евросоюза (хотя в последнем не все гладко), однако в плане политики ЕАЭС может серьезно насолить Западу — учитывая процессы в том регионе, который охватывает евразийских союзников.

Жесткий политический курс в отношении Ирана, закрытая дверь ЕС и ультиматумы европейских политиков в адрес Турции, возможность выхода Катара на рынок ЕАЭС (в мае 2017 в ходе официального визита в Катар президента Армении на встрече с эмиром было рассмотрено использование транзитных возможностей республики, как выход к странам союза), а также «внезапный» бойкот Катару сразу после визита президента США Дональда Трампа предполагают усиление политического влияния ЕАЭС во главе с Россией. Однако это противоречит всей логике санкционной политики Запада, ведь стратегия заключалась именно в том, чтобы ослабить позиции России. Вот тут, как и выражалась госпожа Клинтон в свое время, пускаются в ход все те «эффективные способы».

Возможно, на фоне принятия факта, что Россия не сломилась под санкциями, а ЕАЭС, наоборот, продолжает расширять сотрудничество с крупными мировыми игроками — Китай, Индия, Иран, др., Запад решил вернуться к любимой стратегии и расшатать спокойствие в костяке союза. Ситуация с инициированием процесса выхода Армении из ЕАЭС сейчас, когда официальная статистика указывает на положительную динамику в экономике страны, смахивает на искусственную повестку. Молчание Пашиняна только подливает масла в огонь, но очевидно, что осенью мы будем наблюдать новый всплеск антироссийских настроений, к которому подключатся также проевропейские и проамериканские НПО Армении.
Пашиняну, безусловно, напомнят, как он критиковал Марукяна за сотрудничество с Западом. Изначально немногие верили в долговечность партнерства этих двоих и, возможно, борьба против будущего в ЕАЭС окажется выходным пособием для одного из них и приведет к расколу в рядах оппозиции в преддверии выборов 2018 года.

Если оглянуться на историю независимой Армении, то невооруженным взглядом можно увидеть, что именно так всегда и происходит, когда страна стоит на пороге важных внутриполитических изменений. А в следующем году завершается срок президентства Сержа Саргсяна, республика переходит на парламентскую модель правления и от того, кто будет премьером после апреля, зависит будущее не только страны, но и многих оппозиционеров.

Подготовила Лия Ходжоян

Печать

Другие новости по теме